«Лейли и Меджнун» – первая опера на мусульманском востоке


О.БУЛАНОВА

Оперное искусство существует давно – с XVI в. В Российской империи первую оперу поставили в XVIII в. На мусульманском Востоке при всем богатстве его театральных традиций такого жанра не существовало.

Но Азербайджану суждено было стать родиной человека, который написал первую в мире восточную оперу, – Узеир бека Гаджибекова. И вошел тем самым в мировую историю музыки.

Узеир Гаджибеков родился в 1885 г. в Агджабеди. Детство провел в Шуше, этой жемчужиной древнего Карабаха. И истоки творчества, и мироощущения Узеир бека берут начало от чарующих красот Шуши. Этот город был знаменит своими музыкальными и поэтическими меджлисами.

Природа ничем не обошла Узеир бека: огромный композиторский талант, уникальные музыкальные способности, острая проницательность, чувство юмора, воля, трудолюбие и целеустремленность – все это проявлялось в нем с юности.

Поэтому неудивительно, что Узеир бек стал автором первой на Востоке оперы. Она была написана в 1907 г. и называлась «Лейли и Меджнун». Либретто было написано самим композитором на основе трагедии Физули. Вообще-то к этой старинной арабской легенде о чистой, возвышенной, но, к сожалению, несчастной любви, обращались многие поэты Востока, но Узеир бек взял за основу поэму Физули.

У этого азербайджанского поэта, жившего в XVI в., – и этим от отличается от своих предшественников, – внутренний мир его героев очень хрупок, их чувства описаны более тонкими штрихами. Влюбленные у Физули стали жертвами своего времени, его жестоких людей, суровых обычаев и традиций общества, и все же смогли отстоять чистую, божественную любовь и бесконечную преданность друг другу.

Видимо, выбор Узеир беком именно этого сюжета предопределил увиденный им в 12-летнем возрасте в Шуше спектакль «Меджнун на могиле Лейли», поставленный по инициативе известного драматурга Абдуррагим бека. Этот спектакль настолько взволновал маленького Узеира, что он задумал создать «нечто наподобие оперы».

Афиша первой оперы
Афиша первой оперы

И создал. И это стало грандиозным прорывом в мир европейской культуры – да, да, европейской, потому что хоть и мугамная, но ОПЕРА, имеющая все компоненты оперной драматургии: увертюру, пролог, арии, хоровое пение, сцены ансамбля, дуэты, трио, эпизоды с оркестром, танцы и т.д. Но в отличие от европейской оперы классические арии заменялись мугамом. И это сделало оперу не имеющей аналогов в мире.

Опера состоит из 5 действий, 6 картин, где использованы азербайджанские мугамы, теснифы, народные песни, марсия, но вместе с тем оригинальная музыка, написанная Узеир беком, в которой во всей полноте раскрываются нежные, хрупкие чувства героев. Все это говорит о его большом таланте композитора.

Иногда удивляются: как мог 22-летний Узеир бек, не имевший еще тогда законченного музыкального образования, создать такой шедевр? Однако если мы говорим о мугамной опере, то почему нужно удивляться? Шуша – консерватория мугамов. Каждый меджлис у студеного родника, на лоне красивейшей природы – это классы консерватории. Недаром Шушу называют Кавказской Италией и Консерваторией Кавказа. Каждый певец, каждый играющий на таре и кяманче если не профессор этой консерватории, то преподаватель.

Но были и профессора, прославившиеся на всем Кавказе и Востоке мастера мугамов – певцы, сазандары. Каждое исполнение – это урок мугамов. Именно в этой консерватории мугамов Узеир Гаджибеков до четырнадцати лет получал образование. Это немалый срок для способного, эрудированного ученика.

Премьера оперы состоялась 25 (12) января 1908 г. Эта дата стала днем рождения азербайджанского музыкального театра, днем первой азербайджанской и вообще восточной оперы. Удивительный спектакль был поставлен на сцене театра, построенного миллионером и великим благотворителем Гаджи Зейналабдином Тагиевым на свои собственные средства и ставшего первым театром на мусульманском Востоке. Позднее в этом здании расположился Государственный азербайджанский театр музыкальной комедии.

Билеты были распроданы задолго до премьеры. Улица перед театром была заполнена театралами, многие из которых приехали из других городов. Буря аплодисментов, одобрительный гул и возгласы сопровождали всю оперу, вылившись к ее финалу в овацию.

По словам очевидцев, Баку еще не знал такого необычного зрелища. В дальнейшем многие интеллигенты из Гянджи, Шемахи, Дербента, Тифлиса заказывали билеты телеграфом.

При работе над оперой и ее постановкой Узеир бека поджидали огромные трудности – начиная от бытовых, материальных и кончая местными традициями, которые нужно было ломать. В то время женские роли исполняли мужчины, за что подвергались со стороны невежественных обывателей и косных священнослужителей оскорблениям и насмешкам. Несмотря на это, самоотверженные актеры все-таки находились.

Ахмед Агдамский (Лейли) и Г.Сарабский (Меджнун)
Ахмед Агдамский (Лейли) и Г.Сарабский (Меджнун)

Однако не каждый актер мог подойти на исполнение роли Лейли, создать столь нежный, чистый, хрупкий образ. После долгих поисков Узеир бек нашел одного юношу, работавшего в чайхане – Абдуррагима Фараджева, чей голос и внешность ему очень понравились. С огромным трудом удалось уговорить парня, но тот выступил только в день премьеры, затем не выдержал издевательств невежд и больше на сцене не пел.

Во всех других спектаклях выступал родственник Узеир бека – Ахмед бек Агдамский. Первые женщины в роли Лейли вышли на сцену лишь в середине 20-х гг.

Партию Меджнуна на протяжении долгих лет исполнял выдающийся азербайджанский певец Гусейнгулу Сарабский. Он стал не только первым, но и лучшим исполнителем этой роли. Режиссером-постановщиком оперы стал Гусейнбала Араблинский.

Премьера оперы «Лейли и Меджнун» стала поистине всенародным праздником. Вскоре слава оперы охватила весь Кавказ и Туркестан. В дальнейшем она была поставлена в России, Украине, Иране, Турции и других странах

«Лейли и Меджнун – опера, очищающая и обогащающая человеческие сердца нежными чувствами», «Азербайджанский народ уже ожидал появления на сцене своей азербайджанской оперы», – так писали критики после премьеры.

Известный советский композитор Александр Чайковский, посмотрев «Лейли и Меджнун» в конце ХХ в., сказал: «Этой оперой можно завоевать необыкновенный успех, показав ее на сценах Европы».