VII-IX вв.: Торговые связи Азербайджана с зарубежными странами


Г.А.Пиркулиева

Общеизвестно, что в мировой истории независимо и почти одновременно в нескольких центрах цивилизации — в Малой Азии, государстве Лидия, острове Эгина, области Магадха в Индии, северных и северо-восточных частях Китая появилась чеканка монет.

Все остальные страны, в том числе и древний Азербайджан ознакомился с монетами вследствие определенных торговых сделок или же военных столкновений.

«Этот процесс, как правило, протекал у разных народов примерно одинаково. Преобладавшая разновидность привозных монет становилась привычной. По мере развития товарно-денежных отношений возрастала потребность в привычных для данной конкретной территории иноземных монетах. Если приток таких монет извне прекращался совсем (или переставал удовлетворять потребность рынка), монеты к которым рынок был приучен, начинали производить на месте, как правило, на более низком техническом и художественном уровне».

Азербайджан в этом аспекте не исключение. В период, предшествующей завоеванию этой территории арабами, Азербайджан входил в состав государства Сасанидов. Чеканка монет от имени Сасанидского правителя Хосрова II (590-628 гг.), который производился в городах и областях – Нахчывань, Гилан, Атропатен, Партав-Барда, Гянджа, Зенджан, полностью удовлетворяли экономику страны.

Учёный-нумизмат М.А.Сейфеддини, ссылаясь на ибн Халдуна особо отмечает, что «первые халифы, будучи около 70 лет заняты завоеваниями и междуусобными войнами, мало интересовались государственными делами, а также вопросами чеканки монет».

На начальных этапах арабы использовали монеты Сасанидо-арабского типа. Монет такого типа обнаружено было на территории Азербайджана немного, несмотря на то, что в это время, существовали десятки монетных дворов. После реформы халифы Абдал Малика, по всему халифату начинается чеканка монет арабо-мусульманского типа. Такие монеты на начальном этапе во внутренней торговле Азербайджана не использовались.

Ярким свидетельством тому может служить клад монет, обнаруженный в 1929 г. в Гяндже. Монеты находящиеся в составе данного клада, чеканились в городах Васита, Дамаска, Мерва, ал-Андалусии и в Арране в начале VIII века.

Эти денежные единицы вошли в клад «неиспользованном» состоянии, что подтверждается их уровнем сохранности.

А это означает, что почти до начала VIII в. халифат не разрешал чеканить монеты в завоеванных ими территориях, в том числе и в Азербайджане. Значит, арабы не были уверены в своих победах в далёких странах от Саудовской Аравии настолько, что даже своим наместникам на этом этапе не разрешали чеканку монет. До этого чеканка золотых и серебрянных монет производилась только в Дамаске.

Население в Азербайджане в торговых отношениях внутри государства и с зарубежными странами продолжали использовать монеты сасанидо-арабского типа, чеканенные от имени Хосрова II. С образованием Аббасидского халифата потребность в денежных номиналах возрастала настолько, что арабские наместники стали чеканить не монеты, а конкретно медные фельсы.

С установлением сильной государственности, начиная с конца VIII века по всему халифату образовалась единая денежная система. Тем самым в торговых связях с другими государствами, Азербайджан выступал не как отдельная административная – территориальная единица, а как одна из составных частей арабо-мусульманской империи.

Поэтому серебрянные, золотые динары и дирхемы, чеканенные в монетных дворах Азербайджана использовались наравне с продукциями таких центральных городов, как Басра, Дамаск, Андалусия и т.д.

В истории арабского халифата имеются некоторые известные факты, свидетельствующие о преемственности Римского государства, конкретно в создании монетного дела в первоначальном этапе.

Так, в Риме были магистры, которые организовывали и контроли- ровали чекан монет в государстве: «Этими магистратами были в зависимости от обстоятельств диктатуры, децимвиры, консулы, преторы».

По свидетельству арабских учёных, начиная с конца VIII века, точнее с правления Гаруна ал-Рашида монетные дворы вошли в компетенцию вторых лиц государства — везиров или эмиров.

Таким образом, внешнеторговые связи налаживались через этих высокопоставленных чиновников. Они знали все подробности и детали этой важной стороны экономики и через их приказы и надзирательство проходило количественное и качественное состояние денежных единиц. Им было известно также вся сумма дани, оплачиваемые халифату за год.

Например, известно, что при Омейаядах и при Аббасиде Гарун ал-Рашиде, годовой доход монетных дворов составлял одинаковую и достаточно крупную сумму – 1 миллион 5 тысяч дирхемов. Становится ясно, что монетные дворы приносили огромную прибыль государству.

Там, где крупные доходы, там главные посты занимали государственные чиновники высочайшего ранга. Чем больше налаживались экономические связи с зарубежными странами, тем больше чеканили золотые и серебряные денежные номиналы, и тем самым государство помимо доходов от купли-продажи различных предметов обихода и других вещей для потребления, получало доходы от организации и расширении сети монетных дворов.

Самым ярким показателем расширение монетного дела является 24 разновидности денежных единиц. Из них 10 названий монетных номиналов относятся к золотым динарам, 14 – серебряным дирхемам. С точки зрения торговых связей с зарубежными странами эти названия монетных единиц дают куда больше информации, чем нарративные источники или рукописи.

В основе этих названий лежат места расположения монетных дворов, наравне с именами некоторых известных правителей или же по названию металла для чекана.

С образованием государства Аббасидов по всей территории халифата, по расчётам специалистов образовалось более 136 монетных дворов. В Азербайджане также возникло 12 новых монетных дворов, которые чеканили разнотипные дирхемы.

Несмотря на то, что в халифате общегосударственный чекан монет основывался на серебряных дирхемах, в Азербайджане первые монеты, чеканенные от имени халифа Абу Джафара Абдаллаха ал-Мансура (754-775 гг.), были высокопробные медные монеты — фельсы.

После арабских наместников, медная чеканка этого халифа на территории Азербайджана известна в городах ал-Йезидии (787-798 гг.), Барде (759-760 гг.), в Арране (762-763 гг.), ал-Бабе (775-776 гг.), в Харунабаде (784-785 гг.) и т.д.

Таким образом, на основе вышеуказанного, следует отметить расширенные торговые связи Азербайджана с зарубежными странами в пределах Арабского халифата.

А через центральны власти этого государства в VII – нач. IX вв. продукции азербайджанских монетных дворов наравне с Багдадскими, Дамасскими, Ифрикий и пр. полноправно участвовали в экономических взаимоотношениях с многими зарубежными странами.

По материалам журнала Археология и Этнография Азербайджана