Баиловская портовая церковь: исчезнувшая красота


О.БУЛАНОВА

Когда-то на месте площади Флага в Баку и окресностей был военно-морской госпиталь, тюрьма, здание Морского собрания, другие многочисленные постройки и… церковь.

Называлась она длинно: «Церковью Бакинского военного порта во имя Св. Алексия, Митрополита Московского, на Баилове». Или просто — Портовой церковью, Алексеевской или Баиловской.

Отчего же возникла необходимость постройки там православного храма? Дело в том, что появлялись церкви, как правило, в тех местах, где была большая концентрация православного населения. На Баиловом мысе и вообще на Баилове такая концентрация была, ведь там имелись еще и Адмиралтейство и порт (их начали строить в 1858 г., согласно Плану выгонных земель).

В 1867 г. из-за понижения уровня Волги из Астрахани в Баку были переведены и главная база русской Каспийской флотилии и Астраханское адмиралтейство. Первые предложения о постройке храма на Баиловом мысе были высказаны во второй половине 60-х гг. XIX в.

Эти предложения были горячо поддержаны морскими служащими, которые к тому времени переселились из города на Баилов, ставший со временем, по определению одной из газет той эпохи, «небольшим и опрятным городком». Верующие были вынуждены проделывать довольно длинный путь до Бакинской морской (или Флотской) церкви — Михайло-Архангельской, что действует и поныне и находится на углу улиц Зергерпалан и Видади.

Дорога от Баилова мыса до церкви была не только длинной, но и неудобной и очень плохого качества. Кроме этого, были высказаны мысли относительно нижних чинов: отсутствие храма весьма негативно на них сказывалось, ведь не секрет, что церковь в те времена имела еще и воспитательную функцию. Правда, у Каспийской флотилии уже была церковь, старая, деревянная, построенная в 1847 г. Но располагалась она очень далеко: на острове Ашур-Адэ в юго-восточной части Каспийского моря в Астрабадском заливе.

Все эти факторы заставили выступить с инициативой по постройке на Баилове церкви командира Бакинского порта и «по совместительству» заведующего маяками на Каспийском море контр-адмирала Александра Александровича Давыдова.

Прежде чем обращаться к высшим церковным властям, Давыдов договорился с офицером морской строительной части, архитектором Бакинского порта штабс-капитаном Павлом Андреевичем Самойловым. Самойлов загорелся идеей и составил проект, а также обозначил цену: 15 тысяч рублей.

Следующим шагом Давыдова было собрать эти деньги, и он заручился согласием главного священника армии и флота отчислить 7 тысяч рублей из фондов Бакинской морской церкви. Недостающие 8 тысяч были получены у управляющего Морским министерством. Имелись и другие пожертвования. Также Давыдов исходатайствовал высочайшее соизволение на безвозмездный отпуск из портовых складов 75 пудов меди — на отливку пяти крестов с шарами.

Когда средства были собраны, Давыдов приступил к сооружению храма, «который долгие годы служил памятником как редкой добросовестности, усердия и отличного знания им своего дела, так и настойчивости и заботам командира порта контр-адмирала Давыдова в осуществлении им своей благой мысли» (цитата из документов, собранных на ourbaku.com).

К закладке церкви при военном порте на Баилове приступили 7 июня 1868 г. На торжественной церемонии присутствовал Его Императорское Высочество Великий князь Алексей Александрович Романов. Правда, от закладки до начала работ прошел год — работы начались 10 июня 1869 г. Строительство было завершено 30 июня 1871 г. Пока шли работы, Давыдов ни на день не забывал о храме. Об этом можно прочесть в воспоминаниях морского офицера С.А. Гунаропуло, опубликованных в 1900 г. в журнале «Исторический вестник».

Как писал Гунаропуло: «Предложив мне сесть…, — он (Давыдов — О.Б.) подошел к окну и указал на строящуюся близ здания порта церковь, возникавшую по его инициативе и о благолепии которой он неустанно заботился в продолжение всего времени пребывания своего в Баку. Адмирал, продолжая улыбаться и заметно волнуясь, сказал мне: «Вот это мое детище, еще годок, и церковь готова, а уеду из Баку, может быть, меня кто-нибудь и вспомнит».

Церковь действительно в 1871 г. была готова, и я был счастлив, что мог оказать услугу глубоко уважаемому адмиралу, послав в том же году во «Всемирную Иллюстрацию» фотографический снимок церкви с подробным ее описанием. Как снимок, так и текст были помещены в «Иллюстрации», за что адмирал меня сердечно поблагодарил».

Вот как описывает Портовую церковь Г.А. Цитович в своем труде «Храмы Армии и Флота»:

«Здание храма — каменное, двухпрестольное, в византийском, так называемом Тоновском, стиле, о пяти главах, из коих две с западной стороны служат колокольнями». Главный престол храма был во имя святителя Алексия, митрополита Московского, а второй — во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Строили храм на портландцементе из местного камня, им же и облицовывали.

Благодаря описаниям храма, опубликованным в различных источниках, мы знаем, что он был окрашен в коричневый цвет. Позже храм обнесли каменной оградой с колоннами из старых пушек, повернутых дулами вниз и соединенных цепями, видимо, якорными. Пушки, цепи и якоря остались после упразднения Астраханского порта. Можно предположить, что пушки дулами вниз олицетворяли превосходство духовности над мирским. Возле церкви был разбит сквер, получивший название Адмиралтейского. Церковь вышла очень красивой. По мнению газет тех лет, она «сделала бы честь любому губернскому городу».

Вмещала церковь (по разным источникам) от 500 до 1000 человек. Согласно описаниям, имелось три портала — входа, украшенные сверху каменной резьбой. С четвертой стороны — там, где внутри располагался алтарь, — был высечен большой крест, два других креста высечены под подоконными плитами двух алтарных окон. Еще один любопытный факт, нашедший отражение в источниках, — это отсутствие строительных лесов при возведении церкви, и это, несмотря на ее значительную высоту — примерно 36 м. Ведь лесных массивов на Абшероне не имеется, и это обуславливает дороговизну деревянных стройматериалов.

То, что строительные леса не были использованы, послужило значительной экономии при возведении церкви. Возможно, именно из-за отсутствия лесов не зафиксировано ни одного несчастного случая, не было даже ушибов рабочих. Внутри храма при его возведении строительных лесов также не имелось, вместо них использовались в некоторых случаях каменные выступы, которые позже были стесаны. Для внутреннего убранства Портовой церкви в Санкт-Петербурге у В.М. Пошехонова был заказан иконостас.

Источники отмечают, что Пошехонов «из усердия и по убеждению строителя, исполнил заказ весьма дешево, добросовестно и изящно; образа в иконостасе написаны на досках и имели фон золотой, чеканный». Василий Макарович Пошехонов, кстати, был очень известен как придворный художник и иконописец. Писал иконы для российских храмов и даже для православного храма в Токио.

Кроме специально написанных для Портовой церкви икон, там были и старинные ценные иконы, пожертвованные для храма самыми разными людьми. Об этом мы узнаем из труда «Храмы Армии и Флота» Г.А. Цитовича.

Например, икона Иоанна Богослова 1772 г. в серебряном окладе с надписью: «Сим образом благословил меня Евдокию Туличеву Преосвященный Гаий, Архиепископ Астраханский и Кавказский 1817 г., сентября 27».

Имелись также три старинных Евангелия — 1745-го, 1791-го и 1831 гг.; вызолоченный металлический напрестольный крест, изготовленный в 1812 г. флотским иеромонахом Иеронимом; бронзовое кадило с позолотой — дар Великого князя Алексея Александровича, а также более поздний дар — священническое облачение из индийской парчи, пожертвованное Его Величеством Императором Александром III в память посещения Им храма в 1888 г. Освящение церкви Бакинского военного порта во имя Св. Алексия, Митрополита Московского, состоялось 28 ноября 1871 г.

В торжественной и очень красивой церемонии участвовал хор певчих из морских нижних чинов и их детей. Храм был полон нарядно одетого народа. После окончания церемонии особо приглашенные из числа гостей (в том числе и дамы) отправились в казарму флотского экипажа — на праздничный обед. По штату церкви полагались два священника и псаломщик, для них позже были построены казенные квартиры напротив храма.

Одного из священников — настоятеля Бакинской портовой церкви протоиерея Николая Масютина, бывшего благочинного над духовенством Каспийской флотилии, — Александр III в 1891 г. лично наградил орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. В 1898 г. к Портовой церкви с южной стороны (со стороны Баиловского сада) был пристроен и освящен придел в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Баиловская портовая церковь была местом духовного притяжения и для морских служащих, и для населения Баилова — причем как христианского, так и мусульманского.

Свои функции храм исправно выполнял вплоть до начала 30-х гг. В рамках борьбы с религией церковь была сначала закрыта, а затем снесена. На ее месте в 1934 г. архитектором А.Тер-Сааковым была построена в стиле конструктивизма школа N49, располагавшаяся по адресу: 2-я Краснофлотская. До 1953 г. школа была женской. Советская власть в Баку поступала очень символично: строила на месте церквей другие «храмы».

Так, на месте Александро-Невского собора — три школы, одна из них музыкальная, на месте Николаевского собора — здание Бакинской городской электрической сети, тоже своего рода «храм» света. На месте Будаговского собора — консерватория.

Из серии «Тайны Баку»