Али Ага Шихлинский в офицерской артиллерийской школе (1906-1914 гг.)


В жизни и деятельности Али Аги Шихлинского русско-японская война явилась важным этапом. Он был активным участником этой войны и особенно прославился как герой порт-артурской эпопеи. Под давлением США 22 августа 1905 года царское правительство подписало Портсмутский мирный договор. По этому договору Японии уступались права на Порт-Артур и город Дальний; японцы захватили также южную часть Сахалина. Русско-японская вина закончилась поражением России.

В мае 1905 г. Али Ага Шихлинский получает отказ просьбе о направлении в действующую Маньчжурскую армию от генерал-инспектора артиллерии и приказом по войскам Одесского Военного округа за № 155 командируется для несения службы во второй дивизион 15-м артиллерийской бригады.

Второй дивизион готовился к отправке в действующую армию в Маньчжурию, что весьма радовало А.Шихлинского, так как в составе дивизиона он надеялся вновь выступить против японцев. Но до отправки этого дивизиона на театр военных действий было заключено с Японией перемирие, поэтому А.Шихлинскому не удалось оказаться в действующей армии вторично.

1 февраля 1906 года подполковник А.Шихлинский по своей просьбе был направлен в переменный состав Офицерской артиллерийской школы в Царское Село (позднее – город Пушкин), которая сыграла исключительную роль в его необычайно плодотворной военно-педагогической, научной и организаторской деятельности.

В августе 1906 года А.Шихлинский с отличием окончил Офицерскую артиллерийскую школу и был откомандирован к месту прежней службы. Однако вскоре он приглашается в эту же школу в качестве преподавателя, куда и отправляется 22 января 1907 года. В старой русской армии задачу по подготовке командиров батарей и дивизионов выполняла именно эта артиллерийская школа, которая была сформирована в 1882 году и являлась в то время единственным своего рода военно-учебным заведением во всей армии.

В школе было два отдела: полевой и крепостной артиллерии. Преподаватели по теории и практике артиллерийской стрельбы отбирались иэ артиллерийских штаб-офицеров с академическим артиллерийским образованием. К числу таких относился и А.Шихлинский.

Как писал видный артиллерист, профессор Е.3.Барсуков: “Как выдающийся, опытный, строевой и боевой артиллероист, обладающий обширными знаниями военного дела, Али Ага был в течении ряда лет руководителем, а два года перед откомандированием на фронт мировой войны (1915 г.) помощником начальника Офицерской артиллерийской школы. Надо учесть, что по закону на эти должности назначались только штаб-офицеры (подполковники и полковники, окончившие Артиллерийскую академию и командовавшие не менее года батареей, тогда как Али Ага академию не проходил и батареей не командовал. В течение 1905-1914 гг. генерал-инспектор артиллерии ежегодно командировал меня в Офицерскую артиллерийскую школу для преподавания тактики и для руководства групповыми практическими стрельбами в тактическом отношении, и потому я хорошо знаю и могу засвидетельствовать, что Али Ага Шихлинский был самым выдающимся, талантливейшим из всех штатных руководителей школы, получивших высшее академическое артиллерийское образование.”

Дальнейшее продвижение Шихлинского по службе вплоть до помощника начальника школы и чина генерал-майора в этом военно-учебном заведении подтвердило, что фактически он ни в чем не уступал выпускникам академии, программу которой он перекрыл в “университетах самой жизни и кипучей боевой деятельности”.

Во втором Константиновском артиллерийском училище при подборе кандидата на должность командира батареи произошло, следующее: Начальник Константиновского артиллерийского училища ходатайствовал о назначении Шихлинского командиром батареи, и тем не менее начальник Главного артиллерийского управления генерал Кузьмин-Караваев отказал в этой просьбе, заявив, что на эту должность “надо найти русского человека, а не татарина“. Все же он был оставлен при артиллерийской школе, являвшейся настоящей академией для строевых офицеров».

Вспоминая этот случай сам А.Шихлинский писал:Этот инцидент интересен для характеристики старого режима, который к иноземцам и инородцам относился пренебрежительно и держал их в черном теле. Слава Советской власти, изжившей это несправедливое отношение к людям! Теперь людей расценивают по их личным качествам и по добросовестности исполнения взятых на себя служебных и общественных обязанностей“.

Али Ага Шихлинский сначала служил в Офицерской артиллерийской школе в отделе полевой артиллерии. Его учебная партия всегда отличалась от других хорошей подготовкой. За усердие в службе А.Шихлинский неоднократно поощрялся начальством школы и Главного артиллерийского управления. Офицеры школы оказали ему большое доверие, избрав членом суда общества офицеров, членом распорядительного комитета офицерского собрания.

А.Шихлинский был офицером-новатором, всегда отличался своими передовыми идеями в теории и практике артиллерии. 26 ноября 1908 года, т. е. ровно через три года после присвоения ему звания подполковника, за отличие по службе А.Шихлинскому присваивается воинское звание полковника. Для мирного времени это было невероятным случаем.

Осенью 1909 года в личной жизни А.Шихлинского происходит большая перемена: 27 октября он женится на Нигяр Гаибовой, к которой еще с юношеских лет питал глубокие чувства. Нигяр была высокообразованной женщиной и принимала весьма активное участие в жизни и деятельности своего мужа. Она, как было уже отмечено, окончила Тифлисский девичий институт и хорошо владела русским, французским и некоторыми восточными языками.

А.Шихлинский с супругой Нигяр. 1909 г.

4 августа 1910 года А.Шихлинский был назначен командиром 1-го дивизиона 21-й артиллерийской бригады, расположенной в городе Владикавказе. И здесь помимо своих обязанностей он читал лекции по артиллерии на трехнедельных штабных офицерских курсах, куда привлекались обычно штаб-офицеры всех частей корпуса — пехоты, кавалерии и артиллерии.

А.Шихлинский всегда проводил занятия со своими подчиненными приближенно к боевой обстановке. Заслуги его в 21-й артиллерийской бригаде были высоко оценены, что видно уже из аттестации, данной ему осенью 1911 года.

30 января 1912 года А.Шихлинский вновь был направлен в Офицерскую артиллерийскую школу и назначен уже на должность старшего руководителя, как всегда выполняя и ряд других обязанностей: 26 июня 1912 года он был назначен членом комиссии для выработки программы опытов применения аэропланов на Сергиевском полигоне, а приказом Главного артиллерийского управления от 9 августа 1912 года за № 395 — членом комиссии по приему механического оборудования для движущихся мишеней на Сергиевском полигоне.

Летом 1912 года при испытании боевого эффекта только что введенных для полевой легкой артиллерии гранат с тротиловым зарядом и выяснении вопроса о том, могут ли представлять эти снаряды какую-то опасность при перевозке и использовании, А.Шихлинский по своей собственной инициативе испытал их для стрельбы по различным целям и дал точную тактическую и техническую характеристику этих гранат, что принялось ученым комитетом Главного артиллерийского управления с полным одобрением.

2 января 1913 года А.Шихлинского повышают в должности и назначают помощником начальника Офицерской артиллерийской школы с зачислением по полевой легкой артиллерии. Это назначение было принято с большим одобрением крупнейшими артиллеристами русской и зарубежной армии.

14 апреля 19133 года за выдающиеся заслуги А.Шихлинскому присваивается воинское звание “генерал-майор” со старшинством со 2-го января того же года, т. е. со дня назначения его на должность помощника начальника школы.

Таким образом, через четыре с немногим года после того, как Шихлинского произвели в полковники, он получил чин генерал-майора. Этот случай также очень редкий, ибо в то время по положению в чине полковника полагалось пребывать полных десять лет. В исключительно редких случаях и только лишь выдающихся полковников производили в генерал-майоры через 6—8 лет.

В 1907 году Офицерская артиллерийская школа получила обширный участок земли под Лугой (Ленинградская область), на котором в течение 1908—1913 годов был оборудован артиллерийский полигон школы, считавшийся в то время лучшим во всей Европе. В оборудовании этого полигона было немало заслуг самого А.Шихлинского, который являлся председателем хозяйственного комитета. Этот комитет делал очень многое для оборудования полигона. В частности, заключил контракт с фирмой Кольбе о заготовке моторного вагона для Сергиевского полигона школы.

В 1912 году начал выходить ежемесячный школьный журнал «Вестник Офицерской артиллерийской школы», на страницах которого А.Шихлинский не раз выступал со специальными работами научного и практического характера. В 1913 году школа начала обучать слушателей наблюдению за стрельбой и разведке целей с привязного аэростата. В школе стали разрабатываться основные по ложения стрельбы по аэростату и самолету.

Летом 1913 года школа в присутствии генерал-инспектора артиллерии и гостей из французской армии в составе 17 генералов и офицеров во главе с начальником Французского генерального штаба генералом Жоффром показала на полигоне дивизионную стрельбу, показательную стрельбу для слушателей артиллерийской, стрелковой офицерских школ и для слушателей военной академии.

Французы хотели, чтобы им показали стрельбу гаубичной батареи, стрельбу с закрытой огневой позиции и стрельбу дивизиона, когда огнем управляет сам командир дивизиона. Все виды стрельбы были организованы и продемонстрированы французам генералом Шихлинским. Французы были восхищены. Генерал А.Шихлинский был одним из двух награжденных французским офицерским орденом Почетного легиона.

Сборник лекций А.Шихлинского. 1910 г.

А.Шихлинский дал также очень много ценных предложений, изобретений и по теории стрельбы артиллерии. В частности, им был изобретен треугольник для целеуказания в артиллерийской стрельбе, который вошел в артиллерийские учебники под названием “Треугольник Шихлинского” и получил широкую известность не только в русской, но и во французской и в австрийской артиллериях.

За время пребывания в артиллерийской школе А.Шихлинский написал и издал инструкцию для организации артиллерийских маневров в составе дивизиона, конспект лекций, читанных им в Офицерской артиллерийской школе, статью “О стрельбое артиллерии через голову своих войск”, которая была опубликована в журнале “Вестник Офицерской артиллерийской школы” (1912 г.). Эти труды получили широкое распространение и одобрение в русской артиллерии и оказались полезными для развития отечественной артиллерийской науки.

А.Шихлинский к своим слушателям порой предъявлял такие требования, с которыми некоторые артиллерист даже не соглашались. Он требовал наступления артиллерии вместе с пехотой или за нею и считал, что “оставаться артиллерии на дальних позициях, когда пехота приближалась на расстояние ружейного огня, преступно“.

Стрельба артиллерии как бы точно она не производилась, должна быть обусловлена тактическим положением данного этапа боя. Он требовал возможно раннего выезда вперед начальника колонны, еще до столкновения передовых частей с противником.

Шихлинский давно проповедовал введение полковой артиллерии. Против этого возражали не только артиллеристы, но и многие общевойсковые начальники возражали. Полковая артиллерия была введена в Красную Армию с 1924 года и полностью себя оправдала.

Как военный теоретик, предвидя и ясно представляя себе способы и методы будущей вооруженной борьбы, он вложил очень много сил и энергии в дело подготовки русских артиллеристов к длительной позиционной войне, тогда как многие военные авторитеты этому важному вопросу не придавали должного значения.

Е.3.Барсуков писал:Предполагая, что война будет исключительно маневренной, что участь войны разрешится молниеносными ударами в полевом бою, совершенно не предвидели, что она обратится в длительную позиционную войну. Поэтому полевая артиллерия к борьбе за укрепленные позиции не готовилась. Но по инициативе руководителей Офицерской артиллерийской школы Шихлинского и Гобято… русской артиллерии приемы стрельбы, применяемые в позиционной войне, были до некоторой степени известны“.

К началу первой мировой войны почти все командиры батарей и дивизионов русской артиллерии прошли курс обучения в Офицерской артиллерийской школе. Искусство стрельбы русской артиллерии непрерывно развивалось и совершенствовалось. В этом русские артиллеристы во многом обязаны именно Офицерской артиллерийской школе.

В день начала первой мировой войны (1 августа 1914 г.) занятия в школе были прекращены. Вскоре после начала войны весь переменный состав и почти весь постоянный состав, за исключением небольшого административно-хозяйственного аппарата, были откомандированы в действующую армию. Деятельность Офицерской артиллерийской школы была прекращена.

Чрезвычайно плодотворная научная и командно-педагогическая деятельность А.Шихлинского в Офицерской артиллерийской школе была высоко оценена русскими и зарубежными артиллеристами.

Заслуги А.Шихлинского в мирное время, т. е. в период от русско-японской до первой мировой войны, были отмечены: французским орденом — офицерский крест ордена Почетного легиона (1913 г.), орденом святого Владимира 3-й степени (1913 г.), офицерским орденом—командирский крест ордена почетного легиона (1914 г.), чинами полковника (1908 г.) и генерал-майора (1913).

Личные качества и талант А.Шихлинского в период от русско-японской до первой мировой войны выдвинули его на самые передовые рубежи русской артиллерийской науки и практики. Очевидно, его непрерывные усердия в повышении своих теоретических знаний как в мирное время, так и в боевой обстановке с лихвой заменили ему официальное академическое образование.

По материалам книги С.Ибрагимова «Генерал Али Ага Шихлинский»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.