Первый в мире керосиновый завод на Апшероне


О.БУЛАНОВА

Промышленная добыча нефти на Апшероне в XIX в. повлекла за собой не только проблемы транспортировки, но и проблему переработки нефти. Гораздо выгоднее было бы перерабатывать нефть на месте добычи и транспортировать уже готовую продукцию.

В 1857-1859 гг. в селении Сураханы в непосредственной близости от храма огнепоклонников Атешгях был построен первый в мире нефтеперегонный завод по немецкому образцу для переработки кира (земли, пропитанной нефтью).

Завод работал на даровом топливе – природном газе. «Сураханский огонь» был использован для нагрева перегонных реторт, с помощью которых из кира извлекалось специальное масло для недавно изобретенных осветительных (фотогеновых) ламп. Завод получил название фотогенового.

Построил этот завод Василий Кокорев (1817-1889), водочный, железнодорожный и нефтяной магнат, меценат и благотворитель, оратор и писатель. Он родился в Солигаличе, занимался соляным бизнесом, затем водочным, в коем преуспел и стал миллионщиком (по-современному миллионером). Активно занимался благотворительностью и даже открыл первую Московскую публичную картинную галерею с библиотекой и буфетом, предвосхитившую знаменитую Третьяковскую галерею на целых пять лет.

В конце 50-х гг. Кокорев неожиданно для всех решает заняться совершенно новым для него делом – нефтяным. «Подбил» его на это барон Николай Торнау. Скооперировавшись с ним, а также с другими компаньонами, Кокорев зарегистрировал «Закаспийское торговое товарищество «В.А.Кокорев и Ко»». Результатом стала постройка завода.

1861. Дом Торнау, управляющего Закаспийским торговым тов-вом (будущем БНО). На этом месте будет фонд Г.Алиева. Фото А.Ульского
1861. Дом Торнау, управляющего Закаспийским торговым тов-вом (будущем БНО). На этом месте будет фонд Г.Алиева. Фото А.Ульского

В разработке проекта принимал участие профессор Мюнхенского университета Юстус Либих. Однако немецкая технология обеспечивала крайне незначительный выход продукции, ведь кир содержал в себе всего 15% осветительных масел.

И Кокорев начал думать, как повысить рентабельность завода. В 1860 г. он вышел на В.Э. Эйхлера, магистра химии Московского университета. Эйхлер предложил отказаться от кира и начать вырабатывать осветительные масла непосредственно из сырой (колодезной) нефти. Для этого необходимо было поменять все оборудование.

Это было дорого, но Кокорев рискнул. Полученное осветительное масло по предложению Эйхлера он назвал «фотонафтилем», что означало «Свет нефти». Фотонафтиль – не что иное, как керосин. Это слово четыре года спустя предложили американцы, и название прижилось – в отличие от фотонафтиля.

В результате этих преобразований выход готового продукта после перегонки «колодезной» балаханской нефти составлял уже около 25-30% вместо прежних 15%. Но Кокорев и на этом не успокоился – решил еще больше повысить рентабельность завода. Поехал в Петербург – за помощью талантливых химиков, коих было много. Но пригласил почему-то молодого, никому не известного 29-летнего приват-доцента Петербургского университета, не имевшего к нефти никакого отношения. Приват-доцента звали Дмитрием Менделеевым.

В 1863 г. Менделеев прибыл в Баку – знакомиться с совершенно новой для него отраслью, чтобы решить, можно ли сделать дело более выгодным. В противном случае закрыть завод.

Буквально за три недели (!) Менделеев совместно с Эйхлером провел огромную работу. Прежде всего он посоветовал сделать цикл непрерывным – чтобы завод работал круглые сутки. Методы переработки нефти в керосин были новыми, оригинальными и ни от кого не заимствованными, о чем Менделеев напишет через 10 лет.

Результаты были впечатляющими: несмотря на то, что цены на керосин стали падать, завод в Сураханах стал приносить существенный доход. Вскоре Кокорев по совету Менделеева приступил к добыче нефти методом бурения, отказавшись от традиционной добычи с помощью рытья колодцев.

Завод Кокорева
Завод Кокорева

Первая партия фотонафтиля, привезенная в Москву в 1859 г. в количестве 700 пудов, продолжительное время не находила сбыта. Однако уже в 1862 г. на Всемирной выставке в Лондоне продукция Сураханского завода получила серебряную медаль, в 1865 г. на Московской мануфактурной выставке – Большую серебряную медаль. Эта медаль стала первой наградой на всероссийских выставках для нефтепродуктов, полученных на Апшеронских промыслах. В 1870 г. в Петербурге на Всероссийской мануфактурной выставке Кокорев получил уже высшую награду.

Несмотря на то, что американцы стали вырабатывать керосин позже Кокорева, их продукция (т.н. пенсильванское масло) считалась лучшей. Однако признание на международных выставках доказало, что кокоревский фотонафтиль и горел лучше, и запаха не давал, и был чище импортного аналога.

Кокоревское Закаспийское торговое товарищество «за приготовление из кавказской нефти осветительных масел весьма высокого качества» получило «право употребления на вывесках и изделиях изображения государственного герба».

А в 1872 г. произошло важное и судьбоносное событие в истории нефтяной промышленности России: отмена системы сдачи нефтяных промыслов на откуп, которая только тормозила развитие отрасли. В этом была огромная заслуга и Кокорева, который протестовал против нефтяного откупа еще в 1865 г. и всячески пытался донести эту мысль до правительства, в том числе и в СМИ.

Обострение конкурентной борьбы, отставание от американской нефтяной промышленности требовало от Кокорева очередных смелых шагов, и он решил совместно с П.Губониным создать крупное акционерное общество, в сферу которого входили бы как добыча нефти, так и производство из нее продукции и дальнейшая ее реализация.

В 1873 г. компаньоны приступили к созданию Бакинского нефтяного общества (БНО), и в начале 1874 г. первая в мире акционерная вертикально интегрированная нефтяная компания была учреждена. Уже через три года БНО достигло впечатляющих результатов, компания стала лидером российской нефтяной промышленности.

В 1875 г. известный специалист в области переработки нефти, инженер-технолог А.Летний писал про завод в Сураханах, что его «…можно принять за образцовый как по количеству выработки, так и по качествам фабриката».

В 1879 г. был пущен в эксплуатацию керосинопровод от Сураханского завода до пристани Зых. В Швеции был заказан танкер «Сураханы» стоимостью $75 тыс. на 5 тыс. т керосина. Его поставляемое на рынок количество позволило начать постепенно освобождать российский рынок от засилья американского керосина.

 

Акция БНО
Акция БНО

 

1890. Слева в кадре Кокоревский завод
1890. Слева в кадре Кокоревский завод
1874. Бакинское нефтяное общество. свидетельство[
1874. Бакинское нефтяное общество
1870-е. Справа в кадре завод Кокорева
1870-е. Справа в кадре завод Кокорева