“Наш человек” в Иране: Леонид Шебаршин, разведчик, ушедший в “холод”


Э. ГАМБАРОВ

30 марта 2012 года у себя на квартире из наградного пистолета застрелился экс-глава советской разведки Леонид Владимирович Шебаршин. Эта была легендарная, неординарная личность.

Родился Л.Шебаршин в 1935 году в г.Москве. Окончив среднюю школу с серебряной медалью, он поступил на индийское отделение Московского института востоковедения. В 1954 году он переводится на 3-й курс восточного факультета МГИМО. Л.Шебаршин в совершенстве владел фарси, хинди, урду и английским языками. Первая зарубежная командировка была в Пакистан сначала переводчиком, а затем 3-м секретарем посольства СССР. По возвращении в Москву Л.Шебаршин был определен в отдел Юго-Восточной Азии МИД СССР.

В 1962 году Шебаршин был приглашен в Первое главное управление (внешняя разведка) КГБ СССР, в звании младшего лейтенанта и занял должность оперуполномоченного. Так началась блистательная карьера Шебаршина, которую он окончил в звании генерал-лейтенанта и в должности начальника советской разведки. После годичного обучения в легендарной 101-й разведывательной школе Шебаршин под дипломатическим прикрытием был командирован в Пакистан в должности помощника резидента.

Вернувшись из командировки летом 1968 года, Шебаршин прошел годичные курсы усовершенствования и подготовки руководящего состава ПГУ. После 2-х лет работы в Центральном аппарате, в 1971 году Шебаршин был направлен в Индию заместителем резидента. А резидентом был будущий заместитель начальника советской разведки Яков Медяник, уважаемый среди коллег профессионал.

В Дели, Калькутте, Бомбее была огромная резидентура советской разведки. Индия была полигоном схваток спецслужб СССР, США и Великобритании. СССР с Индией связывали особо теплые отношения. Поэтому в Индии советская разведка делала все, что было непозволительно в других странах. Индийская резидентура, именуемая в разведывательных кругах как “индийская мафия”, котировалась наряду с резидентурами США и Великобритании. Я.Медяник сыграл большую роль в судьбе будущих начальников разведки, выходцев из индийской резидентуры Л.Шебаршина и В.Трубникова. С 1975 года по 1977 год Шебаршин уже возглавлял индийскую резидентуру. После возвращения в Москву он работает замначальника отдела в ПГУ, затем получает приказ готовиться к работе в Иране.

В 1979 году Шебаршин назначается резидентом в Иране. Уже произошла исламская революция, шах сбежал, аятолла Хомейни вернулся в Тегеран. Иран бурлил и стал центром всемирного внимания. В Москве действовала Специальная комиссия Политбюро по Ирану во главе с Л.Брежневым. В состав комиссии входили министр обороны Д.Устинов, председатель КГБ Ю.Андропов, секретарь ЦК по международным делам Б.Пономарев.

Иран как сопредельная страна, имеющая важнейшее геополитическое расположение была, естественно, не безразлична Советскому Союзу.

…С первых дней Советского Союза началось противостояние советских и иранских спецслужб. Иран объективно опасался экспорта революции. После военно-морской экспедиции Красной Армии в 1920 году был практически захвачен Северный Иран, в частности, Энзели и Решт. Как следствие, 5 июня 1921 года была провозглашена Гилянская Советская Республика, которая просуществовала до 2 ноября 1921 года.

В 1922 году при Генеральном штабе иранской армии создали 2-й отдел, который со временем стал основным разведывательным и контрразведывательным органом страны. На борьбе с политическими недругами специализировался отдел тайной политической полиции. В 1930 году в его составе выделилось спецподразделение “Эттелаат шемал” (“Северная информация”), которое занималось сбором информации о советских учреждениях в Иране, в его ведении находился режим охраны границы с СССР, а также заброска своей агентуры в советское Закавказье для слежки за иранскими политическими эмигрантами. На протяжении 1934-53 годов только органы госбезопасности Азербайджанской ССР выявили среди беглецов из Ирана 50 агентов шахской разведки.

Опираясь на англо-иранскую нефтяную компанию, Шахиншахский банк, продажных чиновников, Великобритания влияла на внутреннюю политику страны, без особых усилий вербовала представителей наиболее влиятельных слоев иранского общества, влияла на политику шаха, назначала в администрацию пограничных с СССР районов исключительно преданных ей людей.

Подрывная работа иранских спецслужб против СССР усиливалось с дрейфом шаха в сторону гитлеровской Германии.

Два раза Иран был плацдармом. Сначала для фашистской Германии, а затем США и Великобритании против СССР. Во времена правления Реза-шаха Пехлеви численность только германских спецслужб составляла более 5 тысяч человек. Кроме этого шаху импонировало идеология рейха, базирующаяся на верховенстве арийской нации. Такие взаимоотношения между Ираном и Германией могли привести к размещению войск вермахта в Иране.

Это было бы реальной угрозой не только колониям Великобритании, но и поставкам по ленд-лизе Советскому Союзу и, самое главное, бакинской нефти. Все это дало повод для проведения 17 сентября 1941 года англо-советской военной операции “Согласие”, направленной на оккупацию Ирана этими странами. Советский Союз руководствовался пунктами 5 и 6 Договора между Советской Россией и Ираном, в соответствии которой “в случае возникновения угрозы южным рубежам, РСФСР имела право ввести свои войска на территорию Ирана. Так что, с дипломатическим “прикрытием” у СССР было все в порядке.

В соответствии с советской военной доктриной на оккупированной территории устанавливается “советская” власть, подконтрольная Советскому Союзу. Поэтому, при непосредственной помощи и содействии была провозглашенная автономная Азербайджанская Республика во главе с Сеид Джафаром Пишевари.

leonid-shebarshin-3
Вывод советских войск из Ирана пришлось на начало “холодной войны”. На иранском престоле под опекой США и Великобритании уже восседал Мохаммед Реза Пехлеви.

2 марта 1946 истек срок пребывания советских войск в Иране. В распространенном ТАСС сообщении говорилось, что СССР выведет свои армейские части из Мешхеда, Шахруда и Семнана. В этом же сообщении подчеркивалось, что Советская Армия будет оставаться в других районах Ирана. Американский консул в Тебризе Россоу в секретном письме госсекретарю США Бирнсу от 3 марта 1946 сообщал, что с границ СССР в Тебриз перебрасываются советские армейские подразделения. Во время азербайджанского кризиса президент США Гарри Трумэн вызвал посла Советского Союза Андрея Громыко и сообщил, что если в течение 48 часов СССР не выведет свои войска из Ирана, то США используют атомную бомбу против Советов.

Сталин, не имея атомного оружия, был вынужден вывести свои войска из Ирана, За этим последовало падение правительства автономного Азербайджана во главе с Пишевари. Гарри Трумен, позже писал: “Советский Союз продолжал оккупацию до тех пор, пока я лично не проинформировал Сталина, что мною был отдан приказ нашему военному командованию быть готовым к движению наших наземных, морских и воздушных сил. Сталин сделал то, в чем у меня не было сомнений. Он вывел свои войска”.

До Фултонской речи Уинстона Черчилля Сталин создал в Иране два государства: Азербайджанскую автономную республику в Тебризе и Курдистанскую автономную республику в Мехабаде. Эти республики 13 июня 1945 года были признаны иранским правительством. Но еще раньше, 4 апреля 1946 года премьер министр Ирана Ахмед Кавам ас-Салтане подписал в Москве соглашение о создании смешанного общества по разведке и эксплуатации нефтяных месторождений в Северном Иране. У.Черчилль, естественно, был информирован об этом.

Но, если правительство Ирана было согласно и с созданием республик, и со сделкой по разработке нефти, то возникает вопрос: с кем же столкнулся в Иране Советский Союз? А СССР столкнулся с “Англо-иранской нефтяной компанией, известной миру с 1954 года под названием “Бритиш Петролеум”.

События в Иране развивались стремительно. Осенью 1946 года на юге Ирана, полностью подконтрольного в то время Великобритании, начинается восстание полукочевых племен, требующих отмены договоренностей с иранскими Азербайджаном и Курдистаном.

В декабре 1946 года на юге в новые государства вводятся иранские войска, которые жестоко расправляются с просоветскими элементами. Разумеется, это стало возможным после вывода советских войск с территории Ирана, под угрозой войны с применением ядерного оружия, которую истощенный только что закончившейся войны с Германией СССР, естественно, выдержать не мог.

Вскоре, 6 октября 1947 года, Иран заключает соглашение с США о военной миссии “в целях увеличения боеспособности иранской армии”. Миссия США была наделена правом оказывать влияние на деятельность Генштаба иранской армии и военного министерства. Через пару недель после этого, в октябре 1947 года, Меджлис Ирана отказывается утвердить соглашение, подписанное правительством А.Кавам ас-Салтане с СССР 4 апреля 1946 года по нефти.

В послевоенном Иране набирало обороты национально-освободительное движение против засилья западных компаний, активизировала свою деятельность наследница компартии – Народная партия Ирана (Туде), в армии усиливалось влияние Организации свободолюбивых офицеров. В начале 1950-х годов правительство доктора Мохаммеда Мосаддыка национализировало англо-иранскую нефтяную компанию, что повлекло гнев США и Великобритании. Ответ не замедлил себя ждать. В 1953 году ЦРУ во главе с Алленом Даллесом разработало операцию “Аякс” и его специальным представителем Кермитом Рузвельтом организовали государственный переворот, в результате чего правительство Мосаддыка было свергнуто.

После свержения Мосаддыка шах решил создать эффективную службу безопасности. В 1955 году при помощи американских военных экспертов и специалистов из спецслужб началось создание САВАК – службы внутренней и внешней безопасности. Группа из пяти сотрудников ЦРУ, включая Нормана Шварцкопфа (отец генерала Шварцкопфа, командующего межнациональными силами в операции “Буря в пустыне”), специалистов в области тайных операций, анализа информации и в области контрразведки обучило практически первое поколение САВАК.

Наряду с ЦРУ, в формировании САВАК самым тесным образом принял участие израильский МОССАД.

Энергично велась разведывательная работа в пограничных районах советского Закавказья и Средней Азии. Органы КГБ Азербайджана только на строительстве Араксинского гидроузла раскрыли до 40 сотрудников и агентов САВАК. В 1967 году САВАК удалось склонить к сотрудничеству (благодаря финансовому стимулированию) агента КГБ, двойную игру которого разоблачили контрразведчики Азербайджана.

Самым известным руководителем САВАК был генерал Нематолла Насири, который возглавлял данную организацию в течение 13 лет. При нем кардинально улучшилась система деятельности политической полиции. Насири был полностью солидарен с жестким политическим курсом шаха, который был направлен на сохранение монополии правящей династии на власть. 1978 году Насири, превратившийся в самого ненавистного человека в Иране, был снят с должности, а в феврале 1979 года, после исламской революции, он был казнен.

… Экскурс в историю был нужен для того, чтобы показать против какого уровня противника советская разведка, ее резидент в Шебаршин работали в Иране.

Перед отъездом в Иран Шебаршина принял Юрий Андропов, который напутствовал его: – Смотри, брат, персы такой народ, что мигом могут посадить тебя в лужу. И охнуть не успеешь.

Затем Андропов спросил его, “какими вы видите наши дальнейшие шаги”, на что Шебаршин как советский человек и как специалист по региону ответил, что “исламская революция в Иране – промежуточное событие. Она должна перерасти в революцию коммунистическую, и поэтому мы будем активно поддерживать наших друзей из Иранской народной партии – Туде”.

Андропов, внимательно посмотрев на Шебаршина, сказал: “Может быть вы и правы, но я думаю иначе. Точнее, я уверен, что все будет иначе. У меня есть уверенность, что муллы пришли надолго, очень надолго. Для нас это неплохо, так как американцев они любят еще меньше, чем нас. Так что запомните: ваша задача работать там со знанием, что никакой коммунистической революции там не будет. Это должно отразиться и на ваших отношениях с Туде”.

В отличие, от других Андропов был более информированным и понимал, что для Советского Союза главное – не получить в лице Ирана друга, а сделать так, чтобы он не стал врагом. Однако вторжение в Афганистан в корне изменило отношение Хомейни к СССР.

Прибыв в Тегеран, Шебаршин окунулся в перипетии сложной иранской политики. Впоследствии он писал: “Темна иранская политика, грани дозволенного в ней расплывчаты, ложь не считается грехом, взятие заложников, убийство входит в набор допустимых приемов, крови шииты не боятся”.

Шебаршин возглавлял иранскую резидентуру до 1983 года, в самый сложный и драматический период исламской революции. Агентурная сеть советской разведки охватывала и марксистскую партию Туде, сыгравшую большую роль в борьбе и свержении шахского режима. Народная партия Ирана – Туде была создана в 1948 году после оккупации Советским Союзом Северного Ирана и создания Демократической Республики Азербайджан. То, что Туде создано при поддержке советских спецслужб ни у кого не вызывало сомнений. Однако борьба Туде против шахского режима была искренней. В этой борьбе Туде понесла немало жертв.

В большинстве своем члены Туде были марксистскими идеалистами и, вместе с тем, она была своего рода “сырьевой базой” для КГБ. Кроме Туде под советским влиянием и опекой находились также организации моджахеддинов и федаинов. Однако принцип “революция пожирает своих детей” также сработал в Иране. Партия Туде была объявлена вне закона, начались широкомасштабные репрессии. Были уничтожены несколько тысяч активистов партии, более 5 тысяч членов партии были арестованы и подвергнуты пыткам и истязаниям. Руководители партии, а также лидер Туде Нураддин Киянури после пыток выступил по иранскому телевидению, оговорив себя и своих товарищей.

Телеграммы, отправляемые Шебаршиным из Тегерана, приобрели особое значение. Специальная комиссия Политбюро по Ирану требовала полной и оперативной информации. Советское руководство внимательно следило за развитием событий в Иране. В полной мере было осознано, что исламская революция может перекинуться в сопредельные с Ираном советские республики. Исламская революция сначала обрадовала советских руководителей, считая, что антиамериканизм сделает Иран союзником СССР. Но очень скоро аятолла Хомейни дал понять, что ненавидит СССР так же, как и Америку. Советский Союз именовали “восточным империалистом”.

Недовольство Ирана было обоснованным. КГБ закладывали тайники с оружием для запрещенной Туде. В декабре 1985 года по решению секретариата ЦК КПСС советские разведчики переводили через границу группы активистов Туде, а в 1986 году на территории Узбекистана были размещены активисты ЦК организации федаинов иранского народа.

Шебаршин пишет в воспоминаниях: “Нас учили, что муллы и духовенство – отсталый элемент общества. Я поехал в Иран, зная, что буду иметь дело с руководством, которое не состоит из интеллектуалов. С ними будет легко как с детьми. Так в самом и было, точнее казалось. Но через год я увидел, что то, чего мы добились в отношениях с муллами, вовсе и не достижение, Добились они, а не мы, просто сделали так, чтобы мы думали, что они – глупые, а мы – умные. На деле все наоборот. В Пакистане и Индии такого не было. Там для человека казаться глупым – почти оскорбление. В Иране все было по другому: конечный результат был мерилом, которым надо было определять, кто умный, а кто нет. А ведь я отлично знал персидскую историю. Но думал, что такая вот хитрость – свойство царей. А эти что? Муллы, которые кроме Корана, в жизни ничего не читали. Оказалось, что дело не в царском происхождении, дело в культуре. Сегодня без особого стыда я могу признаться – безграмотные муллы играли с нами и американцами так, как играет кошка с мышкой. Нас обвели вокруг пальца. И это заслуживает уважения”.

leonid-shebarshin-2
Советский КГБ столкнулся с достойным противником, в лице иранских спецслужб. Недооценка противника приводит к немалым провалам в разведке. Вместе с тем, одержанные победы будут лишены значимости.

Захват американского посольства не был спонтанным, фанатичным проявлением неистовой толпы. По словам Шебаршина это самое умное, что исламисты смогли сделать. В течение 444 дней удерживания американских дипломатов новые иранские власти смогли выявить и разгромить всю американскую резидентуру. Сначала по бумагам из посольства, потом допросами, еще позже анализом того, кто и как с захваченными и удерживающими их пытается установить связь.

За 444 дня иранские власти разгромили одну из мощнейших ячеек ЦРУ в мире, созданных в течение 25 лет. Тегеран был базой ЦРУ в Заливе, тут планировались операции по всему региону, на Управление работали тысячи людей. Это была, условно говоря, вторая штаб-квартира ЦРУ. Иранцы стерли с лица земли то, что создавалось годами. Это была контрразведывательная операция, аналогов которой нет в мире.

Во время отсутствия Шебаршина (был в отпуске), из иранской резидентуры совершил побег майор Кузичкин, ранее завербованный британской разведкой. Побег Кузичкина нанес колоссальный ущерб советской резидентуре не только в Иране, но и в ближневосточном регионе. Британцы поделились с иранцами информацией Кузичкина, после чего советской агентурной сети был нанесен тяжелый урон. Почти все активисты Туде, сотрудничающие с советской разведкой были арестованы и уничтожены.

Предательство Кузичкина поломало немало судеб, и позже Шебаршин говорил: “Я был наказан, прежде всего, самим фактом предательства. До сих пор у меня сердце саднит оттого, что я проглядел этого мерзавца. Как потом выяснилось, Кузичкин был завербован английской разведкой в шахские времена. Моральный и политический ущерб был велик. Об этом деле доложили самому Брежневу. Леонид Ильич сказал: “Ну что ж, это война, а на войне без потерь не бывает. Думаю, что такая реакция и определила мягкость моего наказания. Я слышал, что Кузичкин в Англии спился и надеюсь, что он сдохнет”. Разгром советской резидентуры не позволил Шебаршину далее оставаться в Иране.

После отъезда из Энзели Шебаршин прибыл в Баку, где был встречен коллегами из азербайджанского КГБ. Работа в Иране позволила Шебаршину непосредственно общаться с азербайджанцами. Подготовку перед иранской командировкой Шебаршин проходил в Баку и в Ашхабаде. В своих воспоминаниях Шебаршин с теплотой отзывается об азербайджанцах.

Надо учесть, что в ПГУ во все времена было засилье армян (один другого тянет) и демонстративное дружелюбие к азербайджанцам требовало от Шебаршина проявления характера перед армянской мафией в разведке. Во всяком случае, он рисковал своим карьерным ростом. После Ирана в 1983 году Шебаршин был назначен заместителем начальника информационно-аналитического управления ПГУ генерала Н.Леонова.

Знакомство в молодые годы с Раулем Кастро помогло Н.Леонову сделать блистательную карьеру в разведке. В этот период советской разведкой руководил В.Крючков. Как специалист по Востоку Шебаршин занимался афганскими делами, неоднократно сопровождал Крючкова в Афганистан. В общей сложности Шебаршин более 20 раз вылетал в Афганистан. За это время он близко знакомится с руководителями Афганистана Б.Кармалем, Наджибуллой, Кештмандом и другими. В 1987 году Шебаршин назначается заместителем начальника ПГУ. После назначения в 1988 году Крючкова председателем КГБ в феврале 1988 года М.Горбачев назначает Шебаршина заместителем председателя КГБ – начальником Первого Главного Управления.

Шебаршин более гибкий, чем большинство его подчиненных, старался приспособить жизнь ПГУ к требованиям времени. В 1989 году начальник советской разведки впервые выступил публично перед студентами МГИМО. Появились первые интервью с руководителем разведки.

В августовском путче ГКЧП 1991 года Шебаршин не участвовал, хотя в нем было задействовано почти все руководство КГБ. О самом путче Шебаршин писал: “Все это было плохо организовано и никудышным образом исполнено в техническом смысле. Все это было по-дилетантски”. После путча Шебаршин ровно сутки – с 22 по 23 августа – возглавил КГБ СССР, после чего Горбачев назначил В.Бакатина председателем КГБ. В это же время министром иностранных дел был назначен бывший посол в Чехословакии Б.Панкин, осудивший путч ГКЧП. Бакатин и Панкин нанесли тяжелый удар по разведке. Бакатин представил американцам план-схемы подслушивающихся устройств в посольстве США, а Панкин рассказал, какое колоссальное количество разведчиков укрылось под “посольскими крышами”. Чекисты возненавидели Бакатина.

Это была месть Горбачева за участие КГБ в августовском путче – назначить Бакатина председателем КГБ. Надо учесть, что ранее Бакатин был министром МВД, и назначение “милиционера” руководителем КГБ было воспринято чекистами как оскорбление. МВД “сравнял счет” с КГБ. В свое время Ю.Андропов назначил министром МВД председателя КГБ Виталия Федорчука, который под флагом борьбы с “щелоковщиной” и “чурбановщиной” провел фактически разгром МВД, уволив около 50 000 офицеров.

Шебаршин был сторонником выделения разведки в самостоятельную структуру, однако стать главой независимой разведывательной службы ему было не суждено. Между Бакатиным и Шебаршиным возникли неприязненные отношения. А после того, как без согласия Шебаршина Бакатин назначил ему нового заместителя, Шебаршин подал в отставку. Генерал-лейтенант Шебаршин в 56 лет стал пенсионером. Он прослужил в разведке 30 лет. Е.Примаков, который вскоре занял его место, предложил Шебаршину вернуться 1-м замом, считая, что такой опытный работник должен продолжить работу. Но Леонид Владимирович отказался: ему не хотелось возвращаться в Ясенево вторым человеком – после того как он столько лет был в нем хозяином.

Все, кто знал Шебаршина, отмечают его отменное хладнокровие и отменное чувство юмора. После отставки Шебаршин вместе с бывшими генералами КГБ и МВД учредили АО “Российская служба экономической безопасности”, где он стал президентом. Эта организация по заказу бизнес-структур занималось проверкой “чистоты” партнеров, помогая отсеивать недобросовестных игроков. В условиях начала-середины 90-х годов в России это работа была не менее сложной, чем противоборство со спецслужбами США и их союзников в годы холодной войны.

Личная драма не обошла стороной Шебаршина. При родах в 1984 году умерла от астмы 20-ти летняя дочь Татьяна. Жена последние годы лежала парализованной. Л.Шебаршин ушел из жизни как офицер. В последнее время здоровье его было подорвано. Он ослеп, и такая жизнь ему была не нужна. Последняя запись в его дневнике: “29.03. – 17.15 отказал левый глаз. 19.00 – полностью ослеп”.