Интересные данные о шелководстве в Ленкоранском уезде Азербайджана (1894 г.)


Теймурбек Байрамалибеков (1862-1937) был одним из ярчайших представителей блестящей плеяды азербайджанских деятелей конца XIX – нач.XX вв. Являясь выпускником Горийской Учительской Семинарии, интеллигентом, просветителем, педагогом, публицистом своего времени, Байрамалибеков был также выдающимся историком, этнографом и краеведом.

Значительный интерес для культурологов, фольклористов, краеведов и этнографов могут представлять записанные Т.Байрамалибековым различные данные собранные в селах и регионах Азербайджана.

В частности, он оставил после себя немало ценной информации о шелководстве Азербайджана. Большую часть, он собрал в конце XIX века: Упомянутые сведения собраны мною с 15 по 26 мая 1894 года в тюркских (Едди-Оймаге, Шыхларе и Хиле) и талышских селениях Ленкоранского уезда, по которым я разъезжал для ознакомления шелководов с правильной выкормкою шелковичных червей. (26 мая 1894 года. Теймур бек Байрам-Алибеков).

Вначале, азербайджанский ученый дает краткую информацию по истории шелководства.

В частности, он пишет:Хотя в Персии шелководство существовало и в древности, но оно довольно развилось и находилось в апогее своего процветания только при шахе Аббасе Великом, за собственные средства которого сажались и устраивались при каждом селении обширнейшие тутовые плантации, дабы каждый шелковод, без различия веры и национальности, мог свободно пользоваться листьями шелковиц указанных садов безвозмездно для выкармливания шелковичных гусениц. Чтобы поощрять и приохотить шелководов к этому полезному труду, шах сам покупал у них коконы по добровольной рыночной цене, лишая таким образом скупщиков возможности приобретать сей товар за бесценок у шелководов.

Далее, ссылаясь на беседы с местными жителями, Байрам-Алибеков отмечает:Как утверждали здешние старожилы, у нас в Талыше шелководство процветало в тридцатых, сороковых, пятидесятых и шестидесятых годах и приносило громадную пользу шелководам, которые сбывали заготовленные коконы за границу через скупщиков; но в семидесятых годах, вследствие появления на шелковичных червях бактериальных болезней, оно не только пало, но даже прекратило своё существование, так как шелководы вовсе перестали заниматься этим выгодным делом, будучи не в силах бороться против сказанных бичей, от которых черви погибали массами; а потому все тутовые сады вырубались на дрова и были заменены фруктовыми, свидетелем чего является пишущий эту статью.

Он добавляет, что “однако, невзирая на свирепствовавшие тогда на шелкопрядах ужасные болезни, шелководство продолжало функционировать, правда, не в таком грандиозном размере, как раньше в других городах Азербайджана, а именно: в Ширване, Гяндже и Шеки, где изготовлялись прекрасные шёлковые широкие женские головные платки, роскошные одеяльные наличники и женские покрывала – чадры.

Байрам-Алибеков уточняет:Занятия шелководством возобновились в конце 80-х годов XIX столетия, на более рациональных началах, не только в Ленкоранском уезде, но и во всех городах Азербайджана благодаря существовавшей в Тифлисе государственной шелководственной станции, оказавшей большую услугу краю, в подъёме шелководства, но, к сожалению, не в таком обширном виде, в каком оно находилось раньше, за отсутствием, в особенности в Талыше, в достаточном количестве тутовых деревьев, вырубленных на топливо, как было упомянуто выше.

Далее, он переходит к более детальному описанию состояния шелководства в Ленкоранском уезде:

Шелководство в Талыше

Из всех шелкопрядов в нашем крае наибольшее промышленное значение составляет собою только тутовый шелковичный червь – Bombyx mori. В диком состоящий он вовсе не водится, а разводится шелководами у себя дома для получения шёлковой пряжи из коконов, в виде шёлковых тонких, как паутина, нитей, выделяемых паутинными железами шелковичных червей. Из яичек, откладываемых шелковичными бабочками, вылупляются крохотные гусеницы, которые выкармливаются не мокрыми, а свежими сухими листьями белых, чёрных и красных тутовых деревьев (Moms alba, Morus nigra, Moras rubra), заготовленными заранее с вечера для того, чтобы находящееся в листьях количество воды уменьшилось; в противном же случае черви будут страдать поносом.

Сбор листьев шелковиц для выкармливания шелкопрядов производится в то время, когда бутончики на них раскрываются и появляются первые листочки, что бывает около 2-го апреля в Ленкоранском уезде, если только тёплая весна. Когда на тутовых деревьях листья показываются поздно вследствие холодной весны, тогда шелководы, боясь опоздать с занятием шелководством, рано приступают к оживлению червей, которых они принуждены выкармливать листьями проскурняка – Altaea officinalis до появления на шелковицах листьев.

При хорошем уходе, достаточном лишь в содержании в чистоте и опрятности, черви быстро растут и к концу 4-го дня жизни становятся светло-бурыми, грудь же – светлосерой. В своей личиночной жизни четыре раза засыпает и линяет, т.е. сбрасывает с себя кожицу. Первый сон наступает на пятый день жизни шелкопряда и продолжается в течение 24-х часов. Во время сна объем уменьшается и тело червя утончается, отчего и старая кожица сдвигается с головы вперёд. Перед самой линькой червь изменяет своё положение, опускается вниз, делает слабые, судорожные движения всем телом, вытягивается, значительно усиливается и заставляет таким образом старую и тесную шкурку лопнуть, разрыв которой всегда и во всех возрастах происходит на одном и том же месте за головой.

Как только кожица разрывается, гусеница быстро из неё вылезает и сбрасывает оставшуюся на голове часть её, после чего она долгое время сидит неподвижно, а затем с жадностью принимается за еду. После первого сна червь вступает во второй возраст: три дня кормится, а потом засыпает на целые сутки, после чего опять линяет.

После второго сна он вступает в третий возраст, на коем пять дней ест и более суток спит, переходя в четвертый возраст: пять дней ест и полтора суток спит, а затем вступает в 5-й возраст, в котором пребывает не более 10 дней, усиленно питаясь, а затем перестаёт есть, уменьшаясь в росте, и, несмотря на это, экскременты продолжают выделяться; и, наконец, совершенно опорожнив свой кишечный канал дочиста, становится прозрачным. Такой червь называется зрелым и готовым вполне к выделке шёлка.

Взобравшись на коконник и выбрав себе подходящее удобное место, шелкопряд приступает к завивке кокона. Выпуская из сосочка нижней губы их начинает выделывать тончайшими нитями, выпускаемыми паутинными же слезами, непрерывную шёлковую нить, прикрепляя её к коконнику и устраивая себе гнездо для вмещения кокона.

После этого он приступает к завивке кокона, который изготовляется в четыре дня: смотря по температуре и в червоводне. Выпустив весь запас шёлка, он успокаивается и впадает в состояние оцепенения. Находясь уже в коконе, он через короткое время линяет и впоследствии превращается в куколку, которая тоже, в свою очередь, превращается в ней же через 15 дней в бабочку. Последняя, разъедая обращенный к голове конец кокона выпускаемою из рта едкою жидкостью, выходит из кокона. По своём выходе из коконов самцы тотчас приступают к спариванию с самками.

Каждая самка-бабочка по освобождении от самца несёт 600 крохотных яичек, называемых греной, после чего она умирает. Грена служит предметом международной торговли. Когда коконы вполне готовы, наилучшая, здоровая и твёрдая часть отбирается на племя для вывода здоровых бабочек и получения безболезненной грены, а остальные коконы передаются шелкомотальщикам для размотки в сыром виде.

Так как многие шелководы оставляют у себя полученные коконы для выгодной продажи или не успевают передать их для размотки, а бабочки при своём выходе из них разрывают шёлковые нити, что делает их негодными к размотке, то, чтобы этого не было, шелководы для хранения замаривают коконы горячим паром или кипятком.

Ещё замаривают солнечными лучами таким образом: выносят из червоводни все сырые коконы в полдень на солнце и кладут редко друг от друга на открытое солнечное место во время сильной жары, и через полчаса собирают их вместе густо, закрыв их паласом или широким ковром со всех сторон плотно, и оставляют их в таком положении до заката солнца, а затем убирают. Этот способ самый лёгкий и экономичный, а потому он привит и практикуется во всех селениях Ленкоранского округа крестьянами. Шелководы, повторяю опять, оставляют у себя заморенные коконы для продажу а сырые передаются шелкомотальщикам для размотки шёлковых ниток.

Породы шёлковых червей

Существуют следующие породы шелковичных червей:

1) китайско-корейская;
2) японская;
3) индийско-индокитайская;
4) среднеазиатская;
5) персидско-хорасанская;
6) малоазиатская;
7) закавказская;
8) французская;
9) итальянская.

Хотя лучшие белые и цилиндрические коконы, дающие самый дорогой шёлк, получаются от шелковичных червей китайской породы под названием “сина”, но в наших талышских и тюркских селениях Ленкоранского округа для пользования служат только нижепоименованные породы: японская, дающая по одному урожаю в год с четырьмя линьками, имея 34 дня продолжительности; кавказская “кыхра”, вырабатывающая белые и жёлтые коконы, довольно богатые шёлком хорошего качества; хорасанская, выделывающая крупные, плотные белые коконы, содержащие в себе много шёлку; итальянская, доставляющая чудные жёлтые коконы.

Самыми заядлыми врагами шелковичных червей являются нижепомещённые животные: домашние птицы, в особенности надоедливые куры, воробьи, кошки, мыши, крысы, змеи, чёрные тараканы и муравьи; все они поедают червей в громадном количестве, если своевременно не будут приняты меры для охраны их.

Греной называются яички шелкопрядов – Bombyx mori, из которых весною, при 18-20° комнатной температуре по Реомюру, выползают гусеницы, питающиеся листьями тутового дерева. Они своими паутинными железами выделяют из себя шелковые нити и, завивая из них коконы, впоследствии превращаются в куколку, которая тоже, в свою очередь, становится потом бабочкой. Выходя из коконов самцы спариваются с самками, которые, по освобождении от самцов, несут крохотные яички, называемые греной, а затем умирают.

Функция Тифлисской шелководственной станции

Это образцовое профессиональное учреждение, открытое в 1888 году, весьма успешно распространяло шелководство не только во всём Закавказье, но и в южных частях России, обучая в своих стенах сельских и городских телсй и других шелководов рациональной выкормке шелковичных гусениц, способу оживления фены, заготовке тутовых листьев и предварительной подготовке комнат, отведённых под воспитание шелкопрядов, проходя с ними также и болезни их.

Станция вдобавок выпускала ежемесячный журнал, где помещались статьи по шелководству и пчеловодству. Журнал и другие брошюры выходили под редакцией покойного Шаврова, заведовавшего станцией, куда командировались учителя для изучения шелководства из всех городов и селений Закавказья, Кавказа, Украины и других южных частей России, в числе коих находился и автор настоящей статьи.

Ознакомившись детально со средствами борьбы против гибельных бацилл путём микроскопирования больных червей и воспитанием последних наглядно на практике, просвещенцы, по возвращении к себе домой, занимались шелководством в своих школах вместе с учениками, разъезжали по селениям для ознакомления крестьян с правильной выкормкой червей и раздачи им целлюлярной грены, приготовленной самою станцией. Благодаря активному горячему участию и содействию сельских и городских культурников в деле развития шелководства в крае, оно усиленным темпом прогрессировалось день ото дня, идя громадными шагами вперёд, служа большою подмогою шелководам в приобретении денежных средств к безбедному своему существованию.

Невзирая на то, оно составляло собою второстепенную отрасль сельского хозяйства для крестьян, не получив самостоятельного значения, являясь лишь побочным занятием только для талышинок и тюрчанок, и окончательно погибло после гражданской войны.

В Ширване же шелководство кануло в вечность с того дня, когда этот древний, роскошный город был разрушен землетрясением дотла. Когда погибший Ширван, выходя из-под развалин, стал снова устраиваться, принимая благоприятный вид, тогда шелководство начало возобновляться, входя постепенно в свою нормальную колею…

**********

Уже при советской власти, в 1933 году Т.Байрам-Алибеков написал небольшую статью – “Центр шелководства в Азербайджане”.

В ней он отмечал:Центром шелководства на азербайджанской территории ныне является Шеки, где летом прошлого 1932 года мною осмотрена была громадная роскошная шелководственная фабрика, построенная за счёт государственных средств нашей молодою республикой по итальянскому образцу, с шелкопрядильными, шелкомотальными, шелкотростильными заграничными машинами и ткацкими станками современной техники. Эта образцовая фабрика является гордостью для всего Азербайджана, служа наилучшим памятником для потомства.

По материалам книги “Теймур бек Байрамалибеков. Избранные произведения”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.