Сталин в Баку: бандит, бежавший из Баиловской тюрьмы


О.БУЛАНОВА

Один из российских историков конца ХХ века, рассуждая о тяжелейших последствиях культа личности Сталина, об учиненных им кровавых репрессиях, полушутя сказал: «Во всем виноваты азербайджанцы: надо было лучше свою тюрьму охранять!».

Мол, история могла бы повернуться по-другому, если бы Сталин, тогда еще Иосиф Джугашвили, из тюрьмы не сбежал бы и не занялся бы вплотную своей «революционной» деятельностью.

Истории, как известно, в сослагательном наклонении не бывает, и что было бы, отсиди Джугашвили свой срок полностью, не знает никто. Точно известно лишь одно: бакинский период деятельности «Вождя всех народов» был невероятно важным, особенно для понимания роли Сталина в становлении рабочего движения в Российской империи.

Сам Сталин тоже признавал важность бакинского периода. Он писал: «Два года революционной работы среди рабочих нефтяной промышленности закалили меня, как практического борца, одного из практических руководителей. В общении с такими передовыми рабочими Баку, как Вацек, Саратовец, Фиолетов и другие, с одной стороны, и в буре глубочайших конфликтов между рабочими и нефтепромышленниками – с другой стороны, я впервые узнал, что значит руководить большими массами рабочих».

На самом деле Баку в жизни Сталина возникал несколько раз. В сентябре 1901 г. в типографии «Нина», организованной Ладо Кецховели в Баку, начала печататься нелегальная газета «Брдзола» («Борьба»). Передовица самого первого номера принадлежала молодому Иосифу Джугашвили. Эта статья является первой известной политической работой Сталина.

В 1904 г. Сталин организовывает грандиозную стачку рабочих Биби-Эйбата и Балаханов, которая закончилась заключением коллективного договора между бастующими и промышленниками.

Как писал Сталин: «Это была действительно победа бедняков-пролетариев над богачами-капиталистами, победа, положившая начало «новым порядкам» в нефтяной промышленности».

С Баку тесно связана и семья Сталина. Согласно семейному преданию Аллилуевых, Иосиф, которому было слегка за 20, в 1903 г. спас 2-летнюю Надежду Аллилуеву, когда она упала в море с набережной в Баку. Родилась Надежда в Баку, в семье революционера Сергея Аллилуева.

Сталин знал семью Аллилуевых еще с конца 1890-х гг., когда они жили в грузинском городе Дидубе. Летом 1901 г. семья Аллилуевых переехала жить в Баку. Снова Иосиф и Надежда встретились лишь в марте 1917 г. и поженились. У Сталина это был уже второй брак.

Что касается тюремного заключения Сталина в Баку, в Баиловской тюрьме, то для начала надо сказать о том, что сидел он в Баку не один раз. И не два – как написано в официальной биографии на основании уголовного дела, заведенного Бакинским Губернским жандармским управлением. На бланке, заведенном в 1910 г., в графах «По какому делу ранее привлекался» и «Не подвергался ли ранее фотографированию, антропометрии и дактилоскопии» упомянут 1908 год. Но графы узенькие, там захочешь все подробно расписать – не распишешь. Видимо, был упомянут лишь предыдущий факт заведения уголовного дела.

По данным же разных историков, всего было пять-шесть сроков тюремного заключения, и лишь один из них – по политическим мотивам. Остальные разы Сталин сидел за… разбой.

«Как и любая революция, Октябрьская революция нуждалась в финансах, – писал доктор исторических наук К.Махмудов. – Денег от сочувствующих революционному движению не хватало. И тогда Ленин собрал вокруг себя самых верных соратников, в число которых входил Коба – Иосиф Джугашвили. Эта группа создала несколько отрядов, занимавшихся грабежом и рэкетом в пользу революции. Для организации стачек, забастовок и борьбы с властью в Баку прибыл революционер по кличке Коба. Обосновавшись в Баку, он организовал группу, с которой совершал налеты на банки, почтовые поезда и нефтепромышленников».

Сталин деятельно участвовал в ряде крупных акциях боевой дружины Бакинской организации РСДРП, где он близко сходится с одним из ее руководителей, меньшевиком Андреем Вышинским, сыном известного в городе в те годы аптекаря.

Территорию города делили между собой «гочи», иными словами, бандиты, объединенные в кланы. Этих бандитов Коба приглашает в состав своей новой боевой дружины. Согласно полицейским сводкам, за несколько лет общая сумма всех ограблений достигла 3 млн рублей.

Вершиной грабительской деятельности Сталина было нападение на судно Пароходного общества «Кавказ и Меркурий», когда была украдена баснословная сумма, переданная потом руководству РСДРП.

Сталин и его головорезы переоделись полицейскими и поднялись на борт, перебили охрану и часть команды и вскрыли сейф. Во многих статьях о разбойнической деятельности Сталина указывается, что этим судном был «Император Николай I». Откуда пошла такая информация, неизвестно, ведь «Император…» никогда не ходил по Каспию и в его истории не зафиксировано никаких разбойных нападений.

Есть даже данные, что от разбоя и рэкета Сталина пострадали Муса Нагиев и Нобели.

Вот как описывает криминальную и политическую ситуацию в Баку в те годы доктор исторических наук Парвин Дарабади: «С 1907 по 1909 годы. В Баку… отмечается усиление террора, развязанного различными террористическими группами анархистского толка, такими как «Анархисты-коммунисты», «Красная сотня», «Черные вороны», «Террор» и другими. Лишь в течение двух лет – 1907-1908 гг. – в 300-тысячном Баку было совершено свыше одной тысячи убийств или покушений и столько же случаев разбойных нападений, часто сопровождавшихся метанием бомб – «македонок», которые изготовлялись в подпольных мастерских».

Подробнее об анархистах и террористах в Баку можно прочитать ЗДЕСЬ.

По официальным данным, первому заключению Сталина в Баиловскую тюрьму предшествовал арест 25 марта 1908 г. Сталин назвался тогда Гайозом Нижерадзе. Однако полиция сразу же установила его личность.

При аресте у него были найдены записи и черновики статей, подготовленные для публикации в газете «Гудок». Уже будучи в тюрьме, Сталин ведет весьма оживленные политические дискуссии с сидевшими с ним эсерами и меньшевиками, устанавливает и поддерживает связь с бакинской большевистской организацией, руководит Бакинским комитетом РСДРП и пишет статьи для бакинских газет.

В Баиловской тюрьме Сталин просидел 8 месяцев и 9 ноября 1908 г. был выслан на два года в Вологодскую губернию, в Сольвычегодск. Из этой ссылки Сталин совершил побег 24 июня 1909 г. и вернулся на нелегальную работу в Баку.

Агентурное донесение Бакинского охранного отделения гласило: «В Баку приехал «Коба», известный на Кавказе деятель социал-демократической партии. Приехал он из Сибири, откуда, вероятно, бежал, т.к. он был выслан в 1908 г. Он был в Областном комитете представителем от Бакинской организации и несколько раз ездил на съезды. Здесь, конечно, он займет центральное положение и сейчас же приступит к работе».

В другом донесении охранного отделения от 8 сентября 1909 г., касающемся подпольной типографии Бакинского комитета РСДРП, отмечалось, что «новую квартиру для типографии подыскивает сейчас «Коба».

В очередной раз Сталин был арестован в Баку 23 марта 1910 г. На этот раз он выдавал себя за некоего Захара Меликянца. В Баиловскую тюрьму он был заключен 26 марта и содержался там вплоть до последовавшей 23 сентября 1910 г. высылки по этапу в Сольвычегодск. Согласно постановлению Наместника на Кавказе от 27 августа 1910 г. ему воспрещалось проживание на Кавказе в течение пяти лет.

В конце февраля 1912 г. Сталин в очередной раз бежит из вологодской ссылки и в марте вновь появляется в Баку. Здесь он принимает активное участие в деятельности местной социал-демократической организации, публикуется в партийной печати. По непроверенным данным, он снова был заключен в Баиловскую тюрьму.

Согласно данным упомянутого выше К.Махмудова, четвертый раз Сталин сидел за разбой в Ленкорани – за ограбление банка. Тюрьма была оборудована в Ленкоранской крепости, откуда Сталину тоже удалось бежать.

К сожалению, полноценное изучение бакинского периода деятельности кровавого вождя невозможно ввиду практически полного отсутствия документов тех времен: Сталин прекрасно понимал, что отсидки по статье «разбой» его не красят, даже если этот разбой был упакован в красивое слово «экспроприация», и постарался уничтожить практически все концы. Точно так же был стерт и бакинский след семьи Аллилуевых – зачем Сталину свидетели его бакинского периода? И в этом свете, кстати, вновь всплывает вопрос о причине самоубийства Надежды Аллилуевой в 1932 г.

Вопрос о том, когда именно Сталин родился, всплывает, кстати, тоже, потому что разночтения в годе рождения – 1878-й, 1879-й, 1880-й или 1881-й – возникают впервые не где-нибудь, а именно в Баку.

По сведениям Санкт-Петербургского губернского жандармского управления, датой рождения И.В. Джугашвили значится 6 декабря 1878 г., а в документах Бакинского жандармского управления годом рождения помечен 1879-й. В то же время встречаются документы полицейского ведомства, где годом рождения Иосифа Джугашвили значатся 1880-й и 1881 гг. В документе, собственноручно заполненном Сталиным в декабре 1920 г., – анкете шведской газеты «Folkets Dagblad Politiken» – значится 1878 г.

Надо же было так все запутать и подтасовать! А все, что не укладывалось в легенду, – уничтожить! Однако все уничтожить невозможно.

У Анри Барбюса (1873-1935), французского писателя и общественного деятеля, автора одной законченной и одной незаконченной биографии Сталина, читаем:

«Эсер Семен Верещак, яростный политический противник, рассказывает, что в 1903 году (!) он сидел в Баку в одной тюрьме со Сталиным. Тюрьма эта, кстати сказать, была рассчитана на 400 арестантов, а сидело их 1500.

«Однажды в камере большевиков, – говорит он, – появился новичок. Мне таинственно сообщили: «Это – Коба». Чем же занимался Коба в тюрьме? Пропагандой… Он налаживал большие «организованные дискуссии», решительно предпочитая их индивидуальным спорам. Во время одной из таких дискуссий – по аграрному вопросу – Серго Орджоникидзе обменялся с содокладчиком, эсером Карцевадзе, вескими аргументами, а потом и ударами, так что, в конце концов, эсеры жестоко избили Серго. (Да-да, в Баиловской тюрьме, помимо Сталина, сидели и Орджоникидзе, и Вышинский, и Тевосян, и некоторые другие пламенные борцы за дело революции. И исключительно за бандитизм – О.Б.)

Когда Верещак снова встретился со Сталиным в тюрьме, его больше всего поразила непоколебимая вера узника в победу большевиков. Несколько позже Коба, квартируя в третьей камере Баиловской тюрьмы, организовал целые курсы. Тюрьма принудила его лишь к весьма относительной перемене занятий».

«Весьма относительная перемена занятий» – это, как не трудно догадаться, та же самая агитация, только не в масштабах города, а в масштабах отдельно взятой тюрьмы. Вообще не устаешь поражаться либерализму властей в царское время: отъявленные бандиты имеют возможность, сидя на нарах, устраивать дискуссии, курсы, писать статьи в газеты, т.е. всячески мутить народ и подбивать его к беспорядкам. Если бы царские власти боролись с мятежниками с такой же жестокостью, с которой в советское время чекисты боролись с инакомыслящими, революция была задавлена бы в самом зародыше.

Как видим, Анри Барбюс упоминает 1903 год, который в официальной биографии Сталина как год отсидки в Баиловской тюрьме не отражен. Заподозрить Барбюса в фальсификации невозможно: он был ярым сталинистом.

И тут всплывает вопрос, а был ли побег из тюрьмы – тот самый, на который попенял азербайджанцам российский историк. Тут мы имеем парадокс. В официальной биографии Сталина побег из Баиловской тюрьмы не отражен. В официальной истории тюрьмы, наоборот, отражен. Правда, год не указывается, но зато указывается номер камеры – 39. Этот побег в истории Баиловской тюрьмы считается первым. А тюрьма в тот период известна тем, что в ней содержались знаменитые революционеры и охрана их осуществлялась очень тщательно.

Впоследствии камера №39 стала музеем. В 2009 г. при строительстве Площади Флага Баиловская тюрьма была разрушена и тем самым стерто материальное свидетельство пребывания Сталина в этом месте.

Так бежал или не бежал? И если бежал, то когда? У Анри Барбюса, описывавшем 1903 год в жизни Сталина, читаем: «В 1903 году в тюрьме Сталин узнал важную новость. На втором съезде РСДРП по инициативе Ленина наметился решительный разрыв между большевиками и меньшевиками».

Далее идут типично советские рассуждения Барбюса, его осмысление поступков Сталина с позиций непримиримого революционера и человека, считающего себя не вправе оставаться в стороне от таких важных политических процессов.

А затем такой текст: «Итак, Коба впервые бежал от жандармов. И с тех пор жандармские отряды охотились за ним по всем углам России и Закавказья, – вынюхивали, искали, ловили, потом упускали и принимались ловить вновь. Шесть раз, если не ошибаюсь, повторялась эта игра. После побега Коба ведет борьбу против грузинских меньшевиков. В 1904-1905 гг. он, как пишет Орджоникидзе, «является для меньшевиков самым ненавистным из всех кавказских большевиков». Он становится их признанным руководителем».

Итак, можно считать, что легендарный побег Сталина из Баиловской тюрьмы состоялся в 1903 г. Можно, да есть одна нестыковка: Барбюс со слов Семена Верещака говорит о некой стычке, произошедшей между Орджоникидзе и Карцевадзе во время «организованной» Сталиным дискуссии. Но Орджоникидзе сидел в Баиловской тюрьме в 1907 г. – согласно его официальной биографии. В ней упомянут и тот факт, что в 1907 г. Орджоникидзе познакомился в Баиловской тюрьме со Сталиным, после чего у них установились отношения, «близкие к дружественным».

Получается, что либо Верещак перепутал 1903-й и 1907 год, либо Орджоникидзе сидел на Баилове не один, а два раза. Но сложно перепутать год собственной отсидки, если ты просто Верещак, а не сам Сталин, которому есть, что скрывать. Вот и выходит, что, перечисляя Сталинские сроки в Баиловской тюрьме, можно говорить и о 1907 годе тоже. Если же сложить все упоминания, то получается как раз те самые пять-шесть сроков, о которых говорят некоторые исследователи.

Рассуждать на тему, как повернулась бы история, если бы побег не удался, можно долго. Очень хорошо на эту тему высказался исследователь биографии Сталина И.Куравлев на одном из исторических форумов: «Сбежал из Баку – и ладно. Надо было грохнуть его потом, в 1913 году, во время ссылки в Туруханский край! Тогда его даже хотели судить за педофилию, но он снова сбежал – и тогда в тюрьмах за такую статью не жаловали».

Статья о педофилии в официальной биографии Сталина, понятное дело, не упоминалась ни разу…