История появления игральных костей


О.БУЛАНОВА

Никто не знает, сколько лет игральным костям. Каменные игральные кости, найденные при раскопках в окрестностях египетского местечка Нектарис, относятся к VI в. до н.э. Даже знаменитые фиванские кости, датируемые 1573 г. до н.э. отнюдь не самые древние. Еще старше их хранящиеся астрагалы, продолговатые бараньи кости.

Скорее всего, прообразом игральных костей были грубо обработанные куски дерева или осколки раковин и костей, которые наши доисторические предки использовали в магических целях.

Что же касается их родины, то ею, судя по всему, следует считать Азию. Правда, в странах Востока игральные кости служили по большей части вспомогательной принадлежностью таких игр, где присутствовали доска и фигуры, например, триктрак или нарды. В них сумма выпавших очков определяла, как передвигаются фигуры.

Впрочем, и в Европе кости известны очень давно. Например, чуть ли не каждый второй в Римской империи был их заядлым любителем. Недаром все четыре Евангелия рассказывают, как после распятия Иисуса римские легионеры прямо возле креста разыгрывали в кости его одежды. Позднее римские легионеры принесли с собой игру в кости под названием “десятка” в завоеванную Галлию. Предки французов с удовольствием подхватили новинку, дав ей собственное имя “пас ди”.

Ее правила очень просты. Количество игроков не ограничено. Каждый по очереди выполняет роль банкомета. Если игрок, метнувший сразу три кости, набирает меньше 10 очков, все ставки уходят в банк. Если же выпадает десятка или любое другое число, банкомет выплачивает каждому участнику выигрыш в размере двух его ставок.

Кстати, всем известное домино – это прямой отпрыск игральных костей. Изобрели его на Востоке в XII в. А причиной появления была магия. Дело в том, что первоначально для гадания и различных оккультных ритуалов использовались особые разновидности игральных костей, поскольку считалось, что азарт и божественное откровение – вещи несовместимые, и применение обычных костей таит в себе опасность. Однако со временем эти “гадальные” кости постепенно изменили свою форму и стали служить для светских развлечений в виде игр.

Но вернемся к игральным костям. Несмотря на популярность, пас ди занимал лишь второе место в табели о рангах азартных игр. Первое принадлежало азару (от арабского “аз-захр” – “игральные кости”), пришедшему с Востока, в Европу он проник с Корсики, куда в VIII в. вторглись полчища сарацин. Оттуда азар перекочевал в Италию, захватив Испанию и, наконец, достиг Франции.

В течение трех столетий, подобно эпидемии чумы, азар свирепствовал по всей Европе, разоряя тысячи людей и обогащая немногих “везунчиков” и шулеров. В средневековой книге под длинным названием “Записки о жизни, интригах и комических приключениях наиболее известных бандитов и шулеров” рассказывается об английском полковнике Пэнтоне, который за одну ночь выиграл в кости целое состояние. Выгодно вложив эти деньги, он вскоре приумножил свой капитал, а на вырученные средства отстроил в самом центре Лондона целую улицу, дав ей собственное имя.

Читайте также: История игральных карт и карточных фокусов

Другая история повествует о судьбе авантюриста Ричарда Берчера. Вооруженный “заряженными” костями, нахальством и потрясающей везучестью, этот профессиональный игрок сумел стать своим при дворах королевских правителей Франции, Голландии и Баварии. Он основательно опустошил кошельки венценосных особ и их приближенных, после чего приобрел огромное поместье в графстве Ворчестершир.

Вытеснил азар знаменитый крэпс, придуманный черными невольниками на берегах Миссисипи. По сути дела, это упрощенный вариант азара, в который играют двумя костями.

Если после броска игрок набирает 7 или 11 очков, он выигрывает. Если выпадает 2, 3 или 12, метавший считается проигравшим, но сохраняет право продолжать игру. Когда же выпадает любое другое число, кроме названных, игрок будет бросать кости до тех пор, пока не выкидывает одно из них повторно, и получает выигрыш. Если выпадает семерка, это означает проигрыш.

Между прочим, в США запрещали крэпс. Так, в Алабаме в течение нескольких лет они тщетно пытались положить конец уличным играм в кости. Полицейским не раз удавалось незаметно подобраться к группе чернокожих, устроившихся прямо на мостовой в негритянском квартале.

Но когда “фараоны” как коршуны набрасывались на подозрительную компанию, их ждало разочарование. Хотя негры держали в руках деньги, да и на мостовой они нередко лежали, игральных костей обнаружить не удавалось. А раз нет главной улики, нет и повода для ареста. Между тем разгадка загадочного исчезновения костей была проста: кто-нибудь из игроков успевал проглотить крошечные кубики.

Пожалуй, нигде так не распространены всевозможные суеверия, как при игре в кости. Перед тем как метнуть кости, многие на них дуют. Этот обычай берет свое начало в поверье, будто здоровый дух способен восполнить все ущербное. В данном случае – обеспечить везение.

Что касается попыток заставить кости выпасть в нужной комбинации, то это пошло от одного китайского императора, который якобы приказал им повиноваться его воле. Правда, сегодня люди больше полагаются не на приказы, а на мольбы и уговоры, нашептывая их перед броском.

Фортуна фортуной, но во все времена находилось немало людей, предпочитавших полагаться только на ловкость собственных рук, чтобы увеличить свои шансы на выигрыш.

Прежде всего это относится к “заряженным” костям, в которых высверливали небольшое отверстие и заливали ртуть. В результате этой операции после броска утяжеленная грань кубика всегда оказывалась внизу.

Впрочем, и на старуху бывает проруха, если попадается противник, прекрасно знающий все шулерские хитрости. В свое время среди профессиональных игроков в кости в Америке было установлено жестокое, но эффективное наказание для тех, кто нечист на руку: им ампутировали средний палец левой или правой руки в зависимости от того, правша он или левша.

Рассказ об истории игральных костей будет неполным, если не упомянуть о знаменитом пожаре в Чикаго в 1871 г., который уничтожил почти весь город. Его причина долгое время оставалась неизвестной. А дело было так. Некий Луис М.Кон играл с друзьями в кости в амбаре, принадлежавшем семье О’Лири. Сражение происходило при свете керосинового фонаря. В момент наивысшего накала страстей кто-то нечаянно опрокинул его. В считанные минуты пламя охватило амбар, а затем перекинулось на соседние дома.

В ходе расследования опростоволосившиеся игроки утверждали, что во всем виновата корова О’Лири, которая, взбрыкнув, разбила стекло фонаря. В течение десятилетий это оставалось официальной версией. Но в 1944 г., спустя два года после смерти Кона, скончавшегося в возрасте 89 лет, декан университета штата Иллинойс получил уведомление о том, что его учебному заведению пожертвовано $35 000 из наследства покойного.

В конверт вместе с чеком было вложено собственноручное письмо Кона, в котором он признавался, что был настоящим виновником знаменитого пожара: “В тот момент мне выпал крупный выигрыш. От радости я взмахнул руками и опрокинул злосчастный фонарь”. Так кости сожгли Чикаго.

По материалам Сергея Вахромеева