Как это было: Первый съезд народов Востока в Баку


О.БУЛАНОВА

В начале сентября 1920 г. в Баку был созван 1-й съезд народов Востока, в котором приняли участие две тысячи делегатов из 30 стран.

Баку был выбран местом проведения съезда по предложению Карла Радека. Главным аргументом было то, что Баку являлся столицей первой на Востоке советской социалистической республики, которой отводилась роль «послужить теми воротами, через которые пройдут западные пролетарии, чтобы подать руку восточным крестьянам».

Были, однако, кроме пропагандистских, и весьма прагматичные мотивы в пользу «красного революционного» Баку. Приезд сотни участников съезда — представителей восточных стран — считался более приемлемым и удобным в Баку, чем в Москву.

С июля 1920 г. началась интенсивная работа Оргбюро по подготовке съезда, куда входили С.Орджоникидзе, Е.Стасова, Н.Нариманов, А.Микоян и др. Огромный бюджет, выделенный только на праздничное украшение города, уже говорил о том, что Коминтерн действительно собирался превратить этот съезд в незабываемое не только по значению, но и по зрелищности и торжественности событие.

Так, в семи местах города — перед Маиловским театром (позднее Театр оперы и балета), где предстояло проводить съезд, на Парапете (позднее площадь Фонтанов), где должен был быть установлен памятник К.Марксу, перед гостиницей «Метрополь» (позднее Музей литературы им. Низами), рядом со зданием Баксовета на Коммунистической (позднее Истиглалият), на Приморском бульваре и т.д. — были установлены эффектные триумфальные арки.

Город был буквально укрыт алыми плакатами, приветствовавшими гостей съезда, везде были развешаны пролетарские лозунги, на всех центральных улицах, площадях и зданиях реяли красные знамена.

Участники съезда начали съезжаться в Баку уже с середины августа, преодолевая при этом определенные трудности и препятствия. Так, многочисленной группе делегатов из Туркестана пришлось прибыть в Баку через Иран при сопровождении советских войск из Энзели. Пароходы, привозившие турецких и иранских делегатов, подверглись нападению со стороны английских самолетов над Черным и Каспийским морями. Были и жертвы: при бомбардировке парохода «Курск» погибли и получили ранения несколько человек.

Представители Грузии и Армении прибыли в Баку нелегально и тоже с трудностями. Руководство же Коминтерна во главе с Григорием Зиновьевым и Карлом Радеком и группа представителей европейских коммунистических и рабочих партий отправились из Москвы в Баку в специальном поезде, останавливаясь по дороге на крупных станциях, где проводили встречи и митинги с местным населением. Специальная группа кинематографистов снимала все эти встречи, так же, как и весь ход работы съезда.

В общей сложности к открытию съезда 1 сентября в Баку собрались 2050 делегатов, представлявших 44 национальности и этнические группы, не считая официальных гостей — представителей разных стран Запада и Востока: Англии, Франции, США, Голландии, Австрии, Венгрии, Болгарии, Японии и др.

Кроме многочисленных делегаций из Азербайджана, Ирана, Турции, Туркестана (узбеки, киргизы, туркмены, казахи), Татарии, Башкирии, Армении, Грузии, в работе съезда принимали участие представители Китая, Индии, Афганистана, горских народов Кавказа, а также арабы, евреи, таджики, корейцы, калмыки и др.

Из 2050 делегатов съезда 1009 были коммунистами, остальные — либо представителями других, сочувствующих партий и профсоюзов, либо беспартийными. Среди делегатов было 50 женщин.

Конечно, не все делегаты разделяли идеи и лозунги, выдвигаемые его главным организатором — Коминтерном. Как стало известно позже, в числе делегатов было немало людей, в основном восточных революционеров-националистов, лишь приглядывающихся к коммунистическим лидерам и вскоре после съезда перешедших в другой лагерь. В частности, представители народов Туркестана примкнули позднее к басмаческому движению. Было также немало случайных людей, приехавших в Баку с разными намерениями, в том числе в целях торговли.

Примечательно, что среди делегатов были известные в то время политические авантюристы — разведчики, работающие на Востоке, такие, как Джон Филби (отец легендарного советского разведчика Кима Филби), выдававший себя за араба, и Яков Блюмкин, входивший в состав иранской делегации. Но самым знаменитым гостем Бакинского съезда, безусловно, был видный турецкий политический и военный деятель Энвер-паша, скандал вокруг участия и выступления которого стал чуть ли не главным событием тех дней и вошел в историю съезда отдельной страницей.

Энвер-паша, бывший командующий турецкой армией, которая вошла в Баку в сентябре 1918 г., прибыл на съезд в одном вагоне с Зиновьевым и Радеком. Несколько тысяч человек организовали ему грандиозную встречу на вокзале и торжественно пронесли по городу.

Какой-то пожилой азербайджанец дрожащим от волнения голосом обратился к Энвер-паше: «Твоя армия освободила Баку в сентябре 1918 г. С тех пор мы тебя не видели. В сентябре 1920-го она перешла на сторону Советов. Сейчас мы вновь в кабале, а ты празднуешь победу с нашими врагами. Что ответишь на это, Энвер?» «Азербайджан должен принадлежать азербайджанцам!» — ответил Энвер-паша.

Открывал и приветствовал «первый, невиданный, неслыханный в мире съезд народов Востока» от имени «рабоче-крестьянского правительства красного Азербайджана» и Коминтерна Нариман Нариманов. Он заявил, что «седой Восток, первый давший миру понятие о нравственности и культуре, сегодня будет… лить слезы, говорить о горе, о тяжких ранах, нанесенных ему капиталом буржуазных стран», и выразил уверенность в том, что «ознакомившись с положением друг друга… народы Востока объединятся и… разорвут цепи этого капитала».

Руководил работой съезда Г.Зиновьев. Он выступал с позиций сторонника мировой революции, разделяя детские иллюзии о революционной ситуации в Европе и Азии. После того, как Советская Россия отказалась от «Восточного маршрута революции» и дала Лондону слово не подрывать британские колониальные интересы в Азии, иранским коммунистам их патроны могли предложить только посредничество в улаживании внутрипартийных распрей, которые к этому моменту бушевали вовсю.

Кстати, разногласия между иранскими коммунистами на съезде вылились в открытое столкновение. Аветис Султанзаде (Микаэлян), готовивший списки иранских делегатов и рассылавший приглашения, не смог ограничить состав делегации своими единомышленниками, и около ста человек прибыли в Баку по инициативе Хайдар-хана Таривердиева, который занимал в то время должность члена Реввоенсовета Туркестанского фронта. Вторая по численности (после турецкой) делегация Ирана на съезде оказалась расколотой.

Первый съезд народов Востока получил неоднозначную оценку как в свое время, так и в последующие годы со стороны различных политических сил и исследователей.

Даже Н.Нариманов, торжественно открывавший съезд, спустя всего лишь три года, вспоминая самый эмоциональный его момент, когда на призыв Зиновьева объявить священную войну английскому империализму все делегаты встают и, потрясая оружием, под бурные аплодисменты и крики «ура» хором скандируют «Клянемся!», — отмечал с горькой усмешкой: «Ллойд Джордж, получив фотографическую карточку, где представители народов Востока, держа в руках обнаженные кинжалы, револьверы, шашки, ножи, угрожают европейскому капиталу, вероятно, улыбнулся и написал тов. Чичерину: «Мы согласны вести переговоры с Советской Россией по поводу торговых сношений»…

С неменьшим сарказмом он говорил об общем впечатлении от съезда: «Мы хотели показать представителям народов Востока, как мы умеем красиво и много говорить, какого совершенства достигло фотографическое дело у нас, когда ораторов снимают во всех позах, и… больше ничего».

Безусловно, съезд не оправдал ожиданий многих его участников и в первую очередь представителей мусульманских народов Востока, искренне веривших в декларируемые Советами и Коминтерном лозунги о равенстве народов и праве наций на самоопределение. Ярким примером тому может служить тайный приезд в Баку в дни съезда лидера башкирского и туркестанского национальных движений, будущего тюрколога с мировом именем Заки Валиди.

Он нелегально принимал участие в работе съезда, подготавливая для башкирской и туркестанской делегаций разные проекты резолюций по обсуждаемым на съезде вопросам, которые затем зачитывались ими на его заседаниях. Конечно же, все эти документы не попали в число опубликованных материалов съезда, так же, как и многие другие документы, обозначенные грифом «Секретно».

Однако именно эти документы показывают, какие важные события происходили за кулисами съезда и какие конкретные политические задачи ставились. Задачи эти заключались, с одной стороны, в подготовке определенных акций по советизации Армении и Грузии, а с другой, — в поддержке национально-освободительных движений и их лидеров в Иране (Мирза Кучек-хан) и Турции (Мустафа Кемаль Ататюрк), с последующей, после победы этих движений, советизацией и этих стран.

Для решения именно этих конкретных задач и был создан на съезде его исполнительный орган — Совет пропаганды и действий 1-го съезда народов Востока (СПиД НВ). Возлагаемые на него функции он до конца не выполнил, отчасти из-за изменившихся политических условий в регионе и в политике самого Коминтерна.

Прошедшие почти сто лет и вновь открывшиеся архивы позволяют по-новому рассмотреть это историческое событие, непосредственно связанное со столицей Азербайджана. Прежде всего хочется отметить, что критики, не воспринимавшие всерьез съезд, правы были не во всем. При всей декларативности и помпезности прозвучавших выступлений и лозунгов вопросы, обсуждаемые на съезде, были крайне актуальны.

Общаясь с видными деятелями рабочего и коммунистического движения западных стран, обмениваясь мнениями и знакомясь с проблемами друг друга, простые, во многом не очень грамотные представители трудящихся масс из разных восточных стран втягивались в обсуждение жизненно важных для их народов проблем. Съезд, став для этих людей школой политического опыта, внушал им чувство уверенности в своих правах и возможностях.

Не случайно в предисловии ко второму изданию материалов съезда в США в 1993 г. отмечалось, что идеи и принципы, выдвинутые на Бакинском съезде, сохраняют свою актуальность в борьбе трудящихся масс стран третьего мира — Азии, Африки и Латинской Америки.

Особое место имеет этот съезд и в истории Азербайджана. Впервые Баку, известный как город нефтяной индустрии, становился политическим центром, где обсуждались вопросы мирового значения. И прав был Г.Зиновьев, утверждая, что к голосу Баку «будут прислушиваться и в Лондоне, и в Париже, и в Константинополе, и в Нью-Йорке».

Значимость этого события в истории Азербайджана нельзя ограничить лишь отдельными его эпизодами, например, похоронами в дни съезда останков 26 бакинских комиссаров.

Первый съезд народов Востока, проводимый одной из крупнейших международных организаций своего времени — Коминтерном, по значимости обсуждаемых на нем вопросов, по числу и представительности своих участников и международному резонансу был и остается одним из самых крупных политических событий в истории Азербайджана того времени.

По материалам историка Солмаз Рустамовой-Тогиди и сайта OurBaku