Роль Г.З.Тагиева в переводе Корана на азербайджанский язык


Р.Нифталиев

Гаджи Зейналабдин Тагиев является одним из величайщих меценатов не только в истории Азербайджана, но и всей Российской империи и всего мусульманского мира. Тагиев навечно остался в памяти народа, как великий меценат и поборник образования и просветительства.

Он потратил значительные средства на издание газет и журналов («Каспiй», «Хаят», «Фуюзат»), культурно-просветительные общества и подготовку национальных кадров. За счет его средств выпущены книги шейха уль-ислам Абдусалама Ахундзаде, Султанмеджида Ганизаде, драма «Надир шах» Наримана Нариманова и многие другие издания. Он тратил немало средств на открытие школ на родном языке в Махачкале, Тифлисе, Крыму, Сибири, Москве, Одессе, Владикавказе, Кутаиси, Петербурге, Харькове, в Поволжье.

География заслуг Тагиева в сфере просвещения еще шире. Мешади Азизбеков, Алимардан бек Топчибашев, Гара бек Гарабейли, Бехбуд ага Джаваншир, Лютфели бек Бехбудов, Мирза Давуд Гусейнов, Насиб бек Юсифбейли, Махач Дахадаев, Мир Гасан Везиров, Худадат бек Мелик-Асланов, Шовкет Мамедова и многие другие получили образование благодаря помощи и опеке Тагиева.

Выдающийся представитель азербайджанской журналистики Гашим бек Везиров, говоря о заслугах Тагиева перед тюркско-исламским миром, в газете «Тезе хаят» от 10.04.1907 г. писал: «Если мы захотим перечислить в отдельности каждую заслугу Г.З.Тагиева перед мусульманской уммой, даже если мы всю газету заполним только этими подробностями в течение целого месяца, то и в этом случае не сможем все охватить…».

О Тагиеве рассказывали множество интересных историй. Как-то раз ахунд Тураб занимался пересказом Корана Тагиеву. Когда дошел до аята о том, что когда Аллах желает создать что-то, то ему достаточно повелеть: «Будь!» – и все свершается. Тагиев спрашивает: «Значит, если Аллах пожелает, то в мгновение ока лишит меня всего состояния?». Ахунд отвечает: «Конечно!». Спустя некоторое время в Азербайджане устанавливают советскую власть и Тагиев теряет почти все свое богатство. Вспоминая слова ахунда, он завещал: «Похороните меня у ног ахунда Тураба, ибо то, что знает его нога, не знает даже моя голова». Там Г.З.Тагиев и был похоронен.

Возвращаясь к заслугам Тагиева в области книгоиздания, отдельно стоит упомянуть о его роли в переводе Корана на азербайджанский язык.

В одном из номеров газеты “Северный Курьер” 1907 г. сообщалось, что петербургские и кавказские мусульманские ученые, приступая к изданию Корана с исправленным текстом, решили обратиться с ходатайском в Петербургскую императорскую публичную библиотеку о разрешении снять фотографическим способом все листы Большого Корана, который хранился в отделе рукописей библиотеки и считался одной из палеографических редкостей восточных стран. Этот Коран было доставлен в Санкт-Петербург после взятия Самарканда русским генералом Кауфманом.

За 4 года до этого события, азербайджанский меценат и миллионер Г.З.Тагиев решил перевести священный Коран на азербайджанский тюркский язык.

С этой целью он обратился к бакинскому губернскому кадию Мир Мухамеду Кериму Мирджафарзаде Бакуви (Хаджи Мирмухаммед Карим Мирджафар аль-Алави аль-Хусейни аль-Мусави аль-Бакуви).

Наряду с тем, что Мир Мухамед Керим Мирджафарзаде Бакуви являлся выдающимся ученым и теологом, пытающимся обучить азербайджанский народ с исламской точки зрения, он был профессиональным переводчиком и писателем своего времени.

С согласия Бакуви, Коран был переведен на азербайджанский язык. После этого Тагиев распорядился переиздать священную книгу.

Главной целью Г.З.Тагиева при переводе Корана на азербайджанский тюркский язык являлось сделать его понятным на родном языке, просветить народ для приобретения прогрессивной культуры и в особенности создать благоприятные услови и возможности для девушек и женщин отойти от невежества и присоединиться к национально-духовной и светской культуре.

Перевод Корана был также большим подарком для преподавателей шариата в азербайджанских школах.

Г.З.Тагиев выделил тысячи рублей на публикацию, литографические работы и украшения Корана. Арабский шрифт для книги пришлось заказывать в Лейпциге.

На закупку бумаги для публикации Корана фирме Дитяковского 16 марта 1904 г. было выделено 4,900 рублей, 16 апреля – 660 рублей, 8 ма – 440 рублей, 18 июня – 175 рублей.

28 октября 1906 г. литографии А.М.Промышлянского на литографические работы Корана было выделено 252 рубля, 30 октября 1906 г. фирме Дитяковского на публикацию Корана – 2,450 рублей, 2 января 1907 г. этой же фирме на бумагу Корана и оформление рисунков было выделено 1,905 рублей, 8 марта 1907 г. литографии Промышлянского на закрепление обеих сторон каждой страницы – 18 рублей, 8 марта 1907 г. фирме Дитятковского на 15 бумажных упаковок Корана – 360 рублей, для царских упаковок – 29 рублей.

25 июня 1907 г. редакции газеты “Каспий” (купленной Тагиевым в 1905 г.) на переплет трех экземпляров Корана бархатной тканью с золотом и серебром – 310 рублей, 25 июня 1907 г. “Каспию” выделили 1,680 рублей на публикацию 3,000 экземпляров первого тома, состоящего из 48 листов (каждый по 35 рублей), 1,785 рублей ушло на публикацию 3,000 экземпляров второго тома, состоящего из 51 листа (каждый по 35 рублей), 2,170 рублей ушло на третий том (62 листа, каждый по 35 рублей), 644 рубля ушло на корректировку 161 листа (по 4 рубля на каждый).

Работа продолжалась вплоть до 1909 года:

– 7 сентября 1907 г. на счет ахунда А.Ю. Талыбзаде было переведено 423 рубля для завершения золотых и серебряных работ,

– 2 октября 1907 г. фирме Дитятковского было переведено 182 рубля за 70 штук желтых коробок (каждая по 2,60 рублей)

– 5 октября 1907 г. в омпанию “Новомосковская Мануфактура” было отправлено 37,70 рублей за 19 аршин шелковой рамки

– 10 октября 1907 г. было переведено 215,44 рубля на счет редакции “Каспия” за бархатный переплет Корана и дополнительные расходы

– 19 декабря 1907 г. – 360 рублей (за три экземпляра, каждый поп 120 рублей) было переведено на счет ахунда А.Ю. Талыбзаде за публикацию Корана, отделку золотом, украшения и др. отделочные работы

– 19 марта 1909 г. – этому же ахунду было переведено 332,57 рублей за разработку Корана в бархатных, серебряных и золотых монограммах

– 20 марта на продолжение переплетных работ (21 книга в 3 томах) Корана, было уплачено 63 рубля.

Таким образом, перевод и публикация Корана на азербайджанский тюркский язык, инициированные Г.З.Тагиевым в начале XX века сыграли большую роль в культурном развитии мусульманских народов, живущих в регионе. Это послужило ярким примером для других меценатов того времени.

По материалам Международного симпозиума “Исламская цивилизация на Кавказе”, газеты “Каспий”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.