О визите императора Александра в Баку в 1888 г.


О.БУЛАНОВА

Иногда в интернете встречается информация, что Баку часто посещали российские императоры. Приводятся подробности, как в Баку останавливались русские императоры.

На самом деле в Баку был всего один из российских императоров — Александр III. Случилось это в 1888 г. С ним был и наследник — Николай Александрович. Но т.к. императором он на момент визита не являлся, говорить о том, что Баку посетил и Николай II, будет исторически неправильно.

Визит был очень интересным и невероятно насыщенным. Императорский поезд (в данном случае это был именно поезд) прибыл для начала на ст. Аджикабул 8 октября в 10 утра. Там император с семьей изволили откушать свежей икры, преподнесенной им сальянскими рыбопромышленниками в серебряном бочонке.

Непосредственно в Баку поезд прибыл уже в два часа дня. Вокзал был украшен флагами и цветами, все столбы были обвиты зеленью, привезенной из Ленкорани. Точно так же был украшен и весь город. Флаги красовались даже на фаэтонах и телегах.

На платформе их величества встречали вице-губернатор, главный командир портов и командир Бакинского порта, полицмейстер и городской голова С.И. Деспот-Зенович с гласными Думы. Последний произнес приветственную речь и вручил императору хлеб-соль на серебряном блюде.

Императрице Марии Федоровне дамы высшего бакинского общества преподнесли цветы в золотом изящном портбукете, на котором с одной стороны было выгравировано «1888 г., Баку», а с другой — вензель ее величества из бриллиантов.

В честь приезда императорской семьи над домом губернатора взвился штандарт (позднее там будет отель Four Seasons), с батареи и судов раздался салют. В городе везде слышался колокольный звон и крики «Ура!».

С вокзала их величества отправились в Николаевский собор в Ичери шехер. После торжественного молебна, проведенного экзархом Грузии (Баку тогда входил в Грузинскую православную епархию), император со свитой отправился к дому губернатора, где царская семья будет жить во время пребывания в Баку.

Дом был украшен и обставлен с максимально возможной роскошью: лестницу уставили тропическими растениями, комнаты убрали цветами и ценными коврами, на диванах красовались вышитые золотом подушки-мутаки, везде была расставлена дорогая мебель, в том числе черная лакированная, с мелкими перламутровыми инкрустациями. Ну, а на стене над диваном висел портрет их величеств.

Из губернаторского дома открывался прекрасный вид на море и разукрашенную флагами набережную. Вечером в городе зажжется иллюминация: тысячи разноцветных огней обрамят почти все здания; суда, стоящие на рейде, осветятся гирляндами огней, с моря будут пускаться ракеты. А на вершине Девичьей башни загорятся вензеля царственных гостей: «А», «М», «Н» и «Г» («Г» — это еще один наследник, Георгий Александрович). В общем, зрелище будет феерическое.

Но это будет, когда стемнеет, а пока весь город высыпал на улицы — всем хотелось увидеть кортеж императора. По всему пути с одной стороны дороги стояли военные без оружия, но «с хорами музыки». Начиная от набережной, вместо офицеров император мог полюбоваться на воспитанников учебных заведений, а вблизи от дома губернатора — на воспитанниц женских учебных заведений. На площади перед домом расположились депутации от всех сословий Бакинской губернии, Дагестанской и Каспийской областей.

Напротив подъезда выставили почетный караул — 1-ю роту 81-го Апшеронского пехотного Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича полка, со знаменем и хором.

Император обошел все делегации, удостоив многочисленных представителей своими вопросами лично или через переводчика. После обхода делегаций мимо государя прошел церемониальным маршем караул апшеронцев.

В половине третьего их величества посетили Мариинскую женскую гимназию (позднее музей искусств). Сводный хор из воспитанниц гимназии и учеников Реального училища под аккомпанемент органа и рояля исполнил гимн Бетховена «Прославление Бога».

В актовом зале музыкальный концерт был продолжен. Их величества прослушали две пьесы и хор Чайковского «Рассвет», после чего «удостоили разговором учителя хорового пения гимназии госп. А.К. Ирецкого», сына городского головы.

Гимназистки преподнесли императрице белую суконную скатерть с вышитым шелками гербом Баку и персидскими узорами по бортам, отделанным малиновым бархатом.

Далее их величества отправились в заведение Св. Нины. Ученицы поднесли в подарок Ее величеству подушку, а дамы — три кресла, обитых малиновым бархатом и вышитых шелком. Ученицы приюта бакинского благотворительного общества поднесли их величествам полотенце.

А далее состоялось то событие, ради которого императорская семья и прибыла, в общем-то, в город: закладка храма Александра Невского, будущего Кафедрального собора, красу и гордость не только Баку, но и всего Кавказа и Закавказья. Этот красивейший собор, про который говорили, что он затмевает собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве, будет варварски уничтожен в 1937 г. в рамках борьбы с «темным религиозным прошлым».

После окропления места закладки экзарх Грузии, высокопреосвященный Палладий, по уставу Церкви положил в основание храма частицу святых мощей в серебряном ковчеге. Их величества вложили монеты с изображением года закладки и первые камни в основание, а протоиерей прочитал надпись о сооружении храма на бронзовой доске, которую также надлежало замуровать в фундамент.

Ну, а вечером, как и полагается, у их величеств состоялся фамильный обед. А после обеда — «экскурсия» в Сураханы для осмотра вечных огней и Храма огнепоклонников.

На следующий день в 10 утра их величества отправились на Баилов мыс, где в Морском соборе слушали Божественную литургию. Напротив собора находился устроенный для Ее величества «павильон в персидском стиле, убранный цветами и коврами», куда она и проследовала после литургии. Ее же венценосный супруг произвел обход войск, выстроившихся вокруг собора для торжественного парада.

Затем состоялся завтрак, на который были приглашены военные начальствующие лица, командиры отдельных частей и кавалеры ордена Св. Великомученика Георгия. Императору «представлялись различные делегации и ими были преподнесены богатые подарки».

В половине третьего их величества отправились в Черный город, где посетили завод товарищества братьев Нобель. У входа в завод сестра Эммануэля Нобель — Анна Нобель — поднесла Ее величеству букет цветов в изящном золоченном портбукете, украшенном прозрачной эмалью и бриллиантами.

Императору же преподнесли хлеб-соль на серебряном блюде, имеющем крестообразную форму и покрытом мелкими узорами из цветной эмали. Солонка представляла собой керосиновый резервуар.

Наследнику Николаю Александровичу был поднесен дубовый ларец, окованный железом, с золотыми инициалами Его высочества. В ларце — 24 хрустальных флакона с образцами нефти и всех продуктов, получаемых из нее. Великому Князю Георгию поднесли серебряную модель керосинового резервуара, с государственным гербом наверху.

Их величества подробно осмотрели завод, а затем проследовали на устланную коврами пристань, где был устроен павильон из флагов и стояли нефтеналивные суда товарищества Нобелей. В павильоне Его величеству поднесли альбом с видами предприятий товарищества Нобель — как российских, так и зарубежных. Крышка альбома была сделана из массивного серебра в русском стиле с узорами из разноцветной эмали.

За безопасность Александра III и его семьи отвечал на заводе инженер Эдвин Бергрот, поэтому император разгуливал по нобелевским предприятиям без всяких телохранителей и охраны.

Визит императора со свитой на завод в Черном городе оказался запечатленным фотографом. И это — чуть ли не единственный сохранившийся снимок, сделанный во время визита Александра III в Баку.

После осмотра наливного парохода «Дарвин» их величества выразили удовольствие хозяевам и отбыли на вокзал — дальше их путь лежал в Балаханы, на самые богатые к тому времени по добыче нефтепромысла. Там тоже все было украшено к визиту: при въезде установили арку в персидском стиле, а выездные ворота составили из инструментов. И, конечно, масса народу и флагов. В нескольких местах из буровых скважин были специально пущены нефтяные фонтаны.

Вечером город был снова богато иллюминирован, улицы были запружены, бакинцы стояли и сидели на балконах и плоских крышах. В губернаторском доме у их величеств состоялся парадный обед, на который были приглашены все военные и гражданские начальствующие лица, а также городской голова.

Сохранилось меню того обеда, которое поражает своей неприхотливостью. Дело в том, что Александр III был на редкость простого нрава: не любил пышности и торжеств, а в еде был умерен до чрезвычайности.

А вот само меню было примечательным. Оно было нарисовано в стиле акварелей князя Г.Гагарина и изображало выходящих из Диванханы представителей мусульманского духовенства. Первым шел перс (так, а также татарами называли азербайджанцев) с бакинским гербом. Справа внизу — перечень блюд.

На следующий день состоялся отъезд их величеств. Они милостиво простились с присутствовавшими и отбыли из Баку при восторженных криках «Ура!».

Использованы материалы «Кавказского календаря» за 1889 г., давшего описание визита Александра III в Баку, и ourbaku.com. Из архивов газеты ЭХО