Стихи поэтов Ирака, Ирана, Турции: Насими, Сабир, Гобустан и советский Баку


В 1980 г. в Баку, издательством “Язычы”, был выпущен очень интересный сборник – “Я полюбил Азербайджан” – в котором было собрано некоторое количество стихов, посвященных советскому Азербайджану.

В книге говорилось: “Предлагаемый вниманию читателей сборник – своеобразный букет, в котором собраны лирические произведения советских и зарубежных поэтов о нашей цветущей республике.”

В данном материале – стихи поэтов Ирака, Ирана и Турции, посвященные Насими, Сабиру, Гобустану, советскому Баку.


ВЕЛИКОМУ НАСИМИ (открывок)
Автор – Ибрагим Дагулу (Ирак), перевод С.Мамедзаде

Бесстрашные бессмертье обретут,
превосходя самих себя.
И порываясь к жизни,
огромной как море,
и чистой как свет,
творя миры,
они своротят горы,
превосходя самих себя…

Так, дерево щедрейшее в лесу
возвысится над остальными,
неся свои дары.
Ты не склонил главы пред палачами
влачась стезей отваги и печали.
Вели тебя тернистые дороги
от Персии до шумного Багдада,
тебя спалило яростное небо Алеппо…
Клокочущая мысль
вершила волшебство.

Ты рвался ввысь,
превосходя себя же самого,
И, плюнув в лица тех,
кто правду попирал,
ты возгласил:
– Как море, необьятен человек,
Преодолевший самого себя.
Возвысится и станет божеством!…
Но будет, как и ты,
Безжалостно казнен…


БАКИНСКИМ ДРУЗЬЯМ
Автор – Магамед Салех Бахрул-Улум (Ирак), перевод В.Зайцева

Салам, Баку, красавец-город!
Не здесь ли я друзей нашел?
Теперь забудется не скоро
Небес весенних синий шелк
Я понял здесь,
В краю свободы,
Что нет священней ничего
Высоких чаяний народа
И вдохновленных дел его.
Я эту встречу чту, как благо
Всей жизни будущей моей.
От кряжи и равнин Ирака,
Прими привет, Страна Огней!

Свобода – вечное зеленье
Людской мятущейся души.
Встают сегодня поколенья
Над мраком алчности и лжи.
Надежда неисповедима,
Она роднит сердца людей,
Летящие непобедимо,
Как птицы к солнцу,
Только к ней!

Нас разделяют расстоянья,
Объединяет идеал.
Пред Физули стою в молчаньи.
Какой араб свое отчаянье
Его строкой не врачевал?
Преодовлев земные сроки,
Живут повсюду меж людьми
Неумирающие строки
Блистательного Низами.
От сердца к сердцу ткутся нити,
Их не разъять и не отнять.
Истоки счастья там ищите,
Где брата хочет брат понять.

Но есть такие, что теряют
Дорогу к свету на земле
И, клятвы солнцу повторяя,
Трусливо прячутся во мгле.
Я отвергаю ложь упрямо,
Как совесть строгая велит.
А роющий другому яму,
В ту яму первым угодит.
Пишу сегодня не о них я,
О верности людской пишу.
Нет, в сердце друга ни на миг я
Не успомнюсь, пока дышу.
Я другу говорю по праву,
Поэт, об этом не забудь,
Греми в набат,
А слово правды
Найдет к живому сердцу путь!
Мы все живем свободы ради,
Что расстояния для нас?
Друзья, когда-нибудь в Багдаде
И вас я встречу.
В добрый час!


БАКУ
Автор – Жале (Иран), перевод В.Зайцева

Ночное небо облачно и низко,
Над Каспием –
Ни проблеска звезды.
Угадываю горизон – как нитку –
Там, где слиянье
Неба и воды.

Волна береговая,
Словно птица,
Внезапно вскинет белое крыло…
Я вслушиваюсь:
Музыка творится
Чудесно ты, прилива ремесло.

Все длитс эта музыка ночная,
Все набегает на берег волна.
Пустынны скалы…
Тишина сквозная…
Как будто в целом мире я одна.

Всю жизнь, Хазар,
Я жду твоих признаний:
Какие сны нашепче мне прибой?
И вечный караван воспоминаний
Опять мен уводит за собой.

А берега – сверкающая россыпь.
На небе – все темно,
А на земле –
Огни переливаются, как росы,
Как солнечные капельки во мгле.

Столица удивительного края –
Баку – как золотой пчелиный рой.
Нет, в памяти моей не умирает
Огромный город – труженник, герой.

А я опять иду по вехам века:
Тревожный 904 год.
Мне время возвращае,
Словно эхо –
Дни стачек, дни сомнений и невзгод.

Слепая ночь
В мою ворвалась память,
Тяжелая, как надмогильный камень:
Идет корабль по штормовой волне
Навстречу смерти – Это ясно мне.

Вновь 26 встают передо мной.
И залпы восставшею страной.
… Двадцать пятыц год.
Пылающий восход,
Как знамя полыхает небосвод.
Свобода! Торжествующий народ!
В глазах я вижу обновленья свет,
Победных лет неизгладимый след.
И гнета нет,
Уже – навеки нет,
Былого страха в человеке нет.
Надежда, словной чайка в высоту
Уносит оцеренную мечту.

Закон народа –
Справедлив, но крут:
Здесь богачам не продается труд.
На улицу – не выбросит страна
Голодного в лохмотьях пацана.
Бездомному найдется крыша здесь,
Не спросят у больного: деньги есть?
И знают, кто не слеп
И, кто не глух:
Здесь ни хозяев нет давно, ни слуг.
Здесь правду люди
Произносят вслух.

Ни бедняков, и ни ростовщиков.
И старость не страшит –
Закон таков
Отечеством владеет сам народ,
Как должно быть
А не наоборот.

Здесь труд – не под пятою золотой –
Творит дела,
Сравнимые с мечтой,
Той самою, которая вела
Страну на штурм двухглавого орла.
Здесь ценитс высоко мастерство,
А слава – только следствие его.
Вон – девушка с трибуны говорит,
Глаза блестят,
Ей целый мир открыт.

С портрета улыбается Басти
Созвездьем блещет слава на груди.
Здесь вечно жив Самед в своих стихах
На всех страны свободной языках.
И Узеира сердце не умрет.
Оно живет, пока живет народ.
Бюльбюля песня над землей слышна…
Не хватит строк – назвать все имена.

Ночной Баку лежит передо мной.
Земля огней…
Рассыпанные звезды…
А сердце, озаренное весной,
Исполнено великой новизной.
И весны впереди,
И снова – весны…


ЕДУ В БАКУ (11 октября, 1957 г., по дороге Москва-Баку)
Автор – Назым Хикмет (Турция), перевод А.Плавника

Из Москвы
Я в дорогу отправился дальнюю.
Я в вагоне…
Как светятся двери зеркальные!
Еду в Баку
дорогие друзья:
Баку – мой Асли, Керем – это я!
Баку – моя молодость отзвеневшая,
Баку – это сердце не охладевшее,
Родник ильичевский
не утихающий,
чью воду живую пил я, товарищи –
Братский стол,
братский хлеб, подаренный, не купленный,
И сиянье звезды
на лице у возлюбленной!
Еду в Баку, ай, балам,
ай, друзья:
Баку – мой Асли, Керем – это я!


30 ЛЕТ СПУСТЯ
Автор – Назым Хикмет (Турция), перевод А.Плавника

30 лет назад
Я проехал по этой дороге.
Поезд мчал меня вдаль –
Дни и ночи длился маршрут…
Нынче ж – воздухом –
восемь часов – это вовсе не много.
Скоро “ТУ” полетит сюда
через поля и отроги –
За два часа и десять минут…

30 лет назад
Я по этой дороге проехал,
Были песни в вагоне –
как флаги, как милой платок.
И опять я услышал те песни;
как светлые вехи,
Песни юности дальней,
Что я позабыть не смог…
30 лет назад
Под струями ветра хлесткого
Видел я комсомолку в вагоне –
В тужурке и красном платке –
И читала она Маяковского…
И теперь –
Также встретил я девушку
в блузке нейлоновой,
Возвращалась она с целины,
из села отдаленного –
И том Маяковского был у нее в руке…

30 лет назад
Был я в этой дороге невесел:
Видел плачущих женщин,
Врангель мужей их повесил.
И боец наш о белых лишь думал
средь белых равнин.
И не мог он предвидеть,
Что будет в руинах Берлин!

30 лет назад
По дороге проехал я этой!
Видел Харьков.
Вдыхал заревые ветра.
Не гадали тогда,
что будет он разрушен
и снова, в сияньи рассвета
Возродится
и Родине даст трактора…

Был Ростов и тогда,
Только не было гордых каналов.
Был и Каспий свинцовый –
Но был без камней Нефтяных.
И тогда, как сейчас,
Непогода в нем бушевала,
Только не было в море
родных буровых.
Что звалось Сумгаитом!

Песчаник, сухие буруны.
И тогда жил наш стих,
Только не было строчки Вургуна…
И тогда выплывала луна –
одинокая, смутная.
Только не было в небе
летящего спутника!

30 лет назад
Я проехал дорогою длинной.
И тогда у меня
Еще не было милого сына…
Может, сын мой, проедет здесь
Лет через 30
А меня уж, наверно, не будет
Ну, что тут дивиться!
О, как хочется мне
в грядущем пожить хоть немного!
30 лет назад
Я проехал по этой дороге…


В ДОМЕ, ГДЕ ЖИЛ САБИР
Автор – Фазиль Хюсню Дагларджа (Турция), перевод С.Мамедзаде

В какой бы день
в какой бы час
вы ни отправились к нему,
предстанет издали он вам,
как невеликий храм.
В окно струящийся иль нет, –
живет там свет,
который стал народом всем,
который стал душою всех, –
в том доме, где дышал поэт.


КОБУСТАН
Автор – Фазиль Хюсню Дагларджа (Турция), перевод С.Мамедзаде

70,000 шагов – поодаль от Баку
Горы в бугристые руки
взяли гигантский саз.
Края и конца нет выжженному солончаку.
Когда озарится вновь
дикая темень веков,
То засверкает на скалах
двадцати пяти тысячелетий
каменный сказ.

Будешь глазеть в изумленье,
Зыбкие древние линии вдруг оживут.
Время предстанет
в невиданном изменерье.
Вспыхнет твой взор –
Что за планета,
Что за вселенский простор?…

Замерла вместе с тобой
в созерцанье, в небе
Птица с неведомым оперсием
С песнями дней и немым вдохновеньем,
В черные скалы вчеканена четко
Вечность свершений.

Вдруг ты услышишь
прозревший душой
Плач отшумевших времен.
Руки твои дрогут,
не в силах сдержаться,
Родственно древних дланей коснуться.
В пальцах несмелых твоих
линии снова проснутся…

Идут на охоту чуть свет.
Строятся в полукруг…
Чуткие, как вода,
Гибкие как трава.
– Впереди зеленый склон…
На самой скалистой верхотуре…
Мелькнули туры…

Кто там с топориком каменным тащится –
Я, или ты, или он?…
Чо за длиннющее шествие драконово,
Отчаянные скачки –
Мои ли, твои ли, его ли?
Чудится голос из мглы:
– Сюда, сюда!
Семеро за руки взялись,
Ликующе пляшут “Яллы”,

А на соседнем угодье
гоньба начинается,
Буйством наши сердца начиняются
Так, от зари до зари
Жили мы
Только, о-хо-о!
Охотой…
Издали глядя,
В давнем себя угадайте…
Не из дремучих ли скал Кобустана
Мы приглашали
Впроголодь, грезя,
К нескончаемой благодати?

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.