Мовсум бек Ханларов: Первый азербайджанский ученый-химик


О.БУЛАНОВА

История Баку складывается из нескольких составляющих. Ее пишут не только выдающиеся правители, архитекторы или общественные деятели.

Огромный вклад в историю города вносят и ученые. Кого-то помнят, в их честь называют улицы, им ставят памятники или стелы, а о ком-то незаслуженно забывают.

Один из таких незаслуженно забытых — Мовсум бек Мухаммед бек оглы Ханларов (1857-1921), первый специализировавшийся на органической химии азербайджанский ученый-химик со специальным образованием до установления советской власти в Азербайджане.

Вообще надо сказать, что знания в области химии и химическое производство на территории страны своими истоками уходят вглубь веков. Здесь с древнейших времен добывали нефть, металлы, полезные ископаемые. В дальнейшем научились их обрабатывать, и возникли разнообразные ремесленно-химические производства.

Разумеется, создание таких производств без каких-либо химических знаний (пусть даже эмпирических) невозможно. Так что возникновение и первоначальное развитие химических знаний и производств на территории Азербайджана было обусловлено практической необходимостью.

Мовсум бек Ханларов первым был удостоен ученой степени в области химии по современным нормам — путем проведения научно-исследовательской работы и защиты ее результатов в виде диссертации на Ученом совете, и таким образом попал в историю науки Азербайджана.

Он родился 24 сентября 1857 г. в Баку, в Ичери шехер, в знатной бекской семье. Когда пришло время идти в школу, его отвели в медресе, ведь мальчик из верующей и обеспеченной семьи должен был получить духовное образование.

По правилам того времени каждый ребенок должен был ходить в медресе именно своего квартала. Мовсум был направлен в медресе «Мирза Эсиб Гудси», изучал Коран, шариат, арабский и фарси, знакомился с литературой и историей.

В дальнейшем в течение одного года он самостоятельно выучил русский язык и некоторые другие предметы и в 1872 г. поступил в Бакинскую реальную гимназию. На базе этой гимназии через два года возникнет Реальное училище.

В 1878 г., получив аттестат, Ханларов едет в Германию, в Вюрцбург и поступает в университет. Целью Ханларова было стать (говоря современным языком) инженером по переработке нефти. Нефтяное дело развивалось стремительно, нужны были новые кадры — инженеры-технологи по переработке нефти.

Кроме посещения лекций по органической, неорганической, аналитической химии и химической технологии, Ханларов ежедневно по 2-3 часа работал в лаборатории. Кстати, очень дорогой по тем временам: она обходилась ему по 200 руб. в год.

Хотя Ханларову сказали, что технологическое отделение в Вюрцбурге очень хорошее, он, тем не менее, интересовался, в каком университете оно может быть еще лучше, и решил продолжить учебу в университете Лейпцига.

Об этом он писал своему учителю по Реальному училищу Гасанбеку Зардаби: «…очень приятно жить в Лейпциге. Саксония — чуть ли не самая маленькая страна в Европе и самая развитая в Германии. Страна промышленная… Кроме того, в Лейпциге, как и в др. центрах немецкой учености, можно наблюдать за ходом новейшей литературы».

После окончания университета Ханларов приступил к научной деятельности: хотел выполнить диссертационную работу, преследуя цель стать специалистом высшего уровня. И переехал в Страсбург, где в 1881 г. был зачислен в Университет Кайзера Вильгельма, в химическую лабораторию Страсбургского университета под руководством известного профессора, химика-органика Рудольфа Фиттига.

Профессор не сразу дал ему диссертационную тему. Ему пришлось сперва изучать действие тиоуксусной кислоты на роданистый этил. Мовсум беку удалось получить этиловый эфир ацетилдитиокарбаминовой кислоты. Результаты своих исследований он опубликовал в 1882 г. в журнале «Доклады немецкого химического общества».

Журнал этот был выбран неслучайно. Дело в том, что в тот период он являлся признанным научным журналом не только Европы, но и Америки. В нем публиковали свои статьи такие известные ученые, как Эмиль Фишер, Ричард Мейер, Отто Валлах, Вернер Кольбе, Э. Эрленмейер и многие другие.

Статья Ханларова называлась «О действии тиоуксусной кислоты на роданистый этил». Опубликованная без соавтора статья свидетельствует о том, что молодой исследователь выполнил данную научную работу самостоятельно и должным образом. Подписался просто: «M. Chanlaroff».

В это время среди химиков-исследователей одной из интересных тем являлось изучение лактонов, и научный руководитель Ханларова профессор Р.Фиттиг также занимался этой темой. По заданию профессора Ханларов также начал заниматься работой по этой теме, и ему удалось получить положительные результаты.

Научная проблема, за решение которой взялся Ханларов, была новой, актуальной и достаточно трудной для докторской диссертации, но Ханларов справился блестяще.

В 1883 г. Ханларов на Ученом совете Страсбургского университета защитил диссертацию на тему: «Бутиролактон и альфа-этилбутиролактон». Защита прошла с успехом, и 26- летнему (!) бакинцу была присуждена докторская ученая степень. Он стал первым азербайджанцем, получившим ученую степень в области химии, и попал в историю науки Азербайджана.

В 1884 г. Ханларов опубликовал статью по лактонам в солидном журнале «Юстус Либиховские анналы химии». В данной работе бакинский исследователь представился немецким читателям как «Moehsin Beg Chanlaroff». Это значит, что он уже считал необходимым представиться беком, т.е. титулованным дворянином.

Ханларову посчастливилось учиться у самых известных ученых того времени, и в течение долгих лет он с большой благодарностью будет вспоминать своих знаменитых профессоров и преподавателей, немецких друзей и знакомых.

Доктор М.Ханларов вернулся в родной город Баку. В 1884 г. его приняли в члены Русского физико-химического общества по рекомендации таких выдающихся ученых-химиков, как Д.Менделеев, Н.Меншуткин и Д.Коновалов. Он также стал членом Ревизионной комиссии Бакинского отделения Русского технического общества (БОРТО).

Кстати, с целью испытания фитилей, придуманных Д.Саккером для нефтяной лампы, БОРТО создало специальную комиссию, в состав которой вместе с известными специалистами вошел и Ханларов. На заседании БОРТО он выступал за создание в Баку лаборатории по исследованию нефти, нефтепродуктов, а также других полезных ископаемых Азербайджана.

Была организована химическая лаборатория, где проводились анализы нефти и нефтепродуктов, а также буровых газов, воды и других химических образцов и проб. Последние поступали в лабораторию не только с Абшерона, но и из разных концов России, и даже из других стран.

Однако в те годы в Баку не было университета с научно-исследовательскими лабораториями, и, по словам Юсифа Мамедалиева, «из-за отсутствия соответствующих условий и необходимой поддержки, он прекратил с 1887 г. свои химические исследования» и занимался самыми разными делами.

Ханларов был принят в Совет съезда нефтепромышленников, и на него была возложена задача заведовать статистическим бюро. Так что определенный период ему пришлось заниматься соответствующими вопросами.

На должности председателя железнодорожной комиссии он курировал вопросы, связанные с распределением средств для перевозки нефтепродуктов. И достаточно серьезно и энергично занимался определением производительности всех бакинских заводов с целью правильного распределения вагонов-цистерн между предпринимателями.

После того, как на заседании комиссии Ханларов сообщил о грубом нарушении существующих тогда правил со стороны могущественной фирмы «Товарищество бр. Нобель», его отстранили от обязанности контролера качества керосина, отправляемого для сливки в резервуары общественного пользования. Его обвинили в неточности измерений качества продукции нефтеперегонных заводов.

Высококвалифицированный и добропорядочный Ханларов отправил в редакцию «Бакинских известий», влиятельной газеты того времени, письмо с изложением действительного положения вещей. После этого инцидента он считал невозможным свое дальнейшее активное участие в делах Совета съезда нефтепромышленников и БОРТО.

В качестве члена Бакинской Городской думы он занимался проблемами самой важной и сложной секции — нефтяного хозяйства. Также плодотворно работал и в составе директоров Совета Общества взаимного кредита и в составе старшин Бакинского общественного собрания.

В 1893 г. вместе такими известными людьми в Баку, как Гаджи Зейналабдин Тагиев, Муса Нагиев, Шамси Асадуллаев, Иса бек Гаджинский, он тоже избирался гласным.

Имеющий активную жизненную позицию Ханларов не мог удовлетвориться достигнутым. Через месяц он был избран в еще одну комиссию. А на заседании Городской Думы 29 декабря 1893 г. был выбран в члены Думы в Губернское присутствие по городским делам, обойдя своего соперника, армянина Михаила Унанова.

В январе 1894 г. на заседании Городской Думы Ханларов был избран в исполнительную комиссию по водоснабжению (подготовительная работа по устройству водопровода) города Баку.

Кроме работы в Думе, Ханларов был также одним из директоров отделения Бакинского губернского попечительного комитета по тюрьмам, а также входил в состав Почетных мировых судей. Вся эта ответственная работа в различных комиссиях и общественных присутствиях отбирали много времени и сил, однако Ханларов работал серьезно, вдумчиво и плодотворно.

Когда была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика (АДР), это стало огромной радостью для высокообразованного, интеллигентного человека и патриота Ханларова: работать на благо своего народа, для процветания родины.

Однако руководство самой крупной в военном отношении советской республики России — не признало АДР в качестве суверенного государства, и в ночь с 27 на 28 апреля 1920 г. ХI Красная Армия вошла в Баку.

В последние годы жизни пожилому и не совсем здоровому Мовсумбеку стало трудно. Сын и жена скончались, дочь со своей семьей переехали в Иран. И 23 февраля 1921 г. его не стало.

По материалам Расула Рахшанлы и сайта bakupages