Коллекция Джульсруда: Сенсация или мистификация?


К.БУРАКОВСКАЯ

Эта история началась в первой половине ХХ в. и ее главный герой – Вальдемар Джульсруд. Этот человек был выходцем из Германии, перебравшимся в далекую Мексику в конце XIX в.

Вот как об этом пишет в своей книге Г.А.Сидоров:

“Он поселился в небольшом городишке Акамбаро, что в 300 км к северу от Мехико. Там он завел свой бизнес – торговлю скобяными изделиями, приносящий ему вполне приличный доход. А на досуге Джульсруд увлекался археологией. В начале 20-х гг. XX в. (1923 г.) вместе с падре Мартинесом он обнаружил под землей памятники культуры Чупикауро в восьми милях от холма Эль-Торо. (Позже культура Чупикауро была датирована периодом 500 г. до н.э. – 500 г. н.э.)

Вальдемар Джульсруд прекрасно разбирался в мексиканских древностях, и поэтому сразу понял, что находки на холме Эль-Торо не могут быть отнесены ни к одной известной на то время культуре. Джульсруд начал собственные изыскания. Но самое интересное началось в июле 1944 г. Не будучи профессиональным ученым, он поступил поначалу очень просто – нанял местного крестьянина по имени Одилон Тинахеро, пообещав ему платить по одному песо (тогда это равнялось примерно 12 центам) за каждый целый артефакт. Поэтому Тинахеро был очень аккуратен при раскопках, а случайно разбитые предметы склеивал, прежде чем отнести их Джульсруду.

Так начала формироваться коллекция Джульсруда, пополнение которой продолжили сын Вальдемара Карлос Джульсруд, а потом и его внук Карлос II. В конце концов коллекция Джульсруда составила несколько десятков тысяч артефактов – по одним данным, их было 33,5 тыс., по другим – 37 тыс.!”

Коллекцию составили три основные категории артефактов: наиболее многочисленными были статуэтки из различных видов глины, выполненных в технике ручной лепки и обожженных методом открытого обжига. Ко второй категории относились каменные скульптуры. Самым примечательным было то, что во всей коллекции не было ни одной похожей фигурки. Размеры их варьируются от десяти сантиметров до одного метра в высоту и полутора в длину.

Кроме них, в коллекции присутствовали маски, музыкальные инструменты, инструменты из обсидиана и нефрита. Вместе с артефактами при раскопках были обнаружены несколько человеческих черепов, скелет мамонта и зубы лошади ледникового периода. При жизни Вольдемара Джульсруда вся его коллекция в упакованном (!) виде занимала двенадцать комнат его дома.

Кроме этого в коллекции Джульсруда было множество антропоморфных статуэток, представляющих почти полный набор расовых типов человечества: европеоидов, монголоидов, африканоидов, кавказоидов (в том числе с бородами), полинезийский тип и пр. Но сенсацией века его коллекцию сделало не количество и не разнообразие экспонатов, все было гораздо любопытнее.

Примерно 2600 статуэток представляли собой изображения динозавров. Причем разнообразие видов динозавров вызывает подлинное изумление. Среди них есть легко узнаваемые и хорошо известные палеонтологической науке виды: плезиозавр, игуанодон, тираннозавр, бронтозавр, анкилозавр, птеранодон, птеродактиль и т.д. Есть внушительное число зверей, которых современные ученые идентифицировать вообще не могут, в том числе и крылатые динозавры-“драконы”. Но даже и динозавры – не самое поразительное.

Самое поразительное – что коллекция содержит большое число статуэток динозавров разных видов, рядом с которыми… человек. Отсюда можно сделать вывод, что древний художник не просто изображал вымерших миллионы лет динозавров (взяв за основу сохранившиеся скелеты, легенды и т.п.), он отражал свой мир, в котором люди и динозавры сосуществовали в теснейшем контакте. Причем – судя по изображениям – это сосуществование включало весь спектр взаимоотношений: от борьбы двух столь несовместимых видов живых существ до одомашнивания и приручения динозавров человеком.

Довершают сенсационный раздел коллекции скульптурки других ныне вымерших млекопитающих – американский верблюд и лошадь ледникового периода, гигантские обезьяны плейстоценового периода и др.

А дальше все было так, как, в принципе, и должно быть, когда официальная история закрывает глаза на очевидное: “динозавровая” часть коллекции послужила поводом для длительного замалчивания и дискредитации находок Вальдемара Джульсруда. Это и понятно, поскольку факт сосуществования и тесного взаимодействия человека и динозавра не просто опровергает линейный эволюционизм теории происхождения видов на Земле, но вступает в непримиримое противоречие со всей современной мировоззренческой парадигмой, со всем современным комплексом представлений об эволюции планеты и жизни на ней.

А, значит, ставит под сомнение огромное количество научных трудов, написанных многоуважаемыми историками, зоологами и прочая, и прочая.

С самого начала своих исследований Джульсруд попытался привлечь внимание научной общественности к своим находкам, но тут же столкнулся с тем, что его попытки начисто игнорировались. Даже опубликованная им в 1947 г. на свои средства книга о коллекции не заставила академических ученых проявить к ней какой-либо интерес. И в дальнейшем признание к коллекции приходило с большим трудом.

Так продолжалось, пока в 1950 г. в Акамбаро не приехал американский журналист Лоуэл Хармер. Он присутствовал на раскопках на холме Эль-Торо и даже сфотографировал Джульсруда с только что выкопанными статуэтками динозавров – Джульсруд к этому времени уже лично занимался раскопками. Вторым журналистом стал Уильям Рассел из Лос-Анджелеса. Он опубликовал материал о раскопках Джульсруда с фотографиями процесса работ в журнале Fate в марте 1952 г. и в июне 1953 г.

В своих статьях Рассел обращает внимание общественности, что артефакты изымались с глубины в полтора метра при нем лично, многие предметы были оплетены корнями растений, поэтому у Рассела не возникло никаких сомнений в подлинности находок. Эти публикации сыграли определенную роль в популяризации коллекции Джульсруда и пробили брешь в заговоре молчания академических ученых.

Вслед за журналистами Джульсрудом и его коллекцией заинтересовался и профессиональный ученый Чарльз Дипесо. Это произошло после того, как ему были высланы образцы статуэток и, хотя лабораторные анализы не дали какой-либо вразумительной картины, Дипесо был твердо уверен в том, что это фальсификация. В июле 1952 г. он лично приехал в Акамбаро, чтобы увидеть все своими глазами.

А вот то, что сей ученый сделал потом, было неоднократно повторено и другими. Дипесо после знакомства с коллекцией лично высказал Джульсруду свое восхищение его открытием и высказал пожелание купить образцы для музея Фонда Америдов, в котором он работал. Однако, вернувшись в Америку, он в 1953 г. опубликовал несколько статей (журналы American Antiquity, Archaeology), в которых однозначно заявлял, что коллекция Джульсруда является фальсификацией.

Аргументом для такого вывода было тщательное знакомство с 32 тысячами предметами из коллекции. Дипесо заявил, что изображения глаз и губ у статуэток имеют современный характер. “Тщательное знакомство” продолжалось… Сколько бы вы думали? Год, месяц? Не угадали! Четыре часа! И это при условии, что экспонаты хранились в упакованном виде, не на стеллажах.

Другой аргумент Дипесо основывался на якобы полученной от некоего нелегального торговца мексиканскими древностями информацией. Торговец утверждал, что вся коллекция была выполнена одной акамбарской крестьянской семьей, которая занималась производством этих поделок зимой, когда делать было нечего – на поле ведь не потрудишься. Внешний вид динозавров был подсмотрен в фильмах, комиксах и книгах из местной библиотеки.

Этот момент в материалах ученого возмутил, как ни странно, власти Акамбаро. Суперинтендант Национального ирригационного института Франсиско Санчес заявил, что после четырех лет изучения археологической активности в районе города и характера занятий местного населения он может однозначно констатировать отсутствие какого- либо керамического производства в Акамбаро. Это подтвердил и мэр Акамбаро Хуан Карранса, когда 23 июля 1952 г. опубликовал официальное заявление за № 1109, в котором говорилось о результатах специального исследования, проведенного в районе, после которого выяснилось, что в Акамбаро нет и не было ни одного человека, который бы занимался производством такого рода изделий.

Более того, на протяжении ста предшествующих лет в районе Акамбаро ни разу не возникало ничего похожего на масштабное керамическое производство. Эти данные были получены профессором исторического факультета Высшей школы в Акамбаро Рамоном Риверой, после того как он опросил местных стариков и старожилов.

На самом деле во всех этих официальных заявлениях не было особой нужды, достаточно было просто включить логику и здравый смысл. Некие люди… сидят где-то в подполье, лепят фигурки, потом где-то бог знает где – чтоб никто не увидал – методом открытого обжига их обжигают, потом закапывают на довольно обширной местности на довольно большую глубину… Да так закапывают, чтобы корни деревьев оплели весь результат их поточного производства. При этом надо учесть, что эти кустари-мексиканцы откуда-то прекрасно знают анатомию вымерших динозавров. Видимо, в подполье сидели профессора-палеозоологии.

А информацию о динозаврах они почерпнули из маленькой библиотеки в захудалом городишке. Там, видимо, тоже было подполье – с подпольной литературой, да еще на испанском языке. Потому что шутки шутками, а коллекцию очень сильно пополнял Одилон Тинахеро, имевший неполные четыре класса образования и с трудом могущий читать и писать.

Но и это еще не все: все фигурки выполняются из разных сортов глины, в различных стилях и с разной степенью мастерства. И ни одна не повторяется даже в мелочах! Еще не будем забывать об открытом обжиге, который требует огромнейшего количества древесины. А происходит все это в засушливом и безлесном районе Акамбаро, где древесина всегда была чрезвычайно дорогой.

Кроме этого критики Джульсруда и его коллекции очень удачно напрочь забыли, что она состояла не только из керамических скульптурок: в коллекции имеется и значительное количество каменных скульптур, и все они имеют следы сильной эрозии. Подделать такой элемент поверхности предмета, как эрозия, практически невозможно.

К 1954 г. критика коллекции Джульсруда достигла максимума, и это привело к тому, что к коллекции были вынуждены проявить интерес официальные круги Мексики. В Акамбаро отправилась делегация ученых, куда входили три антрополога и историка. Влзглавлял делегацию директор Департамента до-испанских памятников Национального института антропологии и истории доктор Эдуардо Ноквера.

Ученые сами выбрали место на склонах холма Эль-Торо для проведения контрольных раскопок, которые состоялись в присутствии множества свидетелей из местных авторитетных граждан. Буквально через несколько часов работы было найдено большое количество статуэток, аналогичных образцам из коллекции Джульсруда. Их направили в столицу, где их исследовали тамошние археологи. Эти специалисты однозначно подтвердили древность находок.

Все члены группы поздравили Джульсруда с выдающимся открытием и двое из них пообещали опубликовать результаты своей поездки в научных журналах. Однако через три недели после возвращения в Мехико доктор Норквера представил отчет о поездке, в котором утверждалось, что коллекция Джульсруда является фальсификацией, потому что… содержит статуэтки, изображающие динозавров. Т.е. был использован все тот же универсальный довод: “Этого не может быть, потому что не может быть никогда”.

В 1955 г. коллекцией заинтересовался тогда еще достаточно молодой ученый Чарлз Хэпгуд, бывший в то время профессором истории и антропологии Нью-Хэмпширского университета, провел раскопки и обнаружил на глубине около 2 м. фрагменты 43 фигурок, аналогичных по стилистике коллекции Джульсруда.

В 1968 г. Хэпгуд приехал в Акамбаро в компании с известным писателем Эрлом Стенли Гарднером, который обладал не только глубокими познаниями в криминалистике, но также серьезно занимался и археологическими проблемами. Гарднер констатировал, что, с точки зрения криминалистики коллекция Джульсруда не может являться фальсификатом ни в результате деятельности одного лица, ни даже в результате деятельности группы лиц. По результатам этих исследований в Акамбаро Хэпгуд в 1972 г. издал книгу “Тайна Акамбаро”.

В 1968 г. метод радиокарбонного датирования был уже широко признан в мире, и Хэпгуд послал несколько образцов на анализ в Нью-Джерси в лабораторию изотопных исследований. Было установлено, что статуэтки могли быть изготовлены не ранее II и не позднее V тысячелетия до н.э. В 1972 г. восемнадцать образцов, точнее, соскобов с них – для чистоты эксперимента – обследовали в лаборатории Пенсильванского музея с помощью термолюминесцентного метода. Результаты анализов: фигурки изготовлены в 2700 г. до н.э.

Несмотря на разброс данных, полученных при помощи разных методов анализа, лабораторными исследованиями все же было подтверждено главное – древность артефактов. Однако и это не изменило отношения официальной науки к данному феномену.

Почему же после такой уважаемой экспертизы все равно никто не поверил? А потому что пенсильванским ученым сказали, соскобы с чего именно они исследовали, и они тут же заявили, что ошибочка, мол, вышла, вследствие искажения световых сигналов при анализе, и возраст соскобов не превышает тридцати лет.

В 70-80-е гг. общественный интерес к коллекции Джульсруда постепенно утих, а научная общественность продолжало игнорировать факт подлинности, да и самого существования коллекции. Ситуация изменилась в конце 90-х. В 1997 г. на телеканале NBC был показан цикл программ под названием “Таинственное происхождение человечества”, в котором часть материалов была посвящена коллекции Джульсруда.

Авторы программы придерживались версии о недавнем происхождении фигурок и отправили пару образцов на независимую экспертизу по методу С14. Антропоморфная фигурка была датирована 4000 г. до н.э., а фигурка динозавра – 1500 г. до н.э. Однако авторы программы ничтоже сумняшеся заявили, что вторая дата является ошибочной.

Решающий перелом в истории коллекции наступил в результате деятельности двух американских исследователей – антрополога Дениса Свифта и геолога Дона Паттона. К этому времени коллекция Джульсруда находилась под замком в мэрии (после смерти Джульсруда в 1964 г., когда его дом был продан) и была недоступна для публики.

Свифт и Паттон получили разрешение на осмотр и фотографирование коллекции, и ими было сделано около 20 тыс. фото. Их деятельность вызвала общественный интерес, и они были проинтервьюированы местной прессой и телевидением. Более того, доктор Свифт стал причиной скандала, также вылившегося в прессу. Он задал хранителю коллекции вопрос, сколько коробок с находками хранится в мэрии. Ответ был: 64.

На основе тех коробок, которые они лично распаковывали с Паттоном, Свифт подсчитал, что в 64 коробках может поместиться не более 5-6 тыс. предметов. Тогда где же остальные 25 тыс. фигурок из коллекции? И это притом, что фигурки, подобные джульсрудовским, были обнаружены не только на холме Эль-Торо.

В 1978 г. мексиканская полиция конфисковала партию археологических находок, выкопанных двумя охотниками за древностями на холме Эль-Чиво, также расположенном в окрестностях города Акамбаро. Среди них были 3300 статуэток, аналогичных по стилю коллекции Джульсруда. (Кстати, и Эль-Торо, и Эль-Чиво – не единственные места, где найдены загадочные фигурки. Еще в 1945 г. Карлос Переа, директор по археологии зоны Акамбаро при национальном музее антропологии в Мехико заявил, что ему лично приходилось изучать статуэтки динозавров, найденных на других памятниках Мексики, и что предметы коллекции Джульсруда не вызывают сомнений в их подлинности.)

В результате активной деятельности Свифта и Паттона местные власти пошли на открытие специального музея. В конце того же 1999 г. часть коллекции Джульсруда была выставлена в качестве постоянной экспозиции в специально отведенном под музей доме.

За то, что коллекция Джульсруда – не подделка, говорит и такой факт. В коллекции много фигурок, изображающих динозавров подсемейства зауроподовых: диплодоков, брахиозавров, апатозавров. На юго-западе США и в Мексике во множестве находили останки этих гигантских ящеров, вес которых мог достигать 50 тонн, а рост превышал 10 метров. Так что как они выглядели, ученым было известно. Поэтому долгое время ученых удивляло, что многие фигурки этих динозавров имеют на спине треугольные пластины. Они, как считалось, были характерны для другого вида – стегозавров. Зауроподы же, согласно бытовавшим до недавнего времени представлениям палеонтологов, таких пластин не имели.

Лишь в начале 90-х было сделано открытие, заставившее по-новому взглянуть на этот вопрос. Швейцарская палеонтологическая экспедиция обнаружила в американском штате Вайоминг останки детеныша диплодока вместе с окаменевшими и хорошо сохранившимися фрагментами шкуры. В скальной породе отпечатались следы острых шипов конической формы, идущих от конца хвоста вверх по спине. Самые крупные из них достигали высоты 20 см и напоминали спинной плавник акулы. Именно такой треугольной формы пластины имеются у зауроподов в коллекции Джульсруда. И этот факт лишний раз свидетельствует в пользу подлинности данного собрания.

Ведь ранее 40-х годов (а именно этим временем поклонники версии фальсификации датируют фигурки) никто еще не знал, что у зауроподов могут быть платины “а-ля стегозавры”. Значит, те, кто их делали, как минимум их видели. Вживую. Об этом палеонтолог Стефен Жеркас опубликовал в 1992 г. статью в журнале Geology в № 12. Но для скептиков даже такие доказательства – не факт.

Джульсруда до сих пор обвиняют, что он фальсифицировал коллекцию. Объясняют это, в том числе, и тем, что фигурки найдены в одном месте и не на такой уж большой глубине – полтора-два метра. И в самом деле: почти все находки сделаны на северном склоне холма Эль-Торо на участке шириной около ста метров и протяженностью более километра. Предметы находили в ямах – по 20- 40 штук в каждой. Речь явно не шла ни о древнем могильнике, ни об остатках поселения. Джульсруд утверждал, что на склоне холма было сделано самое настоящее хранилище, в которое, по-видимому, специально упрятали древнюю “коллекцию”. Когда же ее упрятали, кто и зачем?

Сам Джульсруд предполагал, что это сделали индейцы в период конкисты, чтобы уберечь грандиозное собрание от уничтожения испанцами.

Что же это было за собрание? Специалисты с не зашоренными воззрениями предполагают, что это не что иное, как древняя библиотека, этакие комиксы в скульптурках, созданные около пяти тысяч лет назад индейцами, проживавшими на территории современной Мексики. Динозавры были их привычными спутниками, иными словами, не вымерли миллионы лет назад. Видимо, с динозаврами начало что-то происходить – заболевали, умирали, стали жертвами пандемии, и люди решили запечатлеть для потомков их, а также других, ныне вымерших, животных.

Долгое время фигурки хранились, возможно, в храмах, а, может, и в специальных музеях (а что? В древности не могло быть музеев? Человек всегда интересовался своим прошлым), а потом пришли просвещенные европейцы… Пришлось прятать все, что только можно, особенно такое древнее и ценное наследие.

Это мнение подтверждает и тот факт, что во время своих изысканий в 1968 г. Чарльз Хэпгуд исследовал и заново вскрыл один из старых раскопов, где обнаружил ряд плит, напоминающих уходящую внутрь склона лестницу. Один их местных жителей сказал ему, что на этом раскопе был ранее обнаружен тоннель, заполненный землей и ведущий в недра холма. Известно и то, что другой местный житель обнаружил в склоне Эль-Торо пещеру, заполненную статуэтками и другими древними предметами. Эти данные послужили основанием для предположения о существовании в недрах холма Эль-Торо целого “подземного города”.

Американец Джон Тьерни, почти сорок лет изучавший материалы Акамбаро, тоже уверен, что найденная Джульсрудом коллекция – лишь часть огромной “библиотеки”, сопровождавшей гробницу. Т.е. он полагал, что главной составляющей памятника Эль- Торо должна быть именно гробница.

Тьерни выяснил, что холм Эль-Торо индейцы издревле считали священным. Для Тьерни не является вопросом – почему индейцы считали холм священным? Это – остатки иной, доиндейской цивилизации. А все, что осталось от этой цивилизации, подлежит тщательному хранению.

Впрочем, есть еще одна версия, объясняющая, откуда взялись фигурки динозавров и других существ, в том числе и людей с шестью пальцами – да, в коллекции Джульсруда встречаются и такие, и их немало. Версия заключается в том, что фигурки, изображающие одновременно людей и динозавров, являются свидетельством вмешательства внеземной цивилизации, которая познакомила аборигенов-землян с историей их планеты. Т.е. динозавры на самом деле не жили вместе с людьми, людям просто дали знания о динозаврах. Дали извне.

В любом случае, понятно, почему информация об этой коллекции так старательно замалчивается. Потому что она ставит под сомнение саму идею того, что динозавры вымерли 65 млн. лет назад, в конце мелового периода, когда человека даже в проекте не было.