“Алжирская война” и ее влияние на историю Франции


НУРАНИ

Слова “континент” и “материк” – не синонимы. Эту простую истину дети постигают еще в школе, на уроках географии, где узнают, что континенты Европа и Азия составляют один материк – Евразия, что Американский континент состоит из двух материков – Северной и Южной Америки, соединенных “всего лишь” Панамским перешейком.

“Неофициальное” деление Евразии на Европу и Азию “устоялось” с незапамятных времен, пусть даже сегодня киплинговское “Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись никогда” входит в клинч с требованиями “политкорректности” и концепцией диалога цивилиаций. Но в том, что в культуре, чертах быта, наконец, менталитете и правилах поведения Азия и Европа очень отличаются друг от друга, сомневаться не приходится.

За Черным континентом – Африкой – права на “внутреннее деление” особо не признавали. Но специалисты знают: Северная Африка – это совсем не то же самое, что Черная Африка. Это и есть страны арабского Магриба. Египетские пирамиды, древние развалины Триполи и руины Карфагена в Тунисе – все это так непохоже на влажные экваториальные леса, здесь не увидеть акаций и баобабов над саванной.

Но северу Черного континента в той же мере, что и югу, пришлось испытать на себе все “прелести” европейской колонизации. Освобождение от которой требовало не только сил и решимости, но и крови. 4 июля, в тот же день, когда отмечается День независимости США, свой главный праздник встречает и Алжир – страна, которая начала отсчет своей независимости 4 июля 1962 года. После тяжелой и кровопролитной войны за независимость от своей метрополии – Франции.

Страна Средиземного моря

Наверное, история Алжира может служить классическим примером того, какую роль в истории человечества играли те самые водные пути. По всем законам географии, науки, чье название переводится как “описание земли”, Алжир – это Африка. Но история не оставляет сомнений: здесь бушевали те же бури, что и на северном берегу Средиземного моря, где была уже Европа, и у его восточного побережья, где начинался Ближний Восток.

В древности на территории современного Алжира проживали древнеливийские племена. На побережье возникали финикийские колонии.В I веке до н. э. страна была покорена Римом и в 47 до н. э. превращена в римскую провинцию. Затем в V веке Алжир завован вандалами, откуда их век спустя изгоняют византийцы. В VII веке начинается вторжение арабов – Алжир становится частью Арабского халифата.

Затем в истории Алжира наступает затишье. До 1518 года, когда власти страны начинают всерьез опасаться колониальной экспансии испанцев, захвативших прибрежные города – эта страна уже знала, что такое сокровища Альгамбры, В результате местные правители обращаются за помощью к новому мощному государству региона – Османской империи. Алжир в его современных границах становится ее провинцией,разделенной на 3 бейлика: Константина, Титтери (Медеа) и Маскара (Оран).

В 1711 году Алжир достигает фактической независимости от Турции. А в 1830 году в Алжир вторгаются войска Франции. Уже в 1848 году так называемый Французский Алжир объявлен территорией Франции, разделён на департаменты во главе с префектами и возглавляется французским генерал-губернатором. Европейские колонисты заселяют лучшие земли, школьники обязаны в ответ на вопрос “Что такое Отечество” отвечать “Наше Отечество – наша мать, Франция”, Но вооружённая борьба, в частности, восстание Абд аль-Кадира, продолжается чуть ли не до конца XIX века.

Новые исторические бури проносятся над Алжиром в ХХ веке. Уже после окончания первой мировой войны некоторые алжирские интеллектуалы-улемы заговорили о получении Алжиром автономии и некоего самоуправления. В 1926 году было основано национально-революционное движение “Североафриканская звезда” (Etoile nordafricaine), ставившее своей целью добиться улучшения условий труда рабочих во всех французских колониях Северной Африки.

В 1938 году Ферхат Аббас создал Алжирский народный союз (Union populaire algerienne), позднее переименованный в Манифест алжирского народа (Manifeste du peuple algerien), а в 1946 году ставший Демократическим союзом Алжирского манифеста. В апреле 1940 года во время Второй мировой войны после капитуляции Франции перед гитлеровской Германией Алжир становится источником сырья и продовольствия для Германии и Италии. Но уже в ноябре 1942 года в Алжире высажен англо-американский десант. В наступлении на Тунис на стороне союзников принимают участие и французские войска, в значительной степени укомплектованные алжирцами, марокканцами и жителями других французских колоний в Африке.

До следующей войны: войдя в число держав-победительниц во второй мировой войне, Франция без труда вернула себе контроль над Алжиром. Но первые выступления алжирских мусульман против французов произошло еще в мае 1945 года, в День Победы. И эта война была жестокой. За время второй мировой войны в мире цена человеческой жизни упала до предела, и Алжир не был исключением. Мятежники в столице страны и других городах убили более ста французских колонистов, прозванных “черноногими” (в отличие от мусульман они носили черные ботинки, отсюда и прозвище).

Новое восстание вспыхнуло в 1954 году, когда сторонники независимого Алжира объединились во Фронт национального освобождения. Война вспыхнула в ночь на 1 ноября 1954 года, когда отряды повстанцев атаковали ряд французских объектов в Алжире.

Момент для начала восстания был выбран достаточно благоприятный. В течение предыдущих полутора десятилетий Франция пережила унизительную капитуляцию 1940 года, оккупацию и разруху, непопулярную колониальную войну в Индокитае и катастрофическое поражение при Дьенбьенфу, произошедшее всего лишь за полгода до начала алжирских событий. Только что были потеряны индокитайские колонии; наиболее боеспособные войска всё ещё находились в Юго-Восточной Азии, ожидая эвакуации.

Оплотом партизан стали Аврские горы на юге-востоке страны. А главной мишенью стали все те же “черноногие”, или “пье- нуары” – алжирские французы. Их было около 1200 тысяч человек, что составляло десятую часть населения Алжира. А “взрывного материала” тут накопилось предостаточно. Рабочие-алжирцы получали меньшую заработную плату, чем пье-нуары, даже на одинаковой работе. 75% алжирцев были неграмотными. Но самое главное, что все это происходило в Алжире.

По-настоящему война развернулась после Филиппвильской резни в августе 1955, когда повстанцы впервые совершили массовое убийство мирного населения в городе Филиппвиль, убив более сотни человек – и “черноногих”, и алжирцев-коллаборационистов. Французская армия и вооруженные колонисты отреагировали на это так же, как и в 1945 году, убив сотни, а возможно, и тысячи алжирцев – оценки расходятся на порядок.

Как свидетельствуют историки, колониальная администрация до поры до времени к выступлениям алжирцев относилась не то чтобы терпимо, но и в панику не впадала. Но на сей раз ситуация приняла слишком опасные масштабы.

На помощь колонистам была брошена французская армия. Одновремернно в ход пытались пустить и “пряник”: в начале 1955 года генерал-губернатором Алжира был назначен Жак Сустель, который планировал провести ряд реформ, направленных на увеличение благосостояния алжирцев. Но время для “экономических подарков” было уже упущено. В результате к началу 1956 года в стране дислоцировался уже полумиллионный контингент регулярных войск. За год алжирские повстанцы потеряли до 14 тысяч убитыми, но не были сломлены. Они концентрировали свои удары против столицы страны – города Алжира, устраивая там террористические акты.

Почти ежедневно на городских улицах взрывались бомбы, гибли колоны, а жертвами акций возмездия становились невиновные алжирцы. Кампания была эффективной и вызвала серьёзную озабоченность французского правительства. В январе 1957 года в городе началась крупная забастовка, приуроченная к обсуждению алжирского вопроса в ООН. Это стало началом так называемой “битвы за Алжир”: в город была введена 10-я парашютная дивизия, а её командир генерал Жак Массю получил чрезвычайные полномочия. Парашютисты начали проводить по всему городу облавы и обыски, задерживая всех подозреваемых в сотрудничестве с ФНО. Применение пыток (нередко оканчивавшееся летальным исходом для допрашиваемого) позволило получить информацию о структуре партизанских сил в городе. Были захвачены многие документы, оружие и денежные средства ФНО в Алжире.

Но тут происходящее в Алжире: аресты, пытки, расправы над мирным населением – до предела возмутили французскую общественность. Где слишком хорошо помнили лозунги Великой Французской Революции. Между тем менялся и сам характер войны в Алжире. Первоначально война не была особенно масштабной. ФНО был очень слаб. Его военные силы состояли, по разным данным, из всего лишь 500-800 полноценных бойцов (муджахидов), и даже при такой малочисленности испытывали дефицит оружия. Но и Франции требовалось время на переброску в страну подкреплений и развёртывание антипартизанских операций.

Но в 1956 году, когда получили независимость соседние французские колонии Тунис и Марокко, на территории обеих стран сразу же появились лагеря алжирских повстанцев. В августе было завершено формирование Армии национального освобождения, вооружённого крыла ФНО: теперь она получила тактическую структуру – воинские звания и подразделения. Маховик войны перемалывал все новых и новых солдат, армия несла потери, и в Париже, Марселе, Бресте, Лионе получали “похоронки” с другого берега Средиземного моря, где их близкие погибали:на самом ли деле за Францию?

1958 год тоже начался для французов непросто, Уже в январе французский патруль на границе с Тунисом попал в засаду ФНО и понёс большие потери. В этом же районе, возле тунисского селения Сакиет-Сиди-Юсеф, в течение месяца были сбиты два и повреждён один самолёт ВВС Франции. Разведка сообщала, что здесь находится большой склад оружия. Но когда 8 февраля французская авиация нанесла бомбовый удар по деревне, при этом погибли примерно 70 мирных жителей.

Последствием авианалёта стал кризис во франко-тунисских отношениях, вызвавший большой международный резонанс (вопрос о бомбардировке предполагалось обсудить на специальном заседании Совета Безопасности ООН). В связи с этим правительство Франции приняло решение согласиться на предложенные США и Великобританией “добрые услуги” в посредничестве. Премьер-министру Феликсу Гайяру была предложена идея создания в Северной Африке оборонительного пакта с американо-британским участием; когда он озвучил её, это вызвало волну негодования со стороны ряда правых депутатов парламента, считавших согласие на вмешательство третьих стран в североафриканскую политику Франции предательством. В конце концов 15 апреля кабинет министров был вынужден уйти в отставку. В стране начался политический кризис, а кандидатуру нового премьер-министра не могли утвердить несколько недель.

Наконец 13 мая премьер-министром был назначен Пьер Пфлимлен, который, как предполагалось, мог начать переговоры с ФНО. Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения как “черноногих”, так и ряда французских генералов. Проходившая в тот же день в Алжире демонстрация в память об убитых солдатах переросла в беспорядки. Был сформирован так называемый Комитет общественной безопасности, во главе которого стал генерал Рауль Салан. Комитет потребовал принять новую конституцию Франции и сделать премьер министром Шарля де Голля.

Это был шаг насколько смелый, настолько же и логичный. Шарль де Голль был не просто героем Франции – он по сути дела считался спасителем страны. Именно он после позорной капитуляции возглавил движение сопротивления, сказав свое знаменитое “Мы проиграли битву, но не войну”, Он был первым, кто “вынул шпагу”, благодаря ему Франция вошла в число держав-победительниц и получила даже свой оккупационный сектор в Германии.

Но уже в 1946 году, проиграв сначала конституционный рефыыерендум, а затем выборы в парламент, где его партия набрала 3% голосов, де Голль отошел от дел. Но правдой было и другое: во всей Франции не существовало политика более авторитетного и умеющего ставить национальные интересы выше партийных. Уже в декабре того же года он сам становится президентом с беспрецедентно широкими полномочиями: он мог в случае чрезвычайной ситуации распустить парламент и назначать новые выборы, а также лично курировал вопросы обороны, внешней политики и важнейшие внутренние министерства.

А когда угроза гражданской войны достигла апогея, де Голль выступил сначала по радио, а потом перед парламентом. Он вновь совершает революцию в политтехнологии, заменив в правительстве политиков на практиков: экономистов, юристов, менеджеров. “Я одинокий человек, – говорил де Голль народу перед зданием парламента, – который не смешивает себя ни с одной из партий, ни с одной организацией. Я человек, который не принадлежит никому и принадлежит всем”.

Ставка на то, что народу надоели бесконечные словопрения политиков и череда сменяющих друг друга с кинематографической скоростью правительств, оправдала себя. Более того, де Голль постарался максимально сузить арену для того, что одни называли “политическим процессом”, а другие прехрительно именовали “политиканством”. Новая конституция, одобренная на референдуме большинством почти в 80%, впервые в истории Франции вводила президентскую систему правления.

При усилении исполнительной власти парламент был ограничен в законодательных правах. Он должен был работать 2 сессии в год: осенняя (октябрь-декабрь) посвящалась рассмотрению бюджета, весенняя (апрель-июнь) – законодательной деятельности. Повестку дня определяло правительство. Голосование проводилось по бюджету в целом, при обсуждении проекта депутаты не имели права вносить поправки, предусматривающие сокращение доходов или увеличение расходов государства. Парламент “задвинули”: де Голль общался напрямую с народом путем референдумов, которые мог назначать самостоятельно.

Но главной проблемой по-прежнему оставался Алжир. Где война шла с переменным успехом. Еще в 1956-1957 годах французские военные построили укреплённые линии, призванные “запечатать” границы. Линии (наибольшую известность получила линия на тунисской границе, прозванная “линией Мориса” по имени тогдашнего министра обороны) представляли собой комбинацию заграждений из колючей проволоки под напряжением, минных полей и электронных сенсоров. Всю первую половину 1958 года ФНО пытался прорвать эти линии, но не добился успеха и понёс тяжёлые потери. С января по июль в ходе, возможно, самых ожесточённых сражений всей войны потери партизан, согласно французским данным, составили 23 тыс. человек убитыми и пленными. Для ФНО наступил тяжёлый период.

Дипломатический фронт борьбы за независимость оставался успешным – Алжирская война обсуждалась мировым сообществом и подрывала международный престиж Франции, а в сентябре было провозглашено Временное правительство Алжирской республики (Gouvernement Provisoire de la Republique Algerienne), находившееся в Тунисе.

Однако во всём остальном ФНО стал терпеть неудачи. Ему не удалось сорвать в Алжире референдум по новой конституции; попытка развернуть террористическую деятельность на территории континентальной Франции была быстро пресечена полицией. В 1958 году французы начали принудительное переселение жителей ряда районов страны в так называемые “лагеря перегруппировки”. Осенью де Голль обнародовал пятилетний план экономического развития Алжира (“план Константины”) и в угоду ультраправым пообещал крупное военное наступление на партизан. Кроме того, он выдвинул инициативу так называемого “мира храбрых”, предусматривавшую амнистию для повстанцев, добровольно сложивших оружие.

Обещанное де Голлем наступление началось в феврале 1959 года. Им руководил новый командующий войсками в Алжире генерал Морис Шалль, и его план ведения боевых действий получил название “план Шалля”. Эффект был сокрушительным.

Но, несмотря на это, 16 сентября 1959 года де Голль выступил с речью, в которой впервые признал право алжирцев на самоопределение. Это был не просто вызов – уже в январе 1960 года группа студентов попыталась поднять мятеж в алжирской столице и начала сооружать баррикады. На сей раз армия в целом осталась лояльна правительству, и бунт провалился, войдя в историю войны под названием “неделя баррикад”.

А события тем временем развивались. 1960 год стал “годом Африки” – 17 стран континента получили независимость. Алжира среди них не было, но официальный Париж уже вел переговоры. 8 января 1961 года был проведён референдум по вопросу о судьбе алжирской проблемы. За предоставление Алжиру независимости высказались 75 % участников опроса. Ответом ультраправых на это волеизъявление стал очередной путч в Алжире, начавшийся 21 апреля. Он был организован четырьмя генералами (за что и получил название “Путч генералов”) и через несколько дней провалился, поскольку его не поддержали уставшие от войны солдаты-призывники.

Летом 1961 года активные боевые действия в Алжире практически завершились, так как обе стороны уже не видели в них смысла; продолжались лишь мелкие стычки. Убедившись, что де Голля просто так не остановить, “ультра” прибегли к своему последнему козырю – терроризму. Вскоре о себе заявила “Секретная вооруженная организация” – ОАС.

Герои или преступники?

Пожалуй, появление ОАС стало тем рубежом, когда в результате алжирской войны за независимость французы начали убивать французов. К концу февраля 1962 года группировка за десять месяцев провела 5000 покушений в Алжире и 657 во Франции. На 12 апреля список жертв ОАС в Алжире насчитывал 239 европейцев и 1383 араба.

Началась же история этой организации в марте 1961 года в Швейцарии, где в условиях конспирации состоялся съезд офицеров французской армии, спецслужб и гражданских “ультра”, недовольных алжирской политикой генерала де Голля. На нем и была создана ОАС, которую возглавил генерал Салан. В качестве символа ОАС выбрали кельтский крест, а основным методом борьбы с правительством стал индивидуальный и массовый террор.

В апреле 1961 г. генерал Салан вместе с подчиненной ему армией накчал наступление на город Алжир. Мятеж поддержали парашютисты из Иностранного легиона и часть колониальных войск. Возникла реальная угроза десанта в метрополию. 25 апреля путч был подавлен морскими пехотинцами.

Генералы Салан и Жуо бежали, Шаль и Зеппер были арестованы. А через 10 дней Салан по радио объявил о том, что он стал во главе ОАС. С этого момента “Секретная вооруженная организация” начинает приобретать четкую структуру. И действует с размахом, ОАС создает склады оружия в Бельгии, фальшивые документы изготавливают в Италии, подпольная сеть ОАС существует в Германии и Испании. ОАС издавал 2 ежемесячника, брошюры, листовки, обеспечивал работу подпольной радиостанции, изучение общественного мнения.

К осени 1961 года в “Секретной вооруженной организации” состояло до 4 тысяч военных, сотрудников спецслужб, в т.ч. и СДЕСЕ, правых радикалов, бывших фашистов. Основные силы располагались в Алжире и опирались на все тех же “черноногих”.

С начала 1962 года ОАС перешла к “тотальному террору”. Увеличилось число покушений. На территории Алжира были убиты сотни людей. Во Франции совершены покушения на 9 сенаторов, 38 депутатов Национального собрания, 12 журналистов. Были убиты несколько высокопоставленных полицейских, поддерживавших де Голля. На самого же президента ОАС организовала больше десяти покушений. Одно из них легло в основу знаменитого романа Фредерика Форсайта “День Шакала”.

В мае 1961 года на шоссе под Парижем в машину президента бросили бомбу. Ещё одна бомба сработала в Бурбонском дворце. В сентябре на дороге, по которой ехал президентский кортеж, взрывается очередная бомба. Во время посещения де Голлем центральных провинций Франции в мае 1962 года на президента готовится покушение с использованием снайпера. При его возвращении в Париж ОАС планирует взорвать железнодорожный переезд, затем – убить де Голля из снайперской винтовки при встрече с президентом Мавритании. Эти покушения организовал член т.н. “Сети “Дельта” ОАС Жан-Луи Бланши. В июле 1962 года ОАС готовит очередное покушение. Способ – взрыв железной дороги или использование собак-подрывников во время поездки президента на восток Франции.

22 августа 1962 года произошло самое громкое покушение. 15 боевиков ОАС во главе с подполковником ВВС Жаном Бастьеном-Тьери, используя информацию от агента в Елисейском дворце, на парижской улице из засады обстреляли автомобиль де Голля. Из-за ошибок террористов, несмотря на выпущенные 150 пуль, в автомобиль попало только шесть, никто не пострадал. Де Голь, выйдя из машины, сказал: “Эти господа совсем не умеют стрелять”. Большинство участников покушения были арестованы и осуждены на длительные сроки лишения свободы, а его организатор Бастьен-Тьери расстрелян.

Но президент оставался непреклонен в своем решении прекратить войну. 18 марта 1962 года в г. Эвиане были подписаны соглашения между Францией и Алжиром о прекращении огня и основах будущих франко-алжирских отношений.

В ответ на эвианские соглашения ОАС ещё больше усилила террор. По данным на 12 апреля 1962 года только в Алжире было совершено 12290 покушений, более 1,5 тысяч человек убито и 4 тысячи ранено. Но после ареста Салана, Жуо и Дегельдера в “Секретной вооруженной организации” произошел раскол. Часть оставшихся на свободе руководителей ОАС выступила за заключение мира с правительством. Несмотря на продолжавшиеся эксцессы, к началу июля 1962 года последние подразделения ОАС покинули Алжир. Ставший уже независимым государством.