История появления меди


О.БУЛАНОВА

Одним из первых металлов, которые человек стал в быту, стала медь. Медь, золото, серебро, железо, олово, свинец и ртуть принято называть доисторическими металлами — потому что они были известны человеку с древнейших времен. Однако роль меди в становлении человеческой культуры особенна.

Как известно, сначала был каменный век, названный так на основании материала, из которого делались орудия труда. Следующий за ним — медный век. Т.е. медь — металл, «укрощать» который человечество научилось прежде всего.

Но не везде процесс перехода от каменного века к медному происходил одновременно. Коренное население Америки, например, сделало этот переход лишь в XVI в., т.е. всего чуть больше четырехсот лет назад.

А в древнем Египте медный век наступил в IV тыс. до н.э.: ортодоксальная египтология считает, что каменные глыбы, из которых примерно 5 тысяч лет назад была сложена 147-метровая пирамида Хеопса, добыты и обтесаны медным инструментом… С этим можно спорить, но факт, что египтяне знали медь в те далекие тысячелетия, подтверждается обнаружением в раскопках мелких и крупных изделий из меди, а также орудий труда.

Подобно золоту и серебру, медь иногда образует самородки. По-видимому, именно из них и были сделаны в Египте эти вещи. Впрочем, в других местах земного шара изделия из самородковой меди были известны еще 10 тысяч лет назад.

На эти самородки наши предки, скорее всего, набрели чисто случайно, когда искали себе подходящие камни — чтобы сделать орудия труда. Они обратили внимание на серо-зеленые и красно-зеленые кусочки непонятной породы. Их находили на берегах рек, скальных обрывах. В те времена человеку были доступны только красная медная руда (куприт), медный блеск и медный колчедан. Сначала эти самородки использовались человеком так же, как и обычные камни, т.е. их подвергали минимальной обработке.

Вскоре древние люди заметили, что обработав медь каменным молотком, можно существенно повысить ее твердость и из нее будут получаться хорошие инструменты. Так зародился прообраз холодной ковки. Чуть позднее был открыт и секрет плавления меди, когда металл, попав в костер и остыв, сохранял новую форму.

Для отлива простых инструментов и оружия из меди использовали сделанные из подручных средств примитивные формы. Из меди отливали также украшения.

Распространению меди способствовала — кроме способности к холодной ковке — и относительная простота выплавки из богатых руд, а также мягкость. С одной стороны, это плохо — камень намного тверже меди. Но зато благодаря мягкости медь хорошо поддается изгибу и заточке. Так что за медной рудой была объявлена настоящая охота.

Как оказалось, встретить медную руду было не так и просто. На территориях, где обнаруживались ее залежи, организовывалась добыча, строились рудники и шахты. Даже в древности добыча меди велась в крупных масштабах, что было обусловлено большим спросом на этот металл.

Так, некоторые медные шахты производили ее добычу на глубине 100 м, удаляясь от основанного ствола на расстояние до нескольких километров. Перед шахтерами того времени стояли проблемы, аналогичные современным. Нужно было укреплять потолок штолен, вентилировать и освещать туннели, решать проблемы, связанные с подъемом руды наверх. В качестве подпорок для укрепления сводов использовали деревянные брусья и бревна. Плавление производили тут же рядом с шахтами, в толстостенных печах, сделанных из глины.

В Египте добывать медь стали из ее окисных руд — бирюзы, малахита и др. Руды плавили в примитивных горнах с применением дутья при 1083 градусах по Цельсию. Т.е. медь — относительно легкоплавкий металл, о работе таким же путем с железом, температура плавления которого составляет 1530 градусов, не могло быть и речи.

Около III-II вв. до н.э. выплавка меди производилась в широком масштабе не только в Египте, но и в Месопотамии, на Кавказе и Закавказье и в других странах древнего мира. Огромное количество древних медных и позднее бронзовых изделий, обнаруживаемых археологами, заставляет сомневаться в том, что медь выплавлялась только из окисных руд. Более поздние источники свидетельствуют об использовании для добычи меди сернистых руд.

Например, в сочинении Теофила «О различных искусствах» описывается предварительная операция обработки руды — окислительный обжиг кусков руды на кострах (выжигание серы).

История меди продолжалась вместе с развитием человечества. Усложнились плавильные процессы. Для литья стали использовать специальные печи, позволяющие добиваться высокой температуры плавления.

Медный век с течением времени сменился бронзовым, который длился вдвое дольше — около двух тысяч лет. Бронза — это сплав меди, обычно с оловом, но к бронзам также относят медные сплавы с алюминием, кремнием, бериллием, свинцом и др., за исключением цинка (это латунь) и никеля (это мельхиор).

Любопытно, что в Греции культура меди зародилась позже, чем в Египте, а бронзовый век наступил раньше. А все дело в том, что руда, из которой выплавляли медь египтяне, не содержала олова. Грекам в этом отношении повезло больше, они добывали «оловянный камень» иногда там же, где и медную руду.

Открытие бронзы произошло, по-видимому, случайно, однако большие твердость и плотность, а также относительная легкоплавкость позволили бронзе быстро вытеснить медь из многих производственных сфер.

Искусство выплавки и обработки меди и бронзы от греков унаследовали римляне. Они получали медь из покоренных стран, в первую очередь из Галлии и Испании, продолжали начатую греками добычу медной руды на Крите и Кипре.

Кстати, о Кипре. Именно с названием этого острова связано происхождение латинского названия меди — «Cuprum» («Aes cuprium», «Aes cyprium»). На Кипре уже в III в. до н.э. существовали медные рудники и производилась выплавка меди.

Что касается других названий, то у Страбона медь именуется «халкос» — от названия города Халкиды на Эвбее. От этого слова произошли многие древнегреческие названия медных и бронзовых предметов, кузнечного ремесла, кузнечных изделий и литья. Второе латинское название меди «Aes» (санскритское «ayas», готское «aiz», германское «erz», английское «ore») означает «руда, рудник».

Сторонники индогерманской теории происхождения европейских языков ведут происхождение русского слова «медь» (польское «miedz», чешское «med») от древненемецкого «smida» — «металл» и «Schmied» — «кузнец» (английское «Smith»).

Конечно, родство корней в данном случае несомненно, однако оба эти слова произведены, скорее всего, от греческого «рудник, копь» независимо друг от друга. От этого слова произошли и родственные названия — «медаль», «медальон» (французское «medaille»). Слова «медь» и «медный» встречаются в древнейших литературных памятниках на славянских языках.

А вот алхимики, у которых был свой засекреченный язык, именовали медь «венера» («Venus»); в более древние времена встречается название «марс» («Mars»).

Но вернемся к истории, в данном случае — к римлянам. Оловянный камень римляне вывозили с Касситеридских островов (так тогда называли острова Британии); основной минерал олова называли касситеритом. Во II-I вв. до н.э. оружие римлян делалось уже в основном из железа, но в производстве предметов домашнего обихода все еще преобладали бронза и медь.

Бронза и медь сыграли выдающуюся роль не только в становлении материальной культуры большинства народов, но и в изобразительном искусстве.

В ХII-ХI вв. до н.э. медные и бронзовые орудия труда и оружие начинают постепенно вытесняться железными, и наступает железный век. Любопытно, кстати, что представление о трех веках — каменном, бронзовом и железном — существовало еще в античном мире, оно упоминается в работах Тита Лукреция Кара (I в. до н.э.). Однако официально термин «железный век» появился в научных работах в середине XIX в., его ввел датский археолог Кристиан Юргенсен Томсен.

Несмотря на наступление этого самого железного века, медь не потеряла своих позиций и сохранила свое важное техническое значение. Медь — главный металл электротехники. Он популярен не только в среде инженеров-конструкторов, электриков и машиностроителей, но и у людей гуманитарных профессий — историков, скульпторов, литераторов…

Любопытно, что тупых, ограниченных людей называли меднолобыми. Легендарный Ходжа Насреддин известен в этой связи поговоркой-дразнилкой: «Тот, кто носит медный щит, тот имеет медный лоб». К медному щиту вернемся позже, а пока стоит разобраться с медным лбом.

Может быть, меднолобыми тупых людей называют из-за того, что медь — метал, несмотря на свою мягкость, прочный? Но он отнюдь не прочный.

Противодействие ударным нагрузкам (а именно такие нагрузки в основном достаются щитам — тем самым, из дразнилки Насреддина) у меди также меньше, чем у многих других металлов и сплавов. Не отличается медь и особой твердостью: она, правда, тверже, чем золото и серебро, но в полтора раза мягче железа.

А вот теперь можно подойти к загадочному щиту, который какие-то древние тупые граждане додумались делать из меди, мягкого и непрочного металла. Может быть, не стоит все-таки считать их такими уж тупыми?

Оружейников древности и даже Средневековья прочностные характеристики меди вполне устраивали. Во-первых, нагрузка, которую испытывал щит при ударе копьем или секирой, куда меньше пробивной силы винтовочного выстрела. Во-вторых, у древних металлургов не было другого материала — прочного, как медь, и доступного, как медь. Не случайно античный бог- кузнец Гефест выковал непобедимому Ахиллесу медный щит. Именно медный!

Так что Насреддин усмотрел глупость стражников не в том, что они носили медные щиты, а в том, что были стражниками…