Чай в Азербайджане: синоним и символ гостеприимства

Ленкорань, разносчик чая, 1976 год

О.БУЛАНОВА

У каждого народа есть свой национальный напиток. В Азербайджане это чай. Этот ароматный напиток, который любят и ценят все, известен в стране с XII века – именно в это время в поэмах великого поэта и мыслителя Низами встречаются первые упоминания о чае.

Чай – не просто напиток. Чай – это синоним и символ гостеприимства. В любом азербайджанском доме гостю первым делом предлагался чай. С чая начиналось застолье, им же оно и заканчивалось.

Чай занимал особенное место и в церемонии сватовства, которую называли «хяри». В этой церемонии все очень символично; при помощи же чая до сватов доносилась определенная информация, т.е. существовал как бы своеобразный язык чая. Если предложение сватов принималось, то им подавали сладкий чай. Если нужно было отказать, но сделать это вежливо и тактично, чай подавался несладким.

Очень красиво смотрелось, когда сватам приносился «двухцветный» чай. Этого добивались, заливая в стакан сначала кипяток и кидая туда сахарный песок (щербет), а потом очень медленно добавляя сверху заварку. В итоге получается двухцветный чай – снизу светлый, а заварка осталась ближе к поверхности. А после того, как давался «хяри», чай размешивали и новые родственники поздравляли друг друга с радостным событием.

Войдя прочным образом в национальную культуру, чай и церемония чаепития не могла не «выплеснуться» из домов на улицы. И возникли чайханы. В Азербайджане не было, наверное, ни одного селения, а в городе – ни одного квартала, где не имелось бы чайханы. Это заведение настолько вошло в быт и культуру азербайджанцев, что появилось поверье: если снится чайхана – быть большой радости.

Чайхана несла в себе несколько функций. Прежде всего это клуб. Исключительно мужской. Здесь обсуждались новости, дела, строились планы, вспоминалось прошлое, а главное, поддерживались отношения. В известном смысле это было заведение, призванное сохранять стабильность в обществе. Повздорившие днем соседи встречались вечером в чайхане, чтобы в кругу соседей, друзей, за стаканом чая спокойно обсудить свои проблемы и найти взаимоприемлемый выход из ситуации.

Любопытно, что, в отличие от среднеазиатской чайханы, где можно и плотно пообедать, в азербайджанской подавался только чай. К нему могли предложить сладости, конфеты, орешки (обжаренный фундук, миндаль, грецкие орехи), сухофрукты, но не еду.

Смотрите также: Как пили чай в Азербайджане (23 ФОТО)

Из сухофруктов чаще всего присутствовали финики, хурма, инжир, курага и изюм, который мог быть черным и белым, мелким и крупным – в зависимости от сорта винограда, из которого он сделан. А инжир в процессе завяливания обваливали в муке, поэтому сладость его раскрывалась постепенно.

И, конечно, к чаю обязательно подавалось варенье. Искусство приготовления варенья в Азербайджане довели до совершенства. Его подавали в каждом доме и в каждой чайхане, причем самое разное: из айвы, инжира, арбузных корок, абрикосов, черешни, вишни, персиков, слив, кизила, молодых грецких орехов, клубники, ежевики, винограда, тута (шелковицы) и много другого. Путешественники, посещавшие Азербайджан в прошлые века, упоминали несколько десятков разновидностей варенья.

Кроме стандартных чайных листьев, в Азербайджане в заварку было принято добавлять и различные травы, чаще всего чабрец. Чабрец могли заваривать вместе с чайным листом в пропорции один к одному, а могли подать его во втором чайничке отдельно заваренным. Чабрец в Азербайджане рос в самых разных местах и отличался по вкусу, поэтому некоторые знатоки просили заварить или гей-гельский, или ленкоранский, или закатальский чабрец.

Использовали и другие пряности: гвоздику, корицу, кардамон, розовую воду… Розовая вода всегда была особой приметой чайной церемонии в Азербайджане. Пить розовую воду просто так, саму по себе неинтересно – она практически не обладает вкусом, зато в чае раскрывает свой аромат. Она делает ароматным не только чай, но и воздух. Этот секрет знали опытные чайханщики, поэтому в некоторых чайханах Азербайджана пахло как в розовом саду. Еще такой водой было очень приятно ополоснуть руки и лицо.

Розовой воды для придания чаю аромата нужно совсем немного, и ее подавали к столу в гулебдане – специальном кувшине небольшого размера с красиво изогнутым носиком. Однако во время многолюдных торжеств, например, свадебных, розовую воду наливали в большие кувшины.

Но самый главный атрибут чайханы – это, конечно, самовар. Неправильно думать, что самовар – это чисто российский символ. В Азербайджане самоваров было гораздо больше на душу населения, чем где бы то ни было.

Первый глиняный самовар был найден при раскопках в Шекинском районе, его возраст – около 3700 лет. Да и само слово «самовар» состоит не из двух привычных русских слов – «сам» и «варит», а из двух тюркских: «су» (вода) и «мавер» (что-то типа кипятильника). В оригинале звучит как «сумавер». Этот самый сумавер попал в Россию, когда связи с тюркским миром были гораздо глубже и теснее, чем сейчас. Слово «сумавер» русскому человеку было непонятным, поэтому он переиначил его на понятный лад. Тем более что слово «варить» к сумаверу на самом деле подходило: в них не только кипятили воду, но и варили пищу и сбитни.

Этой тюркской версии придерживаются современные ученые-лингвисты, не зашоренные старыми догмами. Хотя те, кто с ней не согласен, вынуждены признать, что в соседнем с Азербайджаном Иране самовары существуют испокон веков, и никакая Россия к этому руку не прикладывала. Их конструкция напоминает китайскую. Любопытно, что и на фарси слово «самовар» произносится почти как «сумавер», и вряд ли персы заимствовали слово из русского языка.

Вариантов самоваров в Азербайджане имелось не много, а очень много. Самовары были дешевыми и дорогими, цилиндрическими и пузатыми, гладкими и украшенными гравировкой. Их производили в самом Азербайджане и завозили из других стран.

Еще один непременный символ чайханы, да и любого чаепития – стаканчики армуду. Из названия видно, что оно родилось благодаря слову «армуд», т.е. «груша»: по форме стаканчики похожи именно на этот плод.

Вид армуду вырабатывался веками, многие поколения искали наиболее эргономичную форму, при которой чай остывал бы медленнее. Именно такой, «стесненный в талии» стаканчик наиболее долго держит тепло.

Любопытно, что армуду никогда не наполняли чаем до краев, оставляя около сантиметра. Это расстояние называется «додаг йери» – «место для губ».

Сахар, как правило, в Азербайджане употребляли вприкуску, подавать к чаю сахарный песок было непринято. Сахар был колотым – «кялля ганд»: сначала рубили «сахарную голову», затем специальными щипчиками раскалывали большие куски на маленькие кусочки.

Перед тем как отпить первый глоток, непременно окунали кусочек сахара в чай. Традиция эта очень древняя, возникла в темные времена Средневековья в ханских и шахских дворцах, где плелись интриги и заговоры. Заговорщики действовали часто так же, как и европейские, – подсыпали яд неугодным. Но если в Европе отраву добавляли чаще всего в кубок с вином, то в Азербайджане, где распитие спиртных напитков запрещалось религией, роль вина исполнял чай.

И если европейцы, чтобы защититься от отравления сотрапезником, чокались кубками так, чтобы капли вина из одного кубка выплескивались в другой, то азербайджанские правители придумали свой способ предохранения от отравы: прежде чем отпить, окунали в чай сахар. Все известные в те времена яды были органического происхождения и вступали в реакцию с сахаром. Если при соприкосновении чая с куском сахара выпадал осадок, напиток мутнел или же «вскипал», чаепитие прекращалось. И начиналось следствие, заканчивающееся, как правило, казнью заговорщиков.

Все обычаи, связанные с чаем и чайной церемонией, пережили века и остались в азербайджанском обществе. И очень часто вызывают недоумение, смешанное с восхищением, у иностранных туристов, которые видят часами сидящих за столиками мужчин, но пьющих не водку или пиво, а просто чай.