Расим Оджагов: последний из могикан азербайджанского кино


О.БУЛАНОВА

В далеком 1933 г. в Шеки появился на свет мальчик по имени Расим. Он увлекался фотографией – как и все послевоенные мальчишки, хотел стать нефтяником, потом – геологом. И, наверное, стал бы, если бы не вмешался Его Величество Случай: в Шеки на ткацкий комбинат приехала съемочная группа документалистов из «Азербайджанфильма» – снимать ленту «Ковер-подарок».

Все время, пока съемочная группа работала на комбинате, мальчишка буквально ни на шаг не отставал от киношников, зачарованно наблюдал за работой оператора. Но все заканчивается, закончились и съемки, группа уехала, а парень все жил эмоциями и впечатлениями. Особенно его поразила разница между процессом фотографирования и процессом киносъемки. Ведь оператор фиксирует жизнь на пленку в движении!

Чуть позже Расим сообщил родителям, что хочет поехать в Москву, поступить на операторский факультет во ВГИК. Всерьез к его заявлению не отнеслись, но перечить не стали: парень уже взрослый, 17 лет, пусть поедет, посмотрит Москву, поймет, что к чему. Фамилия у «взрослого парня» была Оджагов. Расим Миркасумович Оджагов. И через некоторое время он вырос в известного оператора и режиссера, окончив сначала операторский факультет ВГИКа, затем режиссерский факультет Азербайджанского театрального института им. Мирзы Алиева.

В 1964 г. он стал Заслуженным деятелем искусств Чечено-Ингушской АССР, в 1982 г. Народным артистом Азербайджанской ССР, затем лауреатом Государственной премии Азербайджанской ССР, кавалером ордена «Шохрат».

Но все это будет потом, а пока молодой Расим учился. Во ВГИКе он попал в группу к Леониду Васильевичу Косматову. Это была легендарная личность. Патриарх советской операторской школы, ветеран «Мосфильма», ровесник века. Он как-то смог разглядеть в мальчишке с советской окраины большое будущее, талантливого оператора: посмотрел его, как бы мы сейчас сказали, портфолио – альбом с шекинскими видами, портретами жителей города и своих друзей, и взял к себе в мастерскую.

А будущий талантливый оператор пока снимал на фотокамеру – подарок сестры с первой стипендии, и дико скучал по дому. Даже ходил на вокзал – встречал и провожал бакинские поезда. Один раз чуть было не плюнул на все и не уехал домой – хорошо, попался ему мудрый милиционер, сунул в руки яблоко, и парень понял, что не надо принимать необдуманных решений.

Расим Оджагов немного рассказывал о своем московском студенческом периоде. Учился он хорошо и, безусловно, на него оказывал большое творческое влияние его педагог, питавший к парню большую симпатию. Возможно, потому, что знал о Баку не понаслышке: в 1938 г. он снял на студии «Азерфильм» ставший очень популярным фильм «Бакинцы». Ксматов был командирован в Баку после того, как практически все азербайджанские деятели кино пропали в мясорубке сталинских репрессий.

В конце 40-х работники киностудии «Азербайджанфильм», с трудом восстановленной из руин после 37-го, снова ощутили на себе всю прелесть советской власти: их почти всех поголовно обвинили в том, что они «враги народа» и «космополиты». Так, на одной из лучших киностудий Советского Союза долгие годы вообще перестали снимать художественные фильмы. Косматов уехал – что он мог сделать один против власти? Он мог только учить. И он учил молодого Расима и говорил ему: «Ты не будешь «киношником», Расим. Ты станешь Кинематографистом».

И Расим Оджагов стал Кинематографистом. Одним из известнейших и любимых режиссеров в Азербайджане. Благодарный и своему учителю, и итальянским неореалистам, которые потрясли его воображение и стали эталоном на долгие годы.

Окончив в 1956 г. ВГИК, он был направлен в Баку. «Азербайджанфильм» после ХХ съезда партии переживал второе рождение: стало можно снимать! Период творческого простоя закончился, мастера старшего поколения получили право и режиссерской, и операторской постановки.

Расим Оджагов попал в съемочную группу фильма «Двое из одного квартала» вторым оператором. А первым, т.е. главным, была русская женщина из Москвы – Маргарита Пилихина. Режиссером был москвич Илья Гурин. В главных ролях были заняты Вадим Медведев, Семен Соколовский, Сергей Бондарчук. А снимали они при этом экранизацию талантливой новеллы Назыма Хикмета. Вот такие парадоксы имели место в национальном кинематографе, который возрождался из небытия после разгрома 30-40-х. Премьера фильма состоялась почему-то не в Баку, а в Грозном…

Буквально на следующий год М.Пилихина получит поощрительный диплом на Первом московском кинофестивале, а Р.Оджагов останется в тени, про него даже не вспомнят. И это при том, что он был полноправным соавтором по совершенно новаторскому изобразительному решению фильма.

Но Р.Оджагов все равно смог громко заявить о себе: в 1958 г. он, тяготеющий к авторскому кино, снял как режиссер и оператор десятиминутный документальный фильм «Баку сегодня». Эта лента стала первой широкоэкранной хроникой, сделанной в Азербайджане.

В том же году Р.Оджагова пригласили на картину «Ее большое сердце». Получился щемящий и пронзительный кинорассказ о женской верности, о тяжелых временах такого еще близкого прошлого. Фильм прогремел, Оджагов приобрел репутацию смелого оператора-новатора.

На следующий год будет работа над ставшим сразу же знаменитым фильмом «На дальних берегах» – о легендарном партизанском разведчике Мехти Гусейнзаде. Тут Оджагов снова был вторым оператором. Но не расстроился – он вовсю экспериментировал на этой картине, «вытягивал» безнадежные кадры – перетемненные или ночные. И получались они у него совершенно живыми.

В том же 1959 г., Оджагов будет работать над двумя картинами – «Настоящий друг», художественному и совершенно экстремальному в плане съемок фильму (который мировая кинематографическая общественность до сих пор считает эталоном операторской работы в экстремальных условиях), и «Физули», документальному кино, снятому к 400-летию великого поэта.

А вот короткометражную картину «Маттео Фальконе», снятую в 1960 г. по одноименной новелле Проспера Мериме, вообще не выпустили в прокат. Даже в Азербайджане. Причина запрета не ясна. Есть мнение, что во всем «виноват» Оджагов – его талантливая работа «задавила» режиссерскую концепцию.

Отказ в разрешении на прокат стал серьезным испытанием для Оджагова. Но он не опустил руки, а решил продолжить образование, окончил в 1966 г. вуз и стал дипломированным режиссером. При этом режиссером по факту он уже был – в 1964 г. снял документальную ленту «Памятники говорят». Было и еще три картины, пока Оджагов учился, которые закрепили за ним репутацию ведущего азербайджанского кинооператора.

Это изобретательно и нешаблонно снятый и сразу же полюбившийся зрителями фильм «Наша улица» (1961) о тяжелой судьбе девушки, угнанной фашистами в Германию и годы спустя возвращающейся на родину; документальный фильм «Я буду танцевать!» (1962) о творчестве выдающегося артиста Махмуда Эсамбаева (операторская работа на этой картине принесла Расиму Оджагову звание Заслуженного деятеля искусств Чечено-Ингушской АССР) и новелла «Сила притяжения» (1964) из киноальманаха «Кого мы больше любим».

За последнюю работу Оджагов получил в 1966 г. на Первом Всесоюзном кинофестивале спортивных фильмов в Москве диплом «За поэтическое воплощение спортивной темы».

Таким образом, у Расима Оджагова не было даже в начале творческого пути каких-то второстепенных или проходных работ. Не будет и потом. Снимая документальное кино, постоянно учился, совершенствовал свое мастерство, и свой фирменный, ни на кого не похожий стиль киносъемки, вынес именно из ранних работ. Не случайно потом будут постоянно отмечать документальную достоверность каждого кадра из его художественных фильмов, которые он снимал в качестве режиссера.

Получив диплом режиссера, Расим Оджагов не забывал и работу оператора: снял еще шесть фильмов. Среди них выделяются «Ритмы Апшерона» 1970 г. и знаменитая лента «В одном южном городе», снятая годом раньше, хотя все шесть фильмов стали событием в азербайджанском кинематографе. Многие критики подчеркивали, что при всех несомненных заслугах режиссеров этих фильмов, без блистательной работы Оджагова-оператора они однозначно проиграли бы. Кстати, оператором Оджагов продолжал работать до 1974 г.

А затем пришла пора большой самостоятельной работы как режиссера. За 25 лет Расим Оджагов самостоятельно поставил 12 фильмов, вызвавших бурю эмоций зрителей, десятки рецензий и хвалебных отзывов в прессе. Два фильма из этой дюжины отмечены особо: «День рождения» в 1979 г. удостоен Государственной премии Азербайджана, а «Допрос» в 1980 г. – Государственной премии СССР. Три фильма стали призерами всесоюзных кинофестивалей, а режиссер в 1982 г.получил звание народного артиста Азербайджанской ССР.

Среди поздних его работ выделяются, в первую очередь, «Храм воздуха» (1989) и Тахмина» (1993). Этот фильм по повести Анара — «Шестой этаж пятиэтажного дома» стал одним из любимейших фильмов Расима Оджагова. В нем он остался верным себе – пригласил на главную роль актрису со стороны, в данном случае из Турции. До этого в его фильмах снимались популярнейшие русские актеры – Александр Калягин, Родион Нахапетов, Станислав Садальский, Евгений Лебедев, Ирина Купченко, Лия Ахеджакова, Галина Польских…

Были, конечно, нападки от коллег, мол, что, своих не хватает? Расим Оджагов считал это проявлением ложного патриотизма и недоумевал, почему во всем мире приглашают актеров со стороны, а он не имеет права? Кстати, все российские актеры, сыгравшие в его фильмах, удивительным образом вписывались в азербайджанские реалии, в местный менталитет, и смотрелись на экране очень органично. Многие зрители даже думали потом, что они как-то связаны с Азербайджаном.

Как человека творческого, Расима Оджагова, наверное, лучше всего характеризуют два его высказывания: «Искусство – это белая нитка, пропущенная сквозь сердце художника и ставшая алой» и «Если ты порядочный, ты должен погибнуть».

Итак, Расим Оджагов стал блистательным оператором и блистательным режиссером, чьи фильмы становились событием не только азербайджанского, но и всего советского кинематографа. А каким он был человеком? «Если хотите узнать какой я, смотрите мои фильмы», – сказал он как-то в интервью.

А если подробнее, то невероятно интеллигентным, образованным, кристально честным, бескомпромиссным, требовательным, фанатично преданным своему делу, очень скромным, напрочь лишенным «звездной болезни»… В прессе не мелькал, ни в никаких скандалах замешан не был, обожал свою семью, воспитал двух прекрасных дочерей.

В 2006 г. замечательного оператора и режиссера не стало – ушел последний из могикан азербайджанского кино. Он прожил достойную жизнь и его имя большими буквами вписано в «Золотую книгу» отечественного кинематографа. И остались его фильмы – самый лучший памятник этому удивительному человеку…