Как это было: история бакинской воскресной школы (1893—1913 гг.)


По материалам Н.Таирзаде

С развитием капитализма в Роcсии железнодорожный и морской транспорт, связь, многочисленные промышленные предприятия, оснащенные машинным оборудованием, с каждым днем все острее ощущали недостаток в рабочих, умеющих обращаться с новой техникой. Трудности с ее освоением тормозили развитие промышленности, усугубляли отсталость и порождали зависимость от экономически развитых стран.

В быстро растущий промышленный город, каким стал Баку уже в конце XIX в., в поисках заработка стекались крестьянские массы из черноземных губерний России, из Поволжья, Дагестана и соседних областей Закавказья, из южного Азербайджана. Эта неоднородная по национальному, религиозному, возрастному составу масса устремлялась на нефтяные промыслы, фабрики и заводы.

И если предприниматели были заинтересованы в грамотных, квалифицированных рабочих в целях увеличения доходности своих предприятий, то сами рабочие не могли не стремиться к грамоте, открывавшей им путь к приобретению знаний, которые определяли квалификацию и вероятность улучшения условий жизни.

Царское правительство, несмотря на отрицательное отношение к просвещению широких масс трудящихся, должно было считаться с требованием времени.

Министерство народного просвещения высказалось за открытие воскресных школ и разрешило занимать свободные помещения учебных заведений своего ведомства. Воскресные школы, приравненные к городским приходским училищам, попадали в ведение местных органов народного просвещения.

Расходы по содержанию воскресных школ, исключая помещения, возлагались на учредителей. Таким образом, Министерство народного просвещения лишь допускало воскресные школы, устанавливало учебный и административный надзор, решительно уклоняясь от всякой материальной поддержки.

Открытие первой в Азербайджане воскресной школы состоялось 29 апреля 1862 г. в Баку. Школа отличалась от большого количества обычных воскресных школ узко религиозным характером обучения. Первый же сигнал о нарушении рамок преподавании в одной из петербургских воскресных школ, вызвал распоряжение царя от 30 июня 1862 г. о закрытии всех воскресных школ впредь до их преобразования. Закрыта была в мае 1863 г. и бакинская воскресная школа, несмотря на ее абсолютную лояльность.

В последующее время в России шла нелегкая борьба передовой общественности за право воскресных школ на существование.

Несмотря на отровенное нежелание правительства содействовать просвещению народных масс, в силу закономерностей социально-экономического развития страны воскресные школы вновь стали возникать с 80-х годов.

Вопрос о необходимости открытия в Баку воскресной школы возбуждался в местной печати с середины 80-х годов. При этом выражалась уверенность, что масса оказавшихся вне школы русских детей и неграмотных взрослых, в том числе аместных жителей, не владевших русской грамотой, охотно бы обучалась в воскресной школе или на вечерних курсах, организация которых не требовала больших расходов.

Инициатором организации бакинской мужской воскресной школы был директор реального училища Е.Каменский. В 1891 г. за дело взялась начальница бакинской женской гимназии М.Латкина. В апреле 1893 г. было получено разрешение на открытие в Баку воскресной школы. 3 октября 1893 г. состоялось публичное открытие школы. Приветствуя открытие мужской воскресной школы, газета «Каспий» отмечала, что она первая в городе при 20-тысячном рабочем населении.

В начале бакинская воскресная школа подчинялась духовному ведомству. Через год после своей организации школа перешла в систему Министерства народного просвещения. Протест передовой общественности против подчинения воскресных школ духовному ведомству в конце концов привел к отмене этого циркуляра. В дальнейшем, бакинская мужская воскресная школа оказалась в подчинении Бакинско-Дагестанской дирекции народных училищ. В административно-финансовом отношении она находилась в ведении городской управы.

Городские власти позволили воскресной школе проводить занятия в здании Михайловского училища.

Преподаватели в школе, как и во всех почти воскресных школах России, работали безвозмездно. Располагая бесплатным помещением и бескорыстными работниками, бакинская воскресная школа тем не менее нуждалась еще в средствах для комплектования своей библиотеки, приобретения учебных пособии, классных и канцелярских принадлежностей, для поддержания чистоты, на печатание объявлений в газетах, афиш и листовок («летучек») об условиях приема и обучения. Афиши печатались на русском и азербайджанском языках.

Чем больше учащихся проходило через воскресную школу, тем труднее было довольствоваться пособием городского управления, ибо значительная часть средств расходовалась на пополнение библиотеки, приобретение наглядных пособий, а также учебных принадлежностей и книг, раздававшихся учащимся.

Воскресная школа уже в первый год испытала недостаток в деньгах, помещении и преподавателях. Не полагаясь на зыбкий источник частных пожертвований и не укладываясь в сумму, выдаваемую городом, руководители воскресной школы устраивали, каждый раз с разрешения городских властей, спектакли, литературно-музыкальные вечера (иногда с участием местных актеров и гастролеров), сбор с которых, за вычетом расходов, шел в пользу школы.

Временами воскресная школа оказывалась в безвыходном положении. В поисках денежных средств воскресники в 1911 г. обращались за пособием к богатейшей организации бакинской буржуазии – Совету Съезда нефтепромышленников, но получили твердый отказ.

В организации воскресной школы и в ее повседневной работе принимали участие люди разных взглядов, но одинаково в большинстве своем убежденные в необходимости просвещения рабочих и вообще трудящихся, в силу неблагоприятных социальных условий, не получивших никакого образования.

Достаточно сказать, что в бакинской мужской воскресной школе в 1895 г. работали А.Терентьев и И.Теннер, в прошлом активные участники студенческих волнений. В разные годы здесь трудились и большевики. Да и заведующая школой М.Латкина, приехавшая в Баку в 1892 г., находилась под негласным наблюдением местного жандармского управления. Среди учащихся бакинской мужской гимназии, работавших в воскресной школе, были участники революционных выступлений, члены подпольных кружков, издававшие в 1907— 1909 гг. нелегальные ученические журналы.

В бакинской мужской воскресной школе в первое время работали преимущественно педагоги бакинских школ, в частности, Мариниской женской гимназии; Михайловского городского училища во главе со своими заведующими, а затем все шире стали привлекаться учащиеся выпускных классов средних учебных заведений. Если в год открытия воскресной школы среди преподавателей были всего две гимназистки, то в 1898/99 учебном году они составляли две трети всего педагогического персонала. И 10 лет спустя ученицы женских средних школ составляли большинство педагогов школы. Реже принимали участие в работе воскресной школы служащие различных профессий.

По национальному составу персонал преподавателей складывался в основном из русских и армян. В документах встречались и имена учителей-азербайджанцев, в частности, учеников бакинского реального училища Сурхая Адигезалбекова, Мамеда Алиева, окончившего гимназию Мамеда Джафарова, учителя Алекпера Ахундова и др.

В деле обучения учащихся-азербайджанцев наиболее эффективной могла бы стать помощь преподавателей «русско-татарских» школ, среди которых было немало выдающихся просветителей. Но воскресенье считалось у них рабочим днем и в результате они оказались вне круга деятельности воскресников. Следует учесть и то, что многие из них преподавали на вечерних курсах и в пятничной школе, открытых для взрослого азербайджанского населения города.

Воскресная школа встретила серьезные трудности при комплектовании учителей. Нередко одной учительнице приходилось вести занятия с несколькими группами (иногда при участии молодых помощниц). Из-за нехватки преподавателей приходилось порой прибегать к услугам лиц, далеких от дела обучения, но располагавших свободным временем. Недостаточная профессиональная подготовка работников воскресной школы сказывалась на процессе обучения. Руководство школы широко прибегало к обмену опытом внутри педагогического коллектива. Для учителей выписывались книги, педагогические и общеобразовательные журналы.

В 1909 г. педагогический совет постановил внимательнее относиться к подбору учителей и привлекать к работе лишь лиц с учительским званием или же учащихся педагогических классов женских и выпускных классов мужских средних учебных заведений, а также студентов и курсисток высших женских курсов.

Всю тяжесть работы в школе несли на себе преподаватели, совмещавшие ее со службой в одном из учебных заведений Баку. Рабочий день учителей вообще был сильно уплотнен. Низкое жалование при растущей с каждым город квартирной плате и дороговизне на предметы первой необходимости вынуждало учителей брать дополнительную нагрузку в виде частных уроков. Невзирая на перегруженность в школе и дома, находились все-таки учителя, готовые отказаться от побочного заработка и отдать свой единственный свободный день в неделю воскресной школе.

Постановка обучения и воспитания во многом зависела от личности преподавателя, его педагогической квалификации. В воскресную школу шли трудиться в основном энтузиасты. Зачастую энтузиазм компенсировал неопытность. Среди воскресников были люди действительно преданные делу, которые работали со взрослыми не один год.

Непостоянство штата учителей, серьезно затрудняло работу школы, тормозило процесс обучения. Сильная текучесть педагогического персонала была обусловлена разными причинами: одни не выдерживали трудностей, другие, учащиеся, не всегда могли сочетать работу с учебой, особенно перед выпускными экзаменами, третьи оказывались людьми случайными.

Работа сотрудников воскресной школы слагалась из учебно-воспитательной и хозяйственной деятельности. Преподаватели объединялись в педагогической совет. Бакинская воскресная школа стремилась применить в своей практической деятельности опыт родственных ей учреждений других городов страны. На заседаниях педагогического персонала заслушивались рефераты учителей по статьям, опубликованным в педагогических журналах, знакомились с разделом хроники воскресных школ из журнала «Русская школа». Педагогический совет время от времени публиковал отчеты о деятельности школы за отдельные годы.

С 1906 г. мужская воскресная школа открыла двери и для женщин. «Правилами об уроках и курсах для взрослых» 20 марта 1907 г. было разрешено совместное обучение мужчин и женщин.

Контингент учащихся воскресной школы отличался пестротой в возрастном, национальном и профессиональном отношениях. Наплыв слушателей при открытии школы превзошел самые оптимистические ожидания. Этому способствовали, и в дальнейшем, как объявления в местных газетах, афиши и листовки, распространявшиеся заблаговременно в местах большого скопления рабочих – на фабриках, заводах, в мастерских, в рабочих районах, так и, конечно, сама идея обучения – бесплатного, приспособленного по времени к условиям труда рабочих.

При выборе помещения руководство школы остановило выбор на Михайловском городском трехклассном училище, расположенном в торговой части города, вблизи железнодорожного вокзала, порта, сравнительно недалеко от заводского района. Прием слушателей начинался с первых чисел сентября и продолжался в течение всего учебного года до мая. В первые 2 года существования воскресной школы никаких ограничений в приеме учащихся не устанавливалось.

Очень скоро сделалось очевидным, что школа не в состоянии вместить всех желающих учиться. В 1895 г. пришлось объявить o прекращении приема из-за тесноты помещения. В 1896 г. за 3 воскресенья на 258 мест было зарегистрировано 313 желающих учиться, 40 из них было отказано за недостатком мест. В 1900 г., как отмечалось в местной прессе, потребность в воскресной школе удесятерилась.

Если на первых порах ограничения в приеме вызывались теснотой помещения, то в последующие годы возникло другое, более серьезное затруднение – недостаток преподавателей. При поступлении в воскресную школу будущие слушатели подвергались проверке, а затем по возрасту, степени грамотности разделялись на группы.

Необходимость заниматься особо с учащимися, совсем не владевшими русским языком, азербайджанцами и армянами, обуславливала многочисленность групп. Число групп в разные годы колебалось от 15 до 32, в зависимости от количества принятых учащихся и наличия преподавателей. Иногда преподаватели одновременно занимались с тремя группами. Занятия в школе проводились каждое воскресенье, с сентября по май, исключая дни больших праздников (Пасха, Рождество и др.).

Число слушателей обычно возрастало с сентября и достигало максимума к новому году, после чего наблюдался спад. На посещении сказывалось, несомненно, похолодание, которое для плохо одетых и далеко живущих рабочих было весьма ощутимым. С февраля, перед установлением навигации на Каспии, ряды учащихся начинали редеть. Часть слушателей, занятая срочной работой на пристанях, в доках, механических мастерских, поневоле пропускала занятия. С наступлением же навигации разъезжались по родным местам сезонные рабочие, дома их ждали сельскохозяйственные работы.

Неаккуратное посещение часто обуславливалось сверхсрочными работами по требованию хозяев. Боязнь лишиться работы, особенно в годы промышленных кризисов, вынуждала работающих служащих выполнять работу и в воскресные дни. По наблюдениям учителей. неуважительные пропуски составляли редкое исключение. Среди слушателей школы были и рабочие, приходившие на занятия за 18 верст, из Балаханов.

Учащиеся с большой охотой посещали занятия. Они приходили в школу задолго до начала урока, прозанимавшись целый день без обеда и отдыха, не считая перемен, расходились по домам лишь поздним вечером. За 20 лет занятия в бакинской воскресной школе прерывались лишь в феврале и сентябре 1905 г. во время межнациональной резни в Баку.

В воскресную школу слушателей притягивал прежде всего образовательный интерес. Не последнюю роль играло внимательное, доброжелательное отношение преподавателей, отдававших бескорыстно свое время и труд.

Рассчитанная на взрослых рабочих, воскресная школа привлекала большое число детей и подростков, которым не довелось учиться в начальной школе из-за необходимости трудиться или помогать взрослым по дому, а также вследствие перегруженности городских школ. Сотрудники школы не устояли перед их настойчивыми просьбами.

В афишах, расклеенных по городу в 1893 г., предупреждалось, чти дети моложе 10 лет приниматься не будут. С 1911 г. был установлен более строгий возрастной ценз – 14 лет. В начале учебного года комплектовали отдельные детские группы. В составе слушателей преобладала молодежь до 20 лет, в основном 15—20-летние. Далее по численности следовали 12—15-летние подростки. При открытии школы в числе  слушателей были 7-9-летние мальчики, а один 8-летний мальчик посещал воскресную школу одновременно со своим отцом.

Немногочисленны были слушатели самого старшего возраста – более 40 лет, обычно обремененные семьей нередко плохого здоровья, которым трудно было расчитывать на профессиональную перестройку в будущем. Возрастной разнобой, как и неодинаковая степень подготовленности учащихся вынуждали строить занятия по индивидуальной системе. Занятия с группой в 5—15 человек считались обычными.

За первые 10 лет через воскресную школу прошли 4 тыс. человек, а за 20 лет—1,184,580. Большую часть принятых из года в год составляли новички, но имелись, и лица, 6-7 лет подряд посещавшие занятия в непреодолимом стремлении расширить свое образование.

Своеобразие бакинской воскресной школы заключалось в многонациональном составе как преподавателей, так и учащихся, что вытекало из особенностей состава населения Баку.

Важным последствием обучения в воскресной школе представителей разных национальностей являлось интернациональное сплочение учащихся, то, что заведующая школой Ф.Никифорова определила как «духовное единение». Не случайно, что в начале 1906 г., когда еще свежи были в памяти бакинцев ужасы межнациональных конфликтов, заведующая воскресной школой, прося городскую управу об ускорений выдачи установленного пособия, подчеркивала важное значения, какое «может иметь воскресная школа в деле умиротворения населения».

Работа с нерусскими учащимися сопряжена была с серьезными трудностями, тем более, что среди преподавателей в первые годы не было лиц, сколько-нибудь знавших азербайджанский язык.

В дальнейшем руководство воскресной школы стремилось в группы с неграмотными нерусскими учащимися назначать преподавателей той же национальности или же понимающих язык аудитории. Преподаватели прибегали на занятиях к помощи учащихся – азербайджанцев и армян, более или менее владевших русским языком.

Что касается состава учащихся, то туда входили ремесленники, лавочники, приказчики, торговцы, слесари, токари, кузнецы, машинисты. Выделялась категория чернорабочих, кстати, самая малочисленная в составе слушателей. Эта наиболее эксплуатируемая, низкооплачиваемая часть рабочих с трудом могла найти время для обучения.

В составе учащихся воскресных школ были и дети. Если в начальный период существования школы в ней занималось немало детей до 12-летнего возраста, то позже, с повышением возрастного ценза, стали преобладать подростки 12—15 лет – в значительной степени за счет учащихся Михайловского городского училища, которые охотно занимались по воскресеньям черчением, а также алгеброй и немецким языком.

Что касается содержания обучения, то программа воскресной школы с годами претерпела ряд изменений. В начале жесткие рамки программы допускали лишь преодавание закона божия, русского языка и арифметики. С переходом в ведение дирекции народных училищ воскресная школа придерживалась программы двухклассного начального училища, которая, как вскоре выяснилось, не могла удовлетворить грамотных рабочих, которых интересовали естественные и точные науки, общественно-экономические и политические знания.

Руководство воскресной школы обязано было соблюдать предписания вышестоящих инстанций и укладываться в определенные законом рамки. Однако сотрудники школы, учитывая запросы слушателей и не допуская нарушения формальностей, никогда не ослабляли своих усилий по расширению программы.

В 1896 г. заведующая воскресной школой М.Латкина возбудила ходатайство об открытии при школе повторительных курсов, с правом вести беседы по истории, географии, физике, химии, зоологии, ботанике в праздничные и будние дни по вечерам силами своих преподавателей. Но попытка расширить дозволенными путями программу не удалась.

В начальный период обучение строилось на индивидуальной системе, которая не позволяла придерживаться строго регламентированной программы, как это практиковалось во всех начальных училищах. Отсутствие четкости в объекте преподавания, большая зависимость его от степени восприятия слушателей усугубляли трудность работы в воскресной школе и приводили нередко к уходу преподавателей.

Деятели воскресных школ, поддерживаемые передовой общественностью России, вели борьбу за расширение программы, навязанной Министерством народного просвещения.

Правительство, допускавшее элементарное обучение взрослых, упорно не желало считаться с растущими потребностями рабочих, боялось вооружения их знаниями. Но под натиском растущего движения, он вынуждено было идти на некоторые уступки.

Правилами от 20 марта 1907 г. Министерство просвещения допустило увеличение объема программы курсов для взрослых до уровня программы городских училищ. Только с введением в 1914 г. правил о частных учебных заведениях, воскресные школы могли быть отнесены к учебным заведениям 2-го разряда, программа которых не должна была превышать программы средних училищ.

В 1907/08 году в программу воскресной школы кроме русского языка и арифметики входили история России, география (всеобщая и России), естествознание, геометрия, алгебра, азербайджанский, армянский и иностранные языки. В отдельные годы велись занятия и по рисованию.

С 1911/12 учебного года были введены регулярные занятия по техническому черчению. На уроках черчения производили съемку с натуры, копировку, фотографирование чертежей. Многим рабочим, механикам, слесарям, столярам эти занятия оказывали неоценимую пользу. Они научались читать чертежи, составленные на производстве инженерами, тем самым успешнее выполнять работу.

С расширением программы читались лекции по отдельным отраслям знаний. С 1910 г. были введены занятия и по ботанике, зоологии, анатомии, физиологии, причем с опытами, к большому удовлетворению слушателей старших групп. С 1911 г. вводилась и химия. В 1912 г. читались циклы лекций по истории, литературе и истории культуры.

В 1911/12 учебном году в старших классах один час уделялся беседам по гигиене. Они являлись средством санитарного просвещения и были призваны привить гигиенические навыки, способствовать предупреждению болезней, во многом распространенных среди трудящихся, особенно в а мысловых и заводском районах Баку, лишенных питьевой воды, минимальных жизненных удобств.

Воскресные школы продолжали оставаться под неусыпным надзором учебного и духовного ведомств, не допускавших никаких отклонений от узких рамок, установленных законодательными и административными актами.

Ограниченность программы, естественно, определяла и характер учебных пособий.   Книги начальных школ были рассчитаны на детей. Деятели воскресных школ крупных центров России очень скоро признали необходимость создания специальных учебных пособий для взрослых.

В бакинской воскресной школе на первых порах придерживались классного метода преподавания, но уже к 1895 г. утвердился предметный метод, хотя преимущества первого в смысле последовательного развития учащихся и установления более тесного контакта между ними и учителями очевидны. Основная причина предпочтения предметной системы заключалась в недостатке преподавателей, могущих уделить воскресной школе полный учебный день.

С введением предметного преподавания слушатели распределялись по степени подготовки как по русскому языку так и по арифметике на 6 групп. В зависимости от численности той или иной группы вводились параллели.

Наибольший успех достигался в группе безграмотных. Обычно к концу первого учебного года неграмотные слушатели овладевали чтением и письмом, первыми арифметическими действиями. Через 2 года они могли пересказывать прочитанное, писать небольшие диктанты, а еще через год – писать сложные диктанты без грубых ошибок, рассказывать, производить действия над квадратными и кубическими мерами.

Разумеется, русские учащиеся достигали успехов быстрее азербайджанцев и армян, которым приходилось преодолевать трудный языковый барьер. Однако и среди слушателей-азербайджанцев нередко встречались очень способные молодые люди. Некоторые из них добивались значительных успехов в первый же год занятий. Успехи в учебе были возможны как благодаря упорству и терпению учителей, так и серьезному отношению к занятиям слушателей, взрослых и детей. Только за первые 10 лет через мужскую воскресную школу прошла тысяча совершенно неграмотных слушателей.

Большой процент учащихся, не владевших русским языком, побудил руководителей воскресной школы скомплектовать несколько групп с одинаковым национальным составом с соответствующим подбором преподавателей.

По мере перехода из младших групп в старшие усложнялись занятия, расширялся круг учебных пособий. В старших занималась наиболее упорная, любознательная часть слушателей, по нескольку лет посещавшая воскресную школу.

При ограниченном количестве занятий, в среднем 35 дней в году, преподаватели придавали большое значение домашним работам как средству ускорения обучения. Задавались письменные работы на темы, которые затрагивали личную судьбу слушателей, их положение, их надежды и чаяния: «Моя биография», «Мое детство», «Мой день», «Нравится ли мне моя работа или нет и почему?», «Кем бы я хотел быть и что бы я тогда делал?».

Серьезный характер занятий в воскресной школе, особенно в старших группах, стремление преподавателей научить своих слушателей самостоятельно мыслить, расширить не только общий, но и политический их кругозор, были очевидны. В этом отношении бакинская воскресная школа шагала в ногу с лучшими в стране школами для рабочих.

Вопросы, волновавшие слушателей-рабочих, естественно, становились предметом обсуждения как на занятиях, так и после иих. Не случайно воскресники расходились поздно вечером.

При издании отчетов о деятельности воскресной школы ее руководство не только не скрывало демократической направленности занятий, но и популяризировало ее как среди будущих учащихся, так и среди местной интеллигенции, от которой вправе было ожидать прямого участия в работе или материальной поддержки. Благодаря публикации отчетов и других материалов опыт работы бакинской воскресной школы становился и достоянием всех деятелей воскресных школ в России.

Одним из важнейших участков работы в воскресной школе считалась библиотека. При узости программы и малом числе занятий, библиотека являлась важным подспорьем для внеклассного чтения вообще и для распространения среди слушателей тех знаний, идей, которые преподаватели считали желательными или необходимыми.

Педагогический совет уделял комплектованию библиотеки серьезное внимание, выделяя для этого все возможное из более чем скромного бюджета школы. На ее пополнение шла также значительная часть средств, собранных на вечерах. Библиотечные расходы сводились в основном к приобретению и переплетению книг.

Библиотека состояла из учебников, книг «духовно-нравственного» содержания (в соответствии с задачами религиозного воспитания, которые неукоснительно требовалось выполнять во всех школах), литературы по истории, географии, естествознанию, медицине и беллетристики, отбору которой уделялось особое внимание. Приобретались в первую очередь учебные книги.

Недостаток средств и циркуляры Министерства народного просвещения стесняли рост библиотеки. Комплектовалась она в соответствии с каталогами книг, допущенных министерством для начальных школ. Преподаватели выбирали те из них, которые рациональнее могли быть использованы на занятиях, отвечали задачам обучения взрослых. При этом учитывался возросший (особенно после 1905 г.) интерес слушателей-рабочих к процессам общественной жизни и правовым нормам.

В 1911/12 учебном году в библиотеку было записано 889 человек. Слушатели, научившиеся более или менее свободно читать, не только сами прочитывали рекомендованную книгу, но и знакомили с ней членов семьи, соседей, друзей. Так библиотека становилась источником распространения культуры среди рабочего населения города и даже его промыслово—заводского района.

Библиотека не справлялась с растущими требованиями своих читателей и случалось нередко, что отказывала им в просимых книгах. Приобретались также книги современных азербайджанских педагогов и писателей из числа тех, которые употреблялись в бакинских «русско-татарских» школах. Слушатели-азербайджанцы пользовались также читальней Н.Нариманова, открытой весной 1894 г.

Сотрудники воскресной школы придавали большое значение приобретению учебно-вспомогательных пособий. В 1907 г. был организован так называемый музей-собрание наглядных пособий. С увеличением их числа был заведен каталог.

В музее наглядных пособий помимо карт, глобусов, макетов, муляжей, моделей машин, геометрических тел содержалось значительное количество таблиц и картин по всем предметам. Последние были хорошим подспорьем для развития устной речи учащихся.

Музей располагал неплохими коллекциями минералов, раковин, камней, бабочек, коконов и гербарием. Имелась возможность ставить элементарные химические опыты. К 1913 г. выделился и физический кабинет. Принимая во внимание ограниченность средств, можно полагать, что воскресная школа приобретала лишь то, что было необходимо для успешного ведения занятий.

Очевидно, наглядные пособия не лежали без употребления. Сам круг пособий, охватывавший почти все предметы, которые вошли в программу, свидетельствует о внимании сотрудников воскресной школы к всестороннему умственному развитию учащихся. Наконец, нельзя не заметить стремление преподавателей приблизить обучение к практическим запросам своих слушателей, что наиболее успешно осуществлялось на занятиях по рисованию, черчению, физике.

Создание собственного фонда наглядных пособий освободило воскресную школу от необходимости обращаться за ними в Михайловское училище, намного облегчило труд преподавателей и повысило эффективность обучения.

Внешкольная работа, в пределах финансовых возможностей школы, строилась с расчетом расширить познания слушателей, приобщить их к литературе и искусству, а главное использовать ее в целях революционной пропаганды. В этом отношении большой интерес представляли экскурсии на промышленные окраины Баку. В 1904 г. слушатели воскресной школы ездили на Баилов и Биби-Эйбатские промыслы, объекты. Устраивались экскурсии в Педагогический музей Бакинско-Дагестанской дирекции народных училищ, oткрытый в 1904 г., в котором были собраны всевозможные наглядные пособия. В 1912 г. более 100 слушателей воскресной школы посетили открывшуюся в Баку международную выставку двигателей внутреннего сгорания.

Не останавливаясь перед материальными трудностями ч, работники воскресной школы устраивали для своих слушателей литературно-музыкальные вечера. При составлении программы вечера преподаватели учитывали интересы  многонациональног контингента слушателей, а потому включали обязательно произведения азербайджанских п армянских авторов, народную музыку.

Для учащихся детского возраста по возможности устраивали елку с угощением и раздачей подарков: елочных украшений, платья и обуви наиболее нуждающимся. Однако финансовые возможности ограничивали деятельность воскресников и в этом направлении. Нелегко было выхлопотать помещение для елки и вообще школьных праздников и вечеров.

Время от времени работники воскресной школы организовывали посещение театральных представлений. Иногда им шли навстречу антрепренеры, в частности, хорошо известный в Баку А.Полонский, который представлял учащимся школы бесплатные ложи. Для раздачи билетов в театр группа молодых воскресников обходила предприятия в центре города, в заводском и промысловых районах.

В воскресной школе практиковались внеклассные беседы, чтения, посвященные знаменательным датам, памяти писателей и общественных деятелей. До opганизации этих мероприятий самой воскресной школой слушатели посещали воскресные чтения, устраиваемые днем при Михайловском училище.

Для слушателей проводились также лекции на различные темы. Во время холерной эпидемии 1904 г. городскими врачами Я.Варшавским, Г.Агаевым и А.Оганджановым были прочитаны на русском, азербайджанском и армянском языках научно-популярные лекции о холере, которые в общей сложности прослушало 305 человек. В связи с днем «Белой ромашки» 29 апреля 1912 г., когда по всему городу собирались средства в фонд туберкулезных больных, врач Н.Розанов провел с учащимися беседу о туберкулезе.

В бакинской воскресной школе за долгие годы ее существования сложились собственные праздники и собрания, в том числе посвященные памяти ее организаторов и руководителей. А 26 октября 1903 г. отмечалось 10-летие школы с участием широкой общественности города. В феврале 1914 г. воскресная школа отпраздновала свой 20—летний юбилей.

Работники воскресной школы считали необходимым заботиться и о физическом состоянии учащихся. Слушатели, большей частью бедняки, приходили в школу на целый день, а некоторые еще за много верст. Для них, со временем, на льготных условиях стали отпускать завтраки. Завтракали учащиеся, за отсутствием буфета, прямо в коридоре.

Регулярный характер с годами приняла и медицинская помощь. Помощь медицинских работников была безвозмездной и удалось ее организовать и поддерживать благодаря инициативе сотрудников школы, которые использовали, по всей видимости, дружеские и родственные связи. С другой стороны, нельзя не отметить наличие среди медицинской общественности города деятелей, готовых бескорыстно служить своим профессиональным опытом и знаниями делу здравоохранения трудящихся, содействовать успешному образованию их в воскресной школе.

Первый печатный отчет бакинской воскресной школы был издан в 1896 г. тиражом 300 экземпляров. Сведения из отчета проникали в центральные газеты и журналы, в частности, в газету «Русская жизнь», журнал «Русская школа». Недостаток средств не позволял регулярно публиковать отчеты и тем самым широко популяризировать работу воскресных школ, а между строк—и направление, содержащее занятий.

В 1896 г. бакинская школа была экспонентом научно-учебного отдела Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде. В павильон воскресных школ были отправлены афиши о времени начала занятий, условиях приема и обучения на русском и азербайджанском языках, краткие отчеты за первые 2 года деятельности, статистические сведения на начало 1896 г.

Среди экспонатов наиболее красноречивыми были план Баку с обозначением районов жительства учащихся и ряд фотографий, запечатлевших отдельные группы взрослых и детей во время занятий, при выходе из здания, где размещалась воскресная школа, на перемене. Работа школы была отмечена дипломом. Награда эта в 1899 г. была вручена руководству школы.

Бакинская воскресная школа откликалась на все сколько-нибудь значительные события культурной жизни России, в частности, относящиеся к деятельности воскресных школ.

Судьба воскресной школы в Баку, как и в других местах России, волновала передовую педагогическую общественность. На страницах местной прессы («Каспий», «Баку», «Бакинские известия») время от времени появлялись статьи о воскресной школе, ее роли, нуждах. Печатались призывы помочь ей в распространении просвещения среди взрослого неграмотного населении города. Почти во всех статьях, независимо от политического курса газеты и позиций автора, поднимался вопрос о нехватке преподавателей. Писали главным образом педагоги.

Некоторые авторы не скрывали своего возмущения отношением городского управления, которое при миллионных доходах города не могли обеспечить самые скромные потребности воскресных школ. Предметом обсуждении были материальное состояние школья и пути его укрепления, объем и программа обучения. Поднимался вопрос и об открытии новых воскресных школ.

Учащиеся воскресной школы высоко ценили гуманное отношение к себе, по-настоящему были признательны людям, вторые просвещали их, относились к ним по-товарищески. Занятия в воскресной школе, часто проходившие в форме беседы, позволяли преподавателям близко узнать своих учеников.

На протяжений ряда лет это знакомство перерастало в более тесное общение. Движимые искренним желанием помочь своим слушателям, преподаватели чутко приглядывалась к их склонностям, выявляли и всячески поддерживали, направляли их способности, а иногда и талант, которые при других обстоятельствах остались бы незамеченными.

Например, преподаватели заметили талант художника у одного из слушателей, юноши Исмаила Наби оглы, организовали для него сбор средств и отправили учиться в Петербург, а затем оказывали регулярную, хотя и небольшую поддержку в виде частной стипендии.

Немало слушателей, благодаря полученным знаниям, нашли себе более приемлемую работу на прежних предприятиях или перешли на другую, вышеоплачиваемую. Проучившиеся несколько лет в воскресной школе могли свободно поступить на другие вечерние курсы, частные и общественные, готовящие монтеров, машинистов, бухгалтеров, чертежников и других специалистов.

Связь с воскресной школой не прерывалась часто и после окончания курса. Бывшие слушатели переписывались с преподавателями, в отдельных случаях обращались за материальной поддержкой.

Воскресная школа оказывала огромное культурное влияние на своих слушателей, отрывала рабочих от беспросветной, неприглядной, изматывающей физические и душевные силы среды, хотя бы на время открывая им целый мир духовной культуры.

В заключение следует отметить, что первая бакинская воскресная школа стимулировала дальнейшее распространение внешкольного образования в Баку. Ее успешная деятельность явилась образцом, которому следовал ряд курсов и школ для взрослого рабочего населения, открытых, в Баку и его промышленных окраинах. Эти школы и курсы не только возникли под влиянием первой воскресной школы, но и пользовались неизменно ее поддержкой и учебно-методической помощью.

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.