«Длинные стены» в системе обороны раннесредневекового Азербайджана


Г.Нагиев

Особое географическое положение Азербайджана, исторические реалии, связанные с опустошительными набегами с Севера, требовали тщательного укрепления этой части границы. Опасность разрушительных вторжений и стремление защититься от грабителей способствовали появлению целого ряда грандиозных фортификационных сооружений на севере-востоке страны.

Так называемые «Длинные стены», вместе с мощными оборонительными сооружениями городов и отдельно стоящими крепостями и башнями внутри страны, составляли единую систему обороны территории Азербайджана. В данной рабо- те рассматриваются оборонительные сооружения раннесредневекового Азербайджана (IV–VII вв.), в том числе Кавказской Албании – одной из древнейших стран на территории Азербайджана.

Джалганский хребет Большого Кавказа заканчивался примерно в трех километрах от берега Каспия,образуя на побережье узкий равнинный проход, который в письменных источниках получил разные названия: «Каспийские ворота», «Хазарские ворота», «Албанские ворота», «Гуннские проходы», «Врата Кавказа», «Дербентские ворота» и др.

В древние и средние века этот проход имел важное военно-стратегическое значение, и за овладение им постоянно боролись великие державы Передней Азии. На укрепление этого прохода тратили огромные средства не только Сасанидский Иран, но нередко и соперничавшая с ним Византийская империя.

На основании археологических исследований и письменных источников можно говорить о следующих «Длинных стенах» (от отрогов Кавказских гор до Каспийского моря и пересекавших прибрежную низменную полосу):

– Бешбармагская стена к северу от Апшеронского полуострова;

– Гильгильчайская (Шабранская) в 23 км к северу от реки Самура неподалеку от городища Торпаг гала (древний город Чога);

– Горная стена (Даг бары) – по горам в западном направлении, начиная от западного угла цитадели Дербента;

–  остатки стен обнаруженные к северу от Дербента.

Роль этих «Длинных стен» в контексте стратегической и военно-политическая значимости обороны Закавказья и всего средневекового Востока не подлежит сомнению. Эти мощные стены сравнивались с такими крупными оборонительными сооружениями мира, как римский лимес от Рейна до Дуная, византийские стены на Балканском и Крымском полуостровах, китайские стены, Змиевы валы Среднего Поднепровья, Траяновы валы в Молдавии и Украине, Шотландская стена (вал Адриана) и другие.

Бешбармагская стена стояла от Каспийского моря на расстоянии около 1,75 км и тянулась до его старого берега, перекрывая проход вдоль побережья. Были обнаружены остатки двух глиняных параллельных стен от этого мощного фортификационного сооружения, расположенные на расстоянии 220–240 м друг от друга, высотой до 2,5–3 м. Кроме сырцового кирпича здесь широко использовался камень в виде небольших блоков, ряды которых выравнивались обожженным кирпичом. Стены соединялись двумя поперечными стенами.

Название Бешбармаг сохранилось за горой, находящейся на отрогах Главного Кавказского хребта, где они ближе всего находятся к Каспийскому морю. Арабские авторы Балазури, Йакуби, Ибн Хордад-бех эту гору отождествляли с библейской «скалой Моисея».

Гильгильчайская/Шабранская «Длинная стена» наиболее грандиозное региональное фортификационное сооружение обнаруженное в северо-восточном Азербайджане (территория Девечинского и Губинского районов). Стена брала начало от Каспийского моря, пересекая всю низменную часть юго-восточного склона Большого Кавказа и завершалась на подошве Бабадага.

Стена имела внутренний коридор и была укреплена малоразмерными и крупными башнями (всего башен насчитывалось 285). Расстояние между башнями зависело от их размеров: между малоразмерными башнями оно составляло около 30–35 м, а между крупными – 50–70 м и более. Вероятно, первоначальная высота стены была 8–9 м, изменяясь в зависимости от рельефа местно- сти. На определенных расстояниях друг от друга были возведены форты четырехугольной формы.

Стена была построена из сырцового кирпича на глинобитном основании (смесь глины с мелко сеченым хворостом, соломой или камнями). Часть стены (до башни на скале у Чираггалы) была сложена из камня. Толщина стены была 8 м. Стена завершалась в горах большой и сильно укрепленной прямоугольной в плане крепостью Чыраггала.

Кроме северо-восточной части, которая защищалась обрывом (отвес скалы), Чыраггала была обнесена стенами толщиной от 2 до 2,5 м в зависимости от уязвимости стороны. Вдоль стен крепости размещались полукруглые башни площадью 6–8 м², диаметром от 3,2 до 5,5 м. На юго-восточной стене башни располагались ближе (на дистанции 15 м), чем на западной, что говорит о большем стратегическом значении перво- го участка обороны.

Из 13 башен только главная, круглая башня, расположенная на высшей точке скалы, имела вход, все остальные башни глухие. Вероятно, боеприпасы были сосредоточены на верхней части башен, откуда защитники крепости вели бой. Можно предположить, что защитники крепости вели бой именно отсюда.

Что касается Дербента, то оборонительный комплекс города состоял из цитадели (Нарынгала) на вершине высокого холма, северной и южной стен, тянущихся параллельно друг другу от Нарынгалы до Каспийского моря (здесь стены уходили в море на расстояние до 500 метров) и Горной стены (Даг бары).

Почти все средневековые источники связывают возведение крепостных сооружений Дербента со строительной деятельностью сасанидских царей, в основном с Ануширваном I (531–579 гг.). Широкие археологические раскопки показали, что в Дербенте было два крупных этапа сасанидского строительства: сырцовое и каменное.

Еще в 1932 г. Б.Н.Засыпкин у внутренней грани северной стены города обнаружил глиняный вал – остатки сырцовой стены более раннего сасанидского укрепления. По мнению М.Н.Артамонова, эта стена могла быть возведена в правление Ездигерда II (438–457 гг.) 8. По данным К.В.Тревер, она была построена Кавадом I (488– 531 гг.). Систематическое изучение сырцовой фортификации показало, что хронологически она полностью совпадает с северной каменной стеной города и цитаделью.

На основе керамических материалов, обнаруженных на сырцовой кладке, А.А.Кудрявцев относит возникновение сырцовых стен города к середине V в. Сырцовая фортификация представляла собой мощную стену шириной 8 м, сложенную из сырцового кирпича крупного размера, на глинобитной платформе, имеющей наружный каменный цоколь. На втором этапе строительства крепостных сооружений Дербента в сасанидский период сырцовая фортификация (цитадель, южная и северная стены) была заменена на каменную.

Горная стена (Дагбары) являлась продолжением стен Дербента. Оборонительные сооружения представляли собой непрерывную систему укреплений, состоявшую из прямоугольных фортов с полукруглыми угловыми башнями, полуфортов, стен с башнями, валов и рвов, и включавшую в себя неприступные естественные куртины.

Прямоугольные в плане башни (глухие, полые) выступали в одну или обе стороны от Горной стены. Конструкция Горной стены идентична конструкции городских стен Дербента. О Горной стене много написано в работах Е.А.Пахомова, С.О.Хан-Магомедова, А.А.Кудрявцева и др. Горная стена составляла часть Дербентского оборонительного комплекса, играла передовую роль в обороне региона, защищала его от нападения с Севера.

Об упомянутых «Длинных стенах» в письменных источниках имеются разноречивые сообщения. Бешбармагская стена у Анания Ширакаци называется «Хосрвем», что буквально означает «Хурсанская скала».

Арабский историк Масуди (X в.) пишет об этих стенах: «Имеется много известий об ал Бабе и об удивительных сооружениях, которые Кубад ибн Фаруз… воздвиг в месте, называемом Маскат, и которые представляют собой город, построенный из камня; о стенах, которые он построил в Ширване, известных как Сур ат-тин («стена из глины»); о каменной стене, известной как Бармаки, и том, что прилегали к области Бардаa…».

Наиболее сложным и спорным является вопрос о времени возникновения «Длинных стен» и последовательности их строитель- ства. По мнению Е.А.Пахомова, стены были построены в VI в. (обломки обожженных кирпичей и посуды, обнаруженные на остатках вала от моря до гор датируются Пахомовым III–VII вв.) и отражают этапы продвижения Сасанидов на Восточном Кавказе.

Согласно разработанной им схеме, первой была возведена Бешбармагская стена, затем Дербентское оборонительное сооружение. Исследователи К.В.Тревер и А.Алиев предполагали, что стены относятся ко времени Ездигерда II (438– 457 гг.) и, возможно, их строительство завершилось при Перозе (459–484 гг.) 19.

Учитывая, что сасаниды двигались на север по мере захвата территории Албании, они возводили эти стены, начиная с южного участка – Бешбармагской стены. Каждая последующая оборонительная стена уменьшала военное значение предыдущей 20. На основе археологических материалов и письменных данных А.Алиев датировал время постройки второй половиной V в.

Раскопки в Дербенте, в ходе которых были выявлены первые сырцовые крепостные стены, дали А.А.Кудрявцеву возможность высказать новые предположения о времени и последовательности построения «Длинных стен». Исследователь обращает внимание на сходство строительного материала и конструктивных особенностей Бешбармагских и Гильгильчайских стен (комбинация кирпича-сырца с камнем и использование обожженных кирпичей) и на их отличие от сплошной сырцовой стены Дербента.

Эти данные и анализ письменных источников позволили А.А.Кудрявцеву говорить о том, что указанные «Длинные стены» построены во время двух крупных сасанидских продвижений на Кавказ, в результате которых в середине V в. была возведена сначала первая «Длинная стена» – сырцовая стена Дербента, позже, в VI в. – Бешбармагская и Гильгильчайская стены, и наконец, Дербентский каменный оборонительный комплекс (цитадель, стены города Дербента и Горная стена (Даг бары)).

Известно, что в письменных источниках говорится о широкой строительной деятельности Кавада I (Кобад, Кубад, 488–531 гг.), который в связи с проникновением савиров укрепил «города Байлакан, Партав и другие».

Арабский историк Балазури отмечает, что «царь Кавад отправил против них (хазар) 20 тыс. воинов, а вслед за ними выступил и сам, и построил преграду из необожженного кирпича между Ширваном и Арраном».

Такое же сообщение имеется у Йакута Хамави, где говорится, что царь Кубад воздвиг преграду (стену) из сырцового крипича между Ширваном и Арраном и вдоль этой преграды заложил 360 городов. И уже упоминались сообщения автора X в. Масуди о стене, известной как Бармаки, построенной Кавадом в Ширване.

Уже в конце IV – начале V в. сасаниды полностью овладели Албанией. Дербентский проход в это время стал границей между албанами и кочевниками. Поэтому построение первых Дербентских укреплений в середине V в. не вызывает сомнений, тем более что это уже доказано археологическими материалами. Однако, по свидетельству источников, сасаниды в связи с политическими событиями V в. отступали от Дербентских укреплений, которыми овладели гунны.

А.А.Кудрявцев считает, что лишь в правление Кавада I, когда положение внутри страны и на границах несколько стабилизировались, сасаниды отвоевали захваченные в конце V в. земли и возвели Бармакские и Гильгильчайские «Длинные стены».

Интересные сведения имеются в албанских источниках, где упоминается название «Стена гуннов». Это название мы встречаем и у М.Каланкатуйского, Лазаря Прабского. Лазарь Прабский (V в.) указывает на эту стену, как на находившуюся между владениями албанов и гуннов.

Развалины Гильгильчайской (Шабранской) стены в зоне Чыраг гала среди населения были известны под названием hunbarı (Гунбары – «Стена гуннов»). Этот топоним зафиксирован в русском источнике XIX в. в форме Алгун-бару.

Если отождествлять Гильгильчайскую стену с «Пахок ханов» (hunbarı), то можно предположить, что граница между албанами и гуннами в V в. уже существовала и ею служила какое-то время эта стена. Таким образом, можно предположить, что она была построена в первые годы правления Кавада I, то есть в конце V в., а не в VI в. Можно допустить, что Бешбармагская и Гильгильчайская стены были построены в связи с обострением внутриполитической ситуации, то есть, когда восставшие албаны объединились с гуннами против сасанидов.

Оборонительные стены играли большую роль в обороне городов и населенных пунктов, расположенных недалеко от них. От Гильгильчайской стены по побережью на север встречались остатки и следы древних городищ, вероятно, сасанидского времени.

Еще А. Бакиханов писал, что на левом берегу Гильгильчая видны остатки стены и ворот древнего города. Это городище под названием Шер- гях находилось в 114 км влево от магистральной дороги Баку – Девечи. Такими городами были и городища Алиханлы (V–VII вв.) на севере-востоке Гильгильчайской стены и Галайери (IV–VIII вв.) на правой стороне Шабранчайа, которые, как показали разведочные раскопки, тоже были укреплены стенами и башнями.

«Длинные стены» создавали тактическое превосходство, мешали врагам осуществить внезапное нападение. К строительству этих грандиозных фортификационных сооружений была привлечена масса местного населения.

Кроме того, необходимо отметить, что «Длинные стены» были слабыми в стратегическом отношении: силы защитников были рассредоточены по всей линии стен (30– 40 км). Это создавало опасность прорыва стены в одном месте, что сразу разрушало всю систему обороны.

По материалам альманаха “Вопросы истории фортификации”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.