«Повесть о нефтяниках Каспия»


О.БУЛАНОВА

В 1953 году легендарный советский кинодокументалист Роман Кармен снял фильм «Повесть о нефтяниках Каспия», музыку к которому написал всемирно известный азербайджанский композитор Кара Караев.

Основным сценаристом был Имран Касумов, известный азербайджанский писатель, драматург и сценарист, заслуженный деятель искусств Азербайджанской ССР, Народный писатель Азербайджанской ССР, автор знаменитой повести «На дальних берегах», рассказывающей о подвиге азербайджанского партизана Мехти Гусейнзаде (Михайло).

Практически все творчество Имрана Касумова было посвящено теме труда, жизни рабочих-нефтяников. Не смотря на столько «советские» темы, Имран Касумов подходил к ним очень искренне, человечно, без социалистического пафоса.

1953. Биби-Эйбат, бухта Ильича. Кадр из фильма
1953. Кадр из фильма Романа Кармена Повесть о нефтяниках Каспия.

История, рассказанная в фильме, очень проста, ее можно изложить в нескольких словах. Недалеко от Баку, в открытом море, около одинокой скалистой гряды замечены выходы нефти. Производится разведка, обнаруживается нефтяной пласт на дне моря. В суровых условиях Каспия, преодолевая большие трудности, бакинские нефтяники строят в море промысел, сооружают буровые вышки, воздвигают на сваях поселок, обуздывают фонтаны, борются с пожаром, добывают нефть…

Вот и все. Казалось бы, ничего особенного. Мы знаем, не менее поразительные примеры трудовых успехов наших нефтяников, металлургов, горняков, тружеников полей. Их подвиги не раз были увековечены на экране, но, скажем честно, нередко оставляли зрителя равнодушным. Почему же история сооружения нефтяного промысла в море так волнует каждого, кто видит эту картину?

Потому что это картина талантливая, поучительная и в то же время увлекательная. Далеко не все так называемые «художественные» картины так художественны и смотрятся с таким неослабным интересом, как этот кинодокумент.

1953. Пожар в море. Кадр из фильма
1953. Кадр из фильма Романа Кармена Повесть о нефтяниках Каспия.

Роман Кармен говорил, что в фильме «была предпринята одна из наиболее значительных в послевоенном документальном кино попыток изображения современной действительности».

«…я прочел в «Новом мире» очерк писателя И. Осипова «Остров семи кораблей», – писал Роман Кармен в своей книге «Но пасаран!». – Он рассказывал о том, как бакинских геологов на протяжении многих лет привлекала каменистая гряда в открытом море. Вокруг выступающих из-под морской волны черных скал видны были радужные пятна нефти. Волны перекатывались через заржавелые остовы разрушенных, потерпевших кораблекрушение на этих скалах кораблей. Бывалые моряки называли гряду «кладбищем кораблей».

Геологи решили во что бы то ни стало разгадать тайну черной каменистой гряды. Все говорило о том, что у этих скал на морском дне таятся богатейшие месторождения нефти. На крохотном островке высадился десант энтузиастов. Они построили небольшой свайный домик, установили рацию, начали строить буровую вышку. Среди высадившихся на островке был знаменитый буровой мастер Михаил Каверочкин.

Девяносто дней и ночей провели первооткрыватели морской нефти на этом островке. Буровая вгрызалась в глубокие недра. И вот наступил день, волнующий, памятный, когда морские глубины должны были ответить на зов людей: есть ли нефть под этими скалами, пойдет ли нефть из буровой…

Главным героем нашего фильма стал буровой мастер Михаил Каверочкин. Много часов провели мы с камерой на его буровой в открытом море. Наблюдали за его работой, снимали, а в свободное от вахты время в беседах с ним постигали сокровенные черты его отношения к своему труду. Широкоскулое, пористое лицо его потемнело от соленых ветров.

1953. Бакинский рабочий читает газету «Бакинский рабочий». Кадр из фильма
1953. Счастливые лица — нефть пошла. Кадр из фильма

Под чуть припухлыми веками – светлые глаза, внимательные и добрые, когда он говорит со своими учениками. А на буровой, когда Михаил Каверочкин стоял в мокром, словно лакированном плаще из негнущегося брезента, облитом нефтью и потоками колючего ливня, когда ураганный ветер сбивал с ног, его глаза становились холодными, цвета штормовой волны.

Отрывистые команды он подавал властно, повышая голос лишь настолько, чтобы в шуме моря, ветра и скрежета буровой слова доходили до слуха его подручных. В эти минуты единоборства со стихией он был собран в тугой узел решимости, воли. Человек этот словно чувствовал далекое биение пульса глубоких недр морского дна, хранящих пласты невиданной емкости. Он, как никто, умел безошибочно проникать в эти пласты, вкладывая в мастерство глубокого бурения подлинный талант и вдохновение.

Каверочкин стоял на содрогающейся от ударов волн и ветра буровой, широко расставив ноги в резиновых сапогах, его рукам повиновались тяжелые механизмы, и лицо, обрызганное глинистым раствором, казалось каменным.

И снова после трудной вахты лицо его, грубое, кремневое там, в грохоте урагана, обретало застенчивую теплоту. Положив на стол крепкие руки труженика моря, он вел неторопливый разговор с товарищами, и в усталых, снова ставших голубыми глазах его светилась доброта щедрого сердца.

Если бы мы не жили в море полгода, в поле зрения нашего объектива не попали бы явления, которые нельзя предусмотреть никаким сценарием…».

В 1960 г. Роман Кармен и некоторые другие участники съемочной группы получили за картину «Повесть о Нефтяниках Каспия» Ленинскую премию.

1953. Воздушные гимнасты в гостях у нефтяников на Нефтяных Камнях Кадр из фильма
1953. Черный город, Шмидтовский мост. Кадр из фильма