«Карабахская лошадь Гюльгюн»: история одного экспоната


Тамилла АБДУЛАЗИЗОВА

Произведения искусства помимо художественно-эстетической ценности порой имеют значение и как исторические памятники. В этом плане интересна история скульптуры «Карабахская лошадь Гюльгюн», автором которой является известный русский скульптор Феликс Ходорович (1840-1913).

Скульптура была приобретена Музеем искусств Азербайджана в 1973 году от гражданки Лейлы Хасаевны Уцмиевой. Л.Уцмиева сообщила, что ее дед, cтарший сын известной азербайджанской поэтессы XIX века Хуршидбану Натаван и ее первого мужа князя Хасая Уцмиева – Мехти-Кули-хан Уцмиев, названный в честь отца Натаван, был военным, но рано ушел в отставку в звании подполковника, чтобы целиком заняться литературой и наукой. Он снискал известность в азербайджанских литературных кругах как проникновенный лирик.

Мехти-Кули-хан Уцмиев был заядлым любителем верховой езды и охоты. У него была одна любимая верховая лошадь карабахской породы, отличавшаяся характерной гнедой мастью с золотистым отливом, которую он назвал Гюльгюн.

Однажды во время охоты в лесу, видимо, в пылу погони лошадь с разгона налетела на дерево и разбилась насмерть. Мехти-Кули-хан очень горевал и заказал скульптору Ф.И.Ходоровичу статую на память о любимце.

Статуя «Карабахский конь Гюльгюн». Скульптор Ф.И.Ходорович

Скульптор Феликс Ходорович, поляк по происхождению, два года проучился в Mосковском училище зодчества, прежде чем в 1884 году был сослан на Кавказ за участие в студенческих волнениях в поддержку польского восстания. На Кавказе он прожил около 50 лет, сблизился с семьей Натаван, был частым и почетным гостем у Мехти-Кули-хана. Изготовленная им скульптура лошади постоянно стояла в гостиной Мехти-Кулихана, на видном месте.

Историческая ценность данной скульптуры не в последнюю очередь связана с личностью замечательной поэтессы Хуршидбану Натаван (18371897).

Будучи единственной дочерью последнего карабахского хана Мехти –Кули и внучкой по матери властителя Гянджи Джавадхана – одной из героических фигур в истории Азербайджана, Натаван родилась в карабахском городе Шуша в 1837 году. Она получила хорошее домашнее образование, кроме родного азербайджанского свободно владела персидским, арабским, русским языками.

Красивая, умная, талантливая женщина, Натаван производила большое впечатление на современников. Большую роль в развитии ее духовного мира сыграл известный общественный деятель, писатель и драматург Мирза Фатали Ахундов, знакомство с которым способствовало ее широкому интересу к общественным вопросам.

В начале 50-х годов Натаван вышла замуж за офицера русской армии князя Хасая Уцмиева (1808-1867), сына владетеля Засулакской Кумыкии, вошедшей в состав России. С детства он находился в Петербурге при императорском дворе в качестве «аманата» (заложника), учился в Пажеском корпусе, а затем был направлен в парижское СенСирское военное училище, в котором когда-то учился Наполеон.

Князь Хасай Уцмиев был дружен с азербайджанскими писателями Мирзой Шафи Вазехом и Мирзой Фатали Ахундовым, с писателем-декабристом А.Бестужевым Марлинским и другими известными личностями. Встречался он и с Александром Дюма во время его пребывания в Баку и Шуше.

Карабахская лошадь. Фото Д.Ермакова конца XIX века

В начале 60-х годов Х.Уцмиев развелся с Натаван и женился вторично, но вскоре умер. Их дети сын Мехти Кули и дочь Ханбикэ остались с Натаван. В 1861 году поэтесса вернулась в Шушу и вышла замуж за известного поэта Сеида Гусейна; в этом счастливом для Натаван браке родилось 5 детей.

Натаван была успешна во всем. Поэты воспевали тонкое изящество ее рисунков и художественных вышивок, красоту ее лица и души, ее заслуги в благоустройстве родного города. Стараниями Натаван в Шуше был разбит красивый парк отдыха, в город проведена водопроводная линия. Но главным занятием ее была, конечно, поэзия.

Простыми, понятными людям словами она выражала свои чувства и переживания, и газели ее находили благодарных читателей не только в родном Карабахе, но и за пределами Кавказа и России.

В 1872 году Натаван организовала в Шуше литературный кружок «Меджлиси–унс», на собрания которого съезжались лучшие поэты того времени, считавшие своими учителями великих классиков Азербайджана – Низами, Физули, Вагифа. Независимый образ жизни и свободолюбие Натаван, ее участие в поэтических состязаниях, близкое знакомство со многими поэтами – все это сделало собрания кружка одной из блестящих страниц в истории литературы Азербайджана XIX века.

Наряду с изложенным Натаван, унаследовавшая карабахский ханский конезавод, активно занималась развитием коневодства в Карабахе. Карабахская порода верховых лошадей вплоть до конца XIX века считалась гордостью Кавказа.

Карабахский конь — победитель выставки

Сегодня карабахская лошадь считается одним из национальных символов Азербайджана. Этих лошадей высоко ценили и в России, и в Западной Европе, приобретали для конюшен августейших особ.

Ханский конезавод был основным питомником чистопородных лошадей этой породы. Дважды в год близ Шуши в местечке под названием Джыдыр-дюзю (букв. «поле для конных состязаний») устраивались скачки, победители получали щедрые награды.

Питомцы карабахского конезавода пользовались большим спросом на рынках Тебриза и Тегерана, занимали первое место на Парижской всемирной выставке 1867 года, сельскохозяйственных выставках 1869 года в Москве и 1882 года в Тифлисе, награждаясь золотыми медалями и почётными грамотами.

Карабахские лошади были популярны среди русских чиновников и военных на Кавказе. А.С.Пушкин, совершивший в 1829 году путешествие в Эрзерум, в своих путевых заметках писал, что «молодые русские чиновники разъезжали верхами на карабахских жеребцах».

21 мая 1843 года был утверждён гласный герб города Шуша Елизаветпольской губернии, на котором изображена лошадь карабахской породы. Карабахскую лошадь можно увидеть на полотнах русских живописцев XIX века.

С лошадей карабахской породы сделал рисунки художник Василий Верещагин, посетивший Шушу в середине мая 1865 года.

В своих воспоминаниях он писал: «Неподалёку от Шуши, у ворот, ведущих в Елисаветполь, стоит большой старинный дом, принадлежащий дочери последнего хана Мехти Кули-хана. Умирая, хан оставил порядочное состояние своей дочери. Этой же дочери хана принадлежали самые богатые и самые величественно убранные лошади, придававшие особенную пышность и торжественность праздничной процессии. На конюшне её находятся превосходные лошади, известные под именем хана».

Кроме того, лошадей карабахской породы лепил и русский скульптор Евгений Лансере.

По материалам журнала IRS Наследие