Мистика Николая Васильевича Гоголя: истоки и причины

О.БУЛАНОВА

Уникальность Николая Васильевича Гоголя (1809-1852) состоит в том, что вопреки тяжелому душевному недугу он создал шедевры литературного искусства и до конца жизни сохранял высокий интеллектуальный потенциал. Кроме этого, Гоголь – один из самых мистических писателей.

Сам Гоголь в одном из писем к историку М.П. Погодину в 1840 г. пояснял вероятность подобных парадоксов так: “Тот, кто создан творить в глубине души, жить и дышать своими творениями, тот должен быть странен во многом”.

В развитии мистических наклонностей Гоголя немаловажную роль сыграла наследственность. По воспоминаниям родных и близких, дед и бабка по линии матери Гоголя были суеверны, религиозны, верили в приметы и в предсказания. Тетка по линии матери тоже была со “странностями”.

Один из племянников Гоголя, оставшись круглой сиротой в 13 лет, в дальнейшем “помешался в уме” и покончил жизнь самоубийством. Младшая сестра Гоголя Ольга в детстве плохо развивалась. До 5 лет плохо ходила, “держалась за стенку”, отличалась слабой памятью, с трудом усваивала иностранные языки. В зрелом возрасте стала религиозной, боялась умереть, ежедневно посещала церковь, где подолгу молилась. Другая сестра “любила фантазировать”: среди ночи будила горничных, выводила в сад и заставляла их петь и плясать.

Отец писателя был крайне пунктуален, педантичен. Имел литературные способности, писал стихи, рассказы, комедии, обладал чувством юмора. В то же время был мнительным, “искал у себя разные болезни”, верил в чудеса и предначертания судьбы.

Женитьба его носила странный, похожий на мистику характер. Свою будущую жену он увидел во сне в 14 лет. Ему приснился странный, но довольно яркий сон, запечатлевшийся на всю жизнь.

У церковного алтаря Пресвятая Богородица показала Василию Гоголю девочку в белых одеждах и сказала, что это его суженая. Наутро он поехал к своим знакомым Косяровским и увидел их дочь, очень красивую годовалую Машу, копию той, из сна. С тех пор он нарек ее своей невестой и ждал много лет, чтобы жениться. Не дождавшись ее совершеннолетия, сделал предложение, когда ей минуло только 14 лет. Брак оказался счастливым. Супруги в течение 20 лет, до самой смерти Василия Гоголя, ни одного дня не могли обходиться друг без друга.

Мать Гоголя Мария Ивановна имела неуравновешенный характер, легко впадала в отчаяние. Периодически отмечались резкие смены настроения: из оживленной, веселой и общительной она вдруг становилась молчаливой, замыкалась в себе, “впадала в странную задумчивость”, по нескольку часов сидела, не меняя позы, глядя в одну точку, не реагируя на обращения.

По воспоминаниям родственников, Мария в быту была непрактичной, покупала у разносчиков ненужные вещи, легкомысленно бралась за рискованные предприятия, не умела соразмерять доходы с расходами. О себе она писала: “Характер у меня и у мужа веселый, но иногда на меня находили мрачные мысли, я предчувствовала несчастья, верила снам”.

В общей сложности у супругов родилось 12 детей. Но первенцы появлялись на свет мертворожденными или умирали вскоре после рождения. Отчаявшись родить здорового ребенка, Мария молится и посещает храм, где перед иконой святого Николая Угодника просит послать ей сына и клянется назвать ребенка Николаем. В тот же год ребенок родился. Назвали Николаем.

С первых же дней своего появления на свет Никоша (так называла его мать) стал самым обожаемым существом в семье даже после того, как через год родился второй сын Иван, а затем последовательно несколько дочерей. Никошу мать считала посланным ей Богом и прочила ему великое будущее. Всем говорила, что он гениален. Когда он был еще в юношеском возрасте, она стала приписывать ему открытие железной дороги, паровой машины, авторство литературных произведений, написанных другими, чем вызывала его негодование.

После смерти мужа в 1825 г. от чахотки стала вести себя неадекватно, разговаривала с ним, как с живым, требовала выкопать для нее могилу и положить ее рядом. Потом впала в оцепенение: перестала отвечать на вопросы, сидела, не шевелясь, глядя в одну точку.

Сам Гоголь считал ее не совсем здоровой психически. В то же время она отличалась добросердечностью и мягкостью, была гостеприимной, в ее доме всегда было много гостей. Анненский писал, что Гоголь “от матери унаследовал религиозное чувство и стремление приносить людям пользу”.

На основании сведений о наследственности можно предположить, что на развитие душевных недугов, а также на склонность Гоголя к мистике оказала частичное влияние психическая неуравновешенность матери, а литературное дарование он унаследовал от отца.

На формирование Гоголя как личности мистической подействовали и детские страхи. Гоголь рос болезненным, худеньким, физически слабым, “золотушным”. Первые признаки душевного расстройства с мистическим уклоном в виде детских страхов были замечены в 5-летнем возрасте. В том же 5-летнем возрасте он, гуляя в саду, услышал голоса, видимо, устрашающего характера.

В возрасте 10 лет Гоголь перенес тяжелое душевное потрясение: во время летних каникул заболел 9-летний брат Иван и через несколько дней скончался. Гоголь долго не мог прийти в себя.

По воспоминаниям самого писателя, он в детстве “отличался повышенной впечатлительностью”. Мать часто рассказывала о леших, демонах, о загробной жизни, о Страшном Суде для грешников, о благах для людей добродетельных и праведных. Воображение ребенка живо рисовало картину ада, в котором “терзались муками грешники”, и картину рая, где пребывали в блаженстве и довольстве праведные люди.

Многое в жизни Гоголя было необычным, даже его появление на свет после молитвы в храме у иконы святого Николая Угодника. Необычным, а временами и загадочным, было его поведение в гимназии, о чем он сам писал родным: “Я почитаюсь загадкой для всех. Никто не разгадал меня окончательно”.

Из-за его скрытности и загадочности гимназисты называли его “таинственный Карла”, а из-за того, что он иногда во время разговора внезапно замолкал и не заканчивал начатой фразы, его стали называть “человеком мертвой мысли” (“закупорка мысли”, по А.В. Снежневскому, один из симптомов, характерный для шизофрении).

Иногда его поведение казалось непонятным для воспитанников. Один из воспитанников гимназии, в будущем поэт И.В. Любич-Романович вспоминал: “Гоголь иногда забывал, что он человек. Бывало, то кричит козлом, ходя у себя по комнате, то поет петухом среди ночи, то хрюкает свиньей”. На недоумение гимназистов обычно отвечал: “Я предпочитаю быть в обществе свиней, чем людей”.

Загадкой был и его редкий талант, превращение заурядного человека в гения. Не было это неожиданностью только для его матери, которая чуть ли ни с раннего детства считала его гением. Загадкой была его одинокая скитальческая жизнь в разных странах и городах. Загадкой было и движение его души, то наполненной радостным восторженным восприятием мира, то погруженной в глубокую и мрачную тоску, которую он называл “хандрой”.

Позже один из воспитателей Нежинской гимназии, преподававший французский язык, писал о загадочности превращения Гоголя в гениального писателя: “Он был очень ленив. Пренебрегал изучением языков, особенно по моему предмету. Он всех передразнивал и копировал, клеймил прозвищами. Но характера был доброго и делал это не из желания кого-либо обидеть, а так, по страсти. Любил рисование и литературу. Но было бы слишком смешным думать, что Гоголь-Яновский будет знаменитым писателем Гоголем. Странно, право, странно”.

Но особенно странным и непонятным показался случай неадекватного поведения Гоголя, взбудоражившего всю гимназию. В этот день его хотели наказать за то, что во время богослужения, не слушая молитвы, разрисовывал какую-то картину. Увидев вызванного к нему экзекутора, Гоголь так пронзительно вскрикнул, что напугал всех. Воспитанник гимназии Т.Г. Пащенко так описал этот эпизод: “Вдруг сделалась страшная тревога во всех отделениях: “Гоголь взбесился!”.

Сбежались мы и видим: лицо у Гоголя страшно исказилось, глаза сверкали диким блеском, волосы натопорщились, скрегочит зубами, изо рта идет пена, бьет мебель, падает на пол и бьется. Прибежал Орлай (директор гимназии), осторожно дотронулся до плеч. Гоголь схватил стул и замахнулся. Четыре служителя схватили его и отвели в особое отделение местной больницы, где находился два месяца, отлично разыгрывая роль бешеного”.

Если добавить к этому глубокое погружение в религию, то портрет Гоголя будет почти полон. Религия стала доминирующей в его жизни в начале 40-х годов. Но мысли о том, что в мире есть какая-то высшая сила, которая помогает ему создавать гениальные произведения, появились у него в возрасте 26 лет. Это были самые продуктивные годы в его творчестве. С годами набожность Гоголя только углублялась. Он посещал святые места, в том числе Оптину пустынь и Иерусалим.

Примечательно завещание Гоголя, в котором он просил не хоронить его, пока не появятся признаки разложения тела: “Упоминаю об этом потому, что во время моей болезни на меня находят минуты жизненного онемения, сердце и пульс перестают биться”.

Однако 21 февраля 1852 г. (по старому стилю) Гоголя, впавшего в летаргическое состояние, причислили к покойным. И похоронили, видимо, заживо, потому что когда уже в наше время при перезахоронении гроб Гоголя был вскрыт, то оказалось, что он лежит… на боку.

Гоголь был великим мистиком. Происходившее в его произведениях не только отражалось на жизненных обстоятельствах автора, но и перекидывалось на его посмертную судьбу.

Так, один известный писатель, присутствовавший при перезахоронении, взял себе кусок хорошо сохранившейся материи сюртука и сапоги Гоголя. Обрывком сюртука он переплел том “Мертвых душ”, а сапоги поставил на полку в своем кабинете. С ними-то и произошла странная и загадочная история.

Ночью к писателю во сне явился Гоголь и потребовал вернуть ему сапоги. Такое же произошло и на вторую, третью ночь. Взволнованный снами писатель без лишних объяснений подарил сапоги Гоголя своему собрату по перу. Но Гоголь не оставил в покое и другого владельца злополучной обуви. История повторялась до тех пор, пока один из очередных обладателей сапог не догадался пойти на Новодевичье кладбище и закопать их на месте нового захоронения Гоголя.

Известна и другая любопытная история, случившаяся после смерти Гоголя. В 1940 г. скончался знаменитый русский писатель Михаил Булгаков, всегда считавший себя учеником Николая Гоголя. Его жена, Елена Сергеевна, пошла выбирать камень на надгробие покойному мужу.

Случайным образом из груды заготовочных могильных плит она выбрала только одну. Ее приподняли, чтобы выгравировать на ней имя писателя, но тут же поняли, что на ней уже есть другое имя. Когда разглядели, что там написано, они удивились еще больше – стало очевидно, что это надгробный камень, пропавший с могилы Гоголя. Таким образом Гоголь как будто дал знак родственникам Булгакова, что он наконец-то воссоединился со своим выдающимся учеником.

По материалам Сергея Фролова