О кургане правителя древнего Карабаха


Джафаров Г.Ф.

В эпоху поздней бронзы и раннего железа среди памятников Карабахской зоны Азербайджана по сравнению поселениями ведущее место принадлежат погребальным сооружениям. В числе последних выделяются курганы.

Объяснение этому, видимо, надо искать прежде всего в сложившемся хозяйственном укладе региона указанного периода, то есть, в окончательном становлении отгонной, или же как ее иначе именуют, яйлажной форме скотоводства. Надо, отметить, что в исследуемом регионе курганы, как тип погребального сооружения возникают с начала III тысячелетия до н.э. и по имеющимся данным существуют до середины I тысячелетия до н.э.

По хронологии это тот исторический отрезок времени, когда проис- ходило становление и развитие отгонной формы скотоводства в основных регионах Центрального и Восточного Закавказья. Археологическими изысканиями конца ХIХ в., а также раскопками в тридцатые, пятидесятые и особенно восьмидесятые годы ХХ столетия в горном и равнинном Карабахе были выявлены и обследованы многочисленные курганные памятники.

Наиболее примечательными, с научной точки зрения, из них являются курганы Ходжалы, Ахмахы, Довшанлы-Арчадзор, Карабулах, Ханкенди, Борсунлу, Беимсаров, Сарычобан и т.д.

Курганы имеют различные формы и величины, чаще это правильные конусо- образные (земляные или каменные, в ряде случаях смешанные) холмы, под которыми обычно находятся усыпальницы для покойников, захороненных различными обрядами и образцами материальной культуры.

Как правило, в каждом могильнике курганы, предназначенные для племенной знати и вождей внешне, по конструкции могильной камеры и по обряду захоронений, резко отличаются от основной массы памятников. В таких могильниках более ощутимо прослеживается возникновение и углубление имущественного и социального расслоения. Этот процесс особенно четко иллюстрируется в многослойных могильниках эпохи бронзы и раннего железа, отражающих длительную историческую эпоху от начала III — по первую четверть I тысячелетия до н.э.

Ярким представителем такого типа памятников является Борсунлинский курганный могильник, обнаруженный у села Борсунлу Тертерского района. Некрополь дал новейшие образцы материальных и духовных ценностей, позволяющих восстановить социально-экономические, культурные и др. стороны жизни древнего населения края. Здесь зафиксированы каменные (малой и средней величины) и земляные (большого размера) курганы, как бы отражающие социальное положение иерархических сословий в составе древнего общества данного региона.

Погребальный обряд, состав погребального инвентаря, а также качество и назначение некоторых предметов позволяют придти к заключению о выделении племенной аристократии в исследуемом регионе уже в эпоху ранней бронзы. Помимо Борсунлинского некрополя, этот факт хорошо документируется данными известного Учтепинского кургана (южная окраина Карабахской равнины).

В эпоху средней бронзы благодаря интенсивному развитию различных отраслей хозяйства происходит дальнейшая стратификация общественного механизма. В могилах Борсунлинского некрополя этого периода, были найдены различные атрибуты, выделяющие племенного вождя от остальных членов общества. Интересно и то, что некоторые поселения указанного времени (Узерликтепе, Чинартепе) находя- щиеся в предгорье Карабаха, были обведены мощными оборонительными стенами из сырцового кирпича на каменном цоколе. Во второй половине II тысячелетия имущественная и социальная дифференциация, начатая еще в III тысячелетии и получившая дальнейшее развитие в последующие века, достигает наивысшего развития, что надежно документировано результатами исследований Борсунлинского могильника.

Надо оговориться, что данные, позволяющие судить о прочно утвердившейся дифференциации и о наличии влиятельной племенной верхушки этого периода, получены также в таких известных памятниках Карабаха, как Ходжалы, Довшанлы, Ахмахы, Карабулах и др.

В качестве параллели можно упомянуть и соседние Ханларские, Гянджачайские и Мингечаурские курганы. Однако ни один из исследованных памятников не может быть сопоставим с большим Борсунлинском, Беимсаровским и Сарычобанским курганами ни по конструкции камеры, ни по обряду захоронений, ни по составу образцов материальной культуры. Курганы эти уникальное явление в археологии Азербайджана.

Первый из них раскопан в 1982 г. на восточной окраине села Борсунлу Тертерского района. Под насыпью была выявлена грандиозная могильная камера, которая была перекрыта более двумястами бревнами из твердых сосновых пород в два и три (местами – в четыре) наката, между которыми сохранился толстый слой настила из камыша и хвороста.

Таким же слоем выложена вся подкурганная площадь. Могила была ограблена еще в древности. Это привело к нарушению первоначальной обстановки, системы расположения покойников и могильного инвентаря. Найденные остатки материальной культуры подтверждают, что некогда там находились многочисленные сокровища, принадлежавшие владыке обширных территорий и могучего племенного объединения. Здесь было захоронено лицо, органически соединявшее в себе светскую, военную и духовную власть. В «потусторонний» мир его сопровождали девять покойников — видимо дружинники, слуги и наложницы. Там же было захоронено восемь лошадей с уздечками и богатыми украшениями. Также, там были найдены костяные остатки крупного и мелкого рогатого скота.

Образцы материальной культуры из Борсунлинского кургана состояли из керамических сосудов, бронзового оружия и орудий труда, конских уздечек и снаряжение, бронзовых котлов, украшений из раковины моллюсков, из слоновой кости, золота, пасты, стекла, сердолика, камня и т.д.

Особняком среди керамических сосудов из Борсунлинского кургана стоит глазурованная чаша, расписанная бирюзовой краской. Она принадлежит к т.н. сосудам «ассирийского типа», считающимися привозными из стран Передней Азии, вероятно, всего, из Ассирии.

Такие сосуды известны также из других памятников Азербайджана – из Ходжалы, Мингечаура, Гянджачайского бассейна, Ленкорани, Нахичевани и Хошбулага. Самые ранние памятники с глазурованными сосудами датируются концом II тысячелетия до н.э., поздние IХ-VIII вв. до н.э. Борсунлинский экземпляр по типологии принадлежит к ранним образцам подобных изделий.

Металлические предметы были представлены бронзовыми топором-секирой и плоскими топорами, удилами различных типов, долотом, стамеской, бронзовыми бляхами и пуговицами, наконечниками копий и стрел, бляхами, панцирными пластинками, гвоздями, различными узлами от конской узды и т.д.

Отдельные образцы этих предметов (особенно топоры) достаточно широко известны из других хорошо датированных памятников Азербайджана и Закавказья эпохи поздней бронзы. Тем не менее, некоторые образцы материальной культуры существенно отличаются от подобных назначению предметов.

Среди массового материала выделяются богато орнаментированные украшения из слоновой кости и раковин крупных моллюсков круглой формы, со сквозным резным орнаментом в виде трилистика, изображающие, скорее всего лотос, мотив широко распространенный в Восточном, особенно Переднеазиатском мире, в Индии и Египте.

Всесторонний анализ археологического комплекса, сопоставление с известными материалами позволяют отнести курган к ХIV-ХIII вв. до н.э.

Суммируя анализ материалов из погребения, надо отметить, что значительные предметы находят себе аналогию среди памятников Ходжалы-Кедабекской культуры. Однако, как было сказано выше, часть предметов и орнаментальные мотивы на них существенно отличаются от материалов этой культуры. Это в первую очередь относится к орнаментации керамических сосудов с его сложными морфологическими особенностями.

Металлические изделия-наконечники копий и стрелы также значительно вы- деляются среди подобных материалов Ходжалы-Кедабекской культуры. А некоторые предметы вообще не имеют себе аналогов в составе этой культуры. Речь идет о бляшках из слоновой кости и раковин крупных моллюсков, с различными орнаментальными элементами на них. К редким материалам надо отнести и костяные псалии с человеческим изображением.

По материалам журнала Археология и Этнография Азербайджана