Об истории уличного освещения Баку


О.БУЛАНОВА

Баку нынче в ночное время буквально залит огнями. А как же было раньше?

У А.Писемского в «Путевых очерках» (1857) можно прочитать, что Баку освещался при помощи машалов — ламп, заправленных нефтью. Однако факелы больше грели, чем светили. Кроме этого, это означало закопченные стены, искры, ожоги, пожары и т.п. Поэтому открытый огонь спрятали, и на улицах появились лампы-фонари.

Сначала эти лампы — чыраг — были масляными, иногда использовались даже свечи. Такие фонари давали света очень мало. Значительно увеличить яркость освещения позволило применение керосина. Зажигали такие лампы фонарщики.

Для этого нужно было взять лампу, налить в нее керосин, подняться по лестнице, вставить лампу в фонарь и только после этого зажечь. Перед рассветом фонарщик опять поднимался потушить лампу и забирал ее с собой на специальной тележке. Кроме того, он обязан был следить за состоянием фонарей, чистить и ремонтировать их в случае необходимости. Даже стекла он менял сам. Но фонари горели не всю ночь и не каждую ночь.

На каждый месяц составлялся осветительный календарь, который утверждался городской управой Баку. В календаре указывалось «…на каждые сутки точно начало и конец горения фонарей. Так, в лунную ночь керосиновые фонари не горят, но… в случае облачности, тумана, дождя и снега керосиновые фонари горят и в лунные ночи…»

Но, к сожалению, предписания не всегда выполнялись, и очень часто улицы оставались в темноте, потому что в смете города Баку на 1860 г. были предусмотрены расходы на освещение офицерских домов, гауптвахт и арестантских помещений, гауптвахт при двух крепостных воротах… Даже на иллюминацию в торжественные дни, но ни копейки — на освещение городских улиц.

В 1877 г. на освещение улиц было предусмотрено всего 2,8% от общих расходов по смете. Полиция, в чьих руках находились все городские финансы, проявляла полную бесхозяйственность, неумение и нежелание заниматься благоустройством города. Она просто пренебрегала его интересами и неотложными нуждами.

В январе 1878 г. состоялось первое заседание Бакинской городской думы, которая теперь должна была самостоятельно заниматься благоустройством города.

Как писал М.Сулейманов в книге «Дни минувшие»: в тот год на весь город было «всего-навсего 86 фонарей, да и то 72 из них висели на чем попало и только 14 — на врытых в землю чугунных столбах, правда, тоже отживших свой век. Чугунные столбы когда-то подарил бакинскому губернатору заводчик Кокорев. …Такое ничтожное количество фонарей давало самое печальное освещение, вызывавшее невольно удивление во всяком, кому случалось прибывать в Баку».

Настоящая революция уличного освещения случилась только с началом добычи газа и появлением газовых фонарей. Они были гораздо ярче, чище, безопаснее и удобнее, и к концу XIX в. большинство улиц (и домов) во всех крупных городах мира освещалось газом. В специально сконструированных светильниках пламя могло зажигаться, тушиться и, что самое главное, регулироваться. Отпала необходимость покупать масло, свечи, керосин — нужно было просто платить по счетчику компаниям, поставляющим газ.

Но этот рассказ о газовом освещении — он, увы, не про Баку. В Баку вопросом газового освещения улиц Бакинская городская дума вплотную занялась в конце 1882 — начале 1883 г. В докладе Бакинской городской управы от 20 февраля 1882 г. говорится, что «…освещение должно составить одну из самых первых и неотложных забот…».

Упоминался и городской (Губернаторский) сад: «Осветить сад нечем, и он остается впотьмах, если не считать несколько кривых и полусгнивших деревянных столбов…» В соответствии с решением Думы количество уличных фонарей было доведено до 698.

Всем содержателям различных заведений в обязательном порядке вменялось освещать эти заведения, «для чего у входных дверей на особом столбе по образцу уличных фонарей и должен быть поставлен, по крайней мере, один фонарь». Наружное освещение зданий больниц, почты и т.п. оплачивалось из бюджета города.

Газета «Каспий» писала в 1883 г., что керосиновое освещение с помощью 3 тыс. уличных фонарей обходится казне в 11 тыс. руб., и что «…в настоящее время, когда существуют способы освещения газом и электричеством, фотогеновое (керосиновое — Авт.) освещение является донельзя отсталым». Полемика шла долго. Рассматривались разные варианты, в том числе предложенные Нобелем, Дифенталем и др. Предложение последнего было принято на заседании Думы в декабре 1882 г.

Однако прошло… 14 лет, и вот что мы читаем в газете «Каспий» в 1896 г.: «Возможно, что в Баку со временем будет устроено газовое освещение… Городской голова… обратился в московскую городскую управу с просьбой сообщить ему, на каких началах существует газовое освещение в Москве и какая сумма затрачивается на него ежегодно».

Отчего газовое освещение — при доступности газа на Абшероне — так медленно вводилось в Баку?

В «Трудах Бакинского отделения Императорского русского технического общества» за 1902 г. мы читаем: «Развитие газовой промышленности в Баку сдерживалось отсутствием массового потребителя, ограничиваясь промыслами и нуждами жителей. В 1900-1902 гг. прошли жаркие споры вокруг проектов освещения города».

И это при условии, что в декабре 1908 г. центральная Торгово- промышленная газета констатировала: «Одна из отраслей дела, со стремительной быстротой развившаяся в Баку и в короткое время ставшая заметной величиной, это — добыча натурального газа».

Так что — как это ни парадоксально! — но газ для нужд уличного освещения в Баку применен не был. Хотя можно встретить некоторые упоминания об освещении в Баку газом, которое устраивали в частном порядке некоторые состоятельные граждане.

«В конце 1890-х годов Гаджи Зейналабдин Тагиев построил в центре Баку личный особняк, выходящий фасадом сразу на четыре улицы. На каждом из четырех углов и у главного входа горел огромный газовый фонарь, заливая весь квартал ярким светом» (М.Сулейманов «Дни минувшие»).

«Днем и ночью у подъезда (градоначальника П.И. Мартынова — О.Б.) дежурили городовые. Над парадным входом и на углу перед домом висели большие газовые фонари, и вечерами весь квартал освещался ярким светом» (там же).

Возможно, так оно и было, но возможно так же, что это красивая бакинская легенда, каких у Сулейманова много. Ведь Мартынов стал градоначальником в 1909 г., когда уже вступало в свои права электричество. Вообще-то первые шаги в деле электрификации Баку относятся не к началу ХХ в., а к 1880 г.

Тогда появилась первая электростанция, предназначенная для освещения пристани компании «Кавказ и Меркурий», где были установлены первые в городе электрические фонари. Кроме этого, возникали мелкие частные станции, а также электростанция товарищества «Свет», но они снабжали электроэнергией лишь дома богачей.

В последующие годы в связи с увеличением количества и мощности новых станций постепенно были освещены и отдельные здания, правительственные учреждения, частные квартиры, а также часть городских улиц. В это время в Баку можно было встретить сразу два типа фонарей: электрические на высоких опорах и старые, низкие — керосиновые, которых к 1914 г. было 4972 штуки.

Дуговые фонари были расположены в количестве 16 штук на центральных улицах города: Николаевской (ул. Истиглалийят), Михайловской (ул. Искусств), Великокняжеском проспекте (ул. Мамед Эмина Расулзаде). Фонари эти переменного тока в 8 ампер каждый. Бульвар освещался лампами накаливания, всего 116 арматурами по 300 свечей каждая.

По решению городской думы дуговые фонари горели как в безлунные, так и в лунные ночи с 1 апреля по 1 октября с 8 часов вечера до 4 часов утра, а с 1 октября по 1 апреля — с 6 часов вечера до 2 часов ночи. Но их было ничтожно мало.

«С первого взгляда Баку производит впечатление обыкновенного большого провинциального города. …редкое керосиновое освещение улиц, по которым ночью ходить страшно. Однако… рядом с одноэтажными и двухэтажными домами… возвышаются грандиозные дома и пассажи… рядом с жалким керосиновым освещением — большие электрические фонари, освещающие магазины и некоторые кварталы» (Б.Брандт «Из поездки в Баку», 1900 г.).

К 1912 г. электростанций в Баку было построено уже четыре штуки, соответственно, электрическое освещение улиц улучшалось. Согласно смете на 1911 г., на электрическое освещение здания Думы, улиц, садов, бульвара и т.д. было выделено свыше 11,3 тыс. руб. Однако, начиная с первых дней применения электроэнергии в Баку тарифная цена электроэнергии, отпускаемой городу, была гораздо выше, чем нефтяным промыслам.

Монополия на электрическое освещение постепенно оказалась у Общества «Электрическая сила», однако оно категорически не хотело снижать тариф на электроэнергию, отпускаемую на коммунально-бытовые нужды города и его населения. Правда, в 1914 г. «Электрическая сила» все-таки вынуждена была снизить тарифы: с 28 коп. до 20,5 коп. за каждый киловатт-час.

После этого снижения число абонентов из года в год стало расти, но общество ввиду перегруженности станций отказывало новым абонентам. Многие историки отмечают, что уличное освещение всегда было критерием благосостояния города. С появлением электричества возникали электрические фонари на городских улицах, и это свидетельствовало о возможностях казны: если городское руководство могло выделять финансы на освещение никому не принадлежащих улиц, значит, это очень богатый город!

Баку был богатым городом. Однако в этом богатом городе долгие годы после запуска электростанций для уличного освещения пользовались керосиновыми фонарями, особенно на окраинах города. Все изменилось в советское время.

И настолько кардинально, причем не только в области уличного освещения, но и в плане светодизайна, что Н.И. Щепетков (МАРХИ) заметил после визита в Баку в 1974 г.: «Столько и таких восторженных впечатлений о светодизайне города я не получал нигде, хотя изучил с пристрастием в режиме исследующего туриста десятки городов в разных странах мира».

В материале использованы данные с сайта ourbaku.com. Из архивов газеты ЭХО

Материал является частью серий «Тайны Баку»