Причины и последствия событий 20 Января 1990 года в Баку


Айдын Балаев

События 20 января 1990 г. являются одним из переломных моментов современной истории Азербайджана. Эти события стали следствием сложных геополитических процессов, происходивших в то время на территории СССР. В конце 80-х гг. ХХ в. дезинтеграционные процессы в СССР достигли своего апогея, что в немалой степени было обусловлено заметной активизацией национальных движений в союзных республиках.

Особенно массовый характер эти движения приобрели в республиках Прибалтики и Закавказья, а также в Молдове. Причем главным содержанием национальных движений в этих республиках, включая и Азербайджан, была борьба за суверенитет.

23 сентября 1989 г. Азербайджан первым среди союзных республик СССР принял Конституционный закон «О суверенитете Азербайджанской ССР», установивший приоритет республиканского законодательства над союзным. Это решение азербайджанского парламента стало серьезным шагом на пути достижения полного суверенитета.

С каждым днем становилось все более очевидным, что советскому руководству цивилизованными политическими методами уже не удастся приостановить процесс усиления центробежных тенденций в стране. В этой ситуации союзное руководство, видимо, решило прибегнуть к последнему средству – применению силы для предотвращения неминуемого распада СССР. Локальная войсковая операции, по замыслу ее авторов, должна была стать своеобразной «акцией устрашения» для всех союзных республик, стремящихся выйти из состава СССР.

Выбор Азербайджана в качестве плацдарма для проведения подобной операции был не случайным, поскольку он представлял собой наиболее «слабое звено» в цепи союзных республик, находящихся на передней линии борьбы за суверенитет. Речь идет о том, что в отличие от Прибалтики и соседей по Южному Кавказу азербайджанцы не имели влиятельных покровителей на Западе.

С другой стороны, Азербайджан был единственной среди них республикой, в которой подавляющее большинство населения составляют мусульмане. А это давало союзному руководству возможность спекулировать на жупеле пресловутого «исламского фундаментализма» для оправдания военной операции против гражданского населения в глазах международной общественности. В самом деле, впоследствии М.С.Горбачев утверждал, что именно для предотвращения прихода к власти в Азербайджане «исламских фундаменталистов» в Баку были введены войска.

Советским руководством принимался во внимание и тот факт, что в Азербайджане рост национального движения происходил на фоне разворачивающегося карабахского конфликта, в основе которого лежат территориальные притязания Армении на исконно азербайджанские земли в Нагорном Карабахе. А это облегчало осуществление любых провокаций для оправдания применения силы.

Тем более что к концу декабря 1989 года дестабилизация ситуации в зоне карабахского конфликта достигла своего апогея. Катализатором эскалации напряженности в регионе стало постановление Верховного совета Армянской ССР от 1 декабря 1989 года о воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха. Последовавшая за этим активизация армянских боевиков вылилась в настоящую войну против Азербайджана. Впервые с начала карабахского конфликта объектом атак армянских сепаратистов стали азербайджанские районы за пределами административных границ НКАО.

Фактически созерцательная позиция союзного руководства, неприятие адекватных мер для пресечения антиконституционных действий армянской стороны привели к резкому обострению внутриполитической ситуации в Азербайджане. В свою очередь, тогдашнее руководство компартии Азербайджана, абсолютно не способное принимать самостоятельные политические решения, даже в такой критической ситуации продолжало слепо следовать указкам союзного центра.

К началу 1990 г. руководство Азербайджана окончательно дискредитировало себя и потеряло всякий контроль над ситуацией в республике. В этой обстановке уже не вызывала сомнений победа на парламентских выборах, намеченных на апрель 1990 года, оппозиционных сил во главе с Народным фронтом Азербайджана, ратовавших за выход из состава СССР. Все эти обстоятельства послужили причиной и поводом для проведения войсковой операции в Баку.

Интересно, что в этой драматической ситуации бездействовавшее до той поры республиканское руководство вдруг непонятным образом «осмелело» и принялось горячо ратовать за создание вооруженных отрядов ополченцев. Выступая в первых числах января 1990 г. перед рабочими Бакинского завода холодильников, тогдашний руководитель республики А.Везиров призвал молодежь записываться ополченцами, пообещав обеспечить их оружием.

Было совершенно очевидно, что со стороны союзного центра готовится крупная провокация. И действительно, с 13 января 1990 года в Баку начались спровоцированные спецслужбами СССР армянские погромы, слухи о которых ходили по городу еще с конца декабря.

В частности, 30 декабря 1989 г. газета «Азадлыг» предупреждала власти о возможности подобных противоправных действий в отношении армянского населения города. Однако властные структуры, заранее осведомленные о готовящихся погромах, ничего не предприняли для их предотвращения. Уже после начала погромов правоохранительные органы и 12-тысячный контингент внутренних войск МВД СССР, находившийся в городе, преступным образом бездействовали. Имеются неопровержимые факты, свидетельствующие о том, что войскам был дан приказ не вмешиваться, такое развитие событий вполне устраивало союзное руководство.

Накаленную обстановку в Азербайджане еще больше обострил указ Президиума Верховного совета СССР «Об объявлении чрезвычайного положения в НКАО и некоторых других районах» от 15 января 1990 года, в особенности статья 7-я, предлагавшая ввести комендантский час в Баку и Гяндже. В Азербайджане расценили этот указ как еще одно проявление проармянской позиции союзного центра, тем более что о введении чрезвычайного положения на территории Армении, которая и являлась непосредственным источником дестабилизации ситуации в регионе, в документе не говорилось ни слова.

Уже 16-19 января 1990 года на подступах Баку была создана крупная оперативная войсковая группировка общей численностью более 50 тыс. военнослужащих из состава частей Закавказского, Московского, Ленинградского и других военных округов. Среди них было немало резервистов, в том числе армянской национальности, которые особо «отличились» во время ввода войск в Баку. Наибольшее число жертв среди гражданского населения было именно на тех направлениях, где использовались резервисты. Перед операцией резервисты подверглись усиленной психологической обработке в духе ненависти к азербайджанцам. К тому же среди резервистов оказались и уголовники.

Концентрация столь мощной группировки войск в окрестностях Баку уже после прекращения армянских погромов в городе свидетельствовала о серьезности намерений союзного центра, который окончательно решил на примере Азербайджана преподнести «урок» остальным союзным республикам.

Несмотря на все протесты населения, в ночь с 19 на 20 января 1990 года без всякого предварительного оповещения граждан в город были введены части советской армии. Ввод войск сопровождался преднамеренным ведением огня на поражение, что привело к значительным жертвам среди мирного населения.

Безусловно, с помощью этой карательной операции союзный центр достиг некоторых тактических успехов, в частности, сумел временно стабилизировать ситуацию в Азербайджане путем введения чрезвычайного положения, и посадить в кресло первого секретаря местного ЦК очередного своего ставленника. Но в стратегическом плане союзное руководство потерпело полное фиаско, поскольку события 20 января 1990 г. стали началом конца советского коммунистического режима в Азербайджане.

Эти события со всей наглядностью продемонстрировали невозможность реформирования СССР в цивилизованное демократическое государство, и стимулировали мобилизацию чувства национальной идентичности и национального самосознания народа, его решимость бороться за суверенитет. Подтверждением тому стали похороны жертв трагических событий, состоявшиеся 22 января 1990 г.

Спустя лишь сутки после той страшной ночи практически все население города вышло на улицы, чтобы в буквальном смысле под дулами автоматов советских солдат проводить в последний путь павших сограждан. Ни до, ни после этого Баку не видел столь грандиозной манифестации. Причем людьми двигали не столько боль и скорбь, сколько стремление продемонстрировать свою несломленность и решимость продолжить борьбу за идеи национальной свободы.

По сути, данная манифестация и последовавшая за ней 40-дневная общенациональная забастовка стали своеобразным всенародным плебисцитом в поддержку государственной независимости Азербайджана и одновременно подтверждением обреченности советской империи.

Комментируя январские события в Баку, политобозреватель А.Тихомиров в воскресной программе «Время» сказал поистине пророческие слова: «Эту империю уже невозможно сохранить ни кнутом, ни пряником».

Именно в ту мрачную ночь безоружные азербайджанцы перед лицом вооруженного до зубов воинства одной из сильнейших армий мира отстояли свое право на независимость. Принятие же парламентом Азербайджана 18 октября 1991 г. Конституционного акта о независимости стало лишь правовым оформлением того, что было достигнуто де-факто в январские дни 1990 г.

Здесь уместно сделать небольшой исторический экскурс и провести параллель с событиями начала XX века. В 1918 году провозглашению 28 мая независимой Азербайджанской Демократической Республики также предшествовали трагические мартовские события – массовые кровавые погромы мирного азербайджанского населения в Баку, Губе, Лянкяране, Гойчае, а также в Карабахе, Зангезуре, осуществлявшиеся вооруженными формированиями, подчиненными Бакинскому совету и состоявшими из красноармейцев и армянских боевиков, а также отрядами дашнаков.

Тогда были варварски убиты тысячи женщин, детей и стариков. Как видим, история повторяется, и не только в последовательности событий, но и в отношении их участников. Поистине свобода не дается, а берется – ценой большой крови.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.