Так кто же сверг Николая II?


О.БУЛАНОВА

К началу Первой мировой в российской правящей верхушке установились весьма сложные и запутанные отношения. Хотя официально был и совет министров, и даже премьер, царь любил важнейшие вопросы решать, не обсуждая их с правительством и даже с министром, в ведении которого находилась данная проблема.

Так, в июле 1905 г., катаясь на яхте с германским императором Вильгельмом II, Николай подписал Биоркский договор, фактически разрушавший союз с Францией и менявший соотношение сил в Европе. Только через 15 дней он поставил об этом в известность министра иностранных дел, а премьер узнал об этом еще позже.

В результате этот явно невыгодный для России договор еле удалось денонсировать. Не менее вопиющий случай произошел в 1911 г., когда военный министр Сухомлинов убедил царя упразднить русские западные крепости. Премьер узнал об этом, когда крепости были разоружены на 90%, так что их потом пришлось экстренно восстанавливать.

Серьезной проблемой был и вопрос о наследовании престола. Царица родила подряд четырех дочерей, поэтому наследником был объявлен родной брат царя Михаил. Николай недолюбливал брата и постарался отстранить его от дел. В 1900 г., когда Николай заболел и врачи не исключали летальный исход, группа вельмож с благословения властолюбивой Александры Федоровны составила заговор: в случае смерти императора короновать 5-летнюю Татьяну, назначив регентшей царицу.

Но Николай выздоровел, а в июне 1904 г. родился наследник Алексей, но, увы, это счастливое событие было омраченно тяжелым наследственным заболеванием — гемофилией. В 1915-1916 гг. у Николая появились сильнейшие сердечные боли. Случись с царем смертельный приступ — и кто бы оказался на престоле? Неуравновешенная царица с больным сыном? Ведь Михаил к этому времени практически выбыл из игры: он и сам не стремился к власти, да и брак с дважды разведенной дочерью адвоката свел его шансы на престол почти к нулю.

В этих условиях в высших кругах России усилилась борьба за власть. Наиболее активно действовали четыре группировки, условно могущие быть названными распутинской, великокняжеской, масонской и генеральской. Они были, конечно, неформальными и никакой бюрократической документации в них не велось. И только распутинская строила свои планы на продлении царствования Николая II, остальные работали на его свержение.

О Распутине сейчас написано много, но имеет смысл остановиться на бесспорных документах — письмах царю. Они изобилуют запросами по самым разнообразным военно-политическим проблемам, которые никак не могли быть интересны малограмотному «старцу». Похоже, Распутин находился под влиянием каких-то очень умных, но ненавидевших Россию людей. Кто же были кукловоды Распутина?

Действия этих кукловодов (их в тогдашних СМИ именовали «темными силами») столь явственно проступали в деятельности Распутина, что вызвали бурю возмущения даже в высших эшелонах власти и в известной мере легализовали деятельность заговорщиков, могущих планировать переворот под предлогом устранения Распутина. В сущности, весь романовский клан, включая императрицу-мать, выступил против Распутина, и к 1916 г. отношения Александры Федоровны с семьей мужа накалились до предела. Доходило до того, что мать великого князя Кирилла Владимировича, беседуя с председателем Государственной думы Родзянко, как-то обронила в адрес царицы: «Надо ее уничтожить!»

Великокняжеская группировка находилась в постоянном контакте с генеральской и масонской группировками. Так, в середине декабря 1916 г. тифлисский городской голова вел переговоры о военном перевороте с великим князем Николаем Николаевичем, командовавшим Кавказской армией. Великий князь, выдвинув ряд оговорок, высказался все-таки в пользу такого переворота, составленного против Николая II.

Убийство Распутина 17 декабря 1916 г. стало результатом заговора, но главные цели заговора были гораздо шире, чем просто убийство. О масштабах заговора свидетельствует и перехваченное МВД письмо княгини Юсуповой, адресованное великой княгине Ксении Александровне с сожалением, что в тот день (17 декабря) «не довели дела до конца и не убрали всех, кого следует».

Николай, получив телеграмму Александры об исчезновении Распутина, бросил ставку в Могилеве и примчался в Царское Село. По-видимому, ему удалось подавить заговор великокняжеской группировки: из Петрограда началась массовая высылка великих князей: Дмитрий Павлович — на персидский фронт, Николай Михайлович — в его имение в Херсонской губернии, Кирилл Владимирович — в Мурманск, Борис Владимирович — на Кавказ.

Наиболее таинственной была масонская группировка, в которую можно условно включить и контролируемые масонами политические партии. Масоны тщательно скрывали свою деятельность как от полиции, так и от левых организаций. Ради конспирации упразднялось ведение протоколов о заседаниях и вообще любое письменное делопроизводство.

Масонские одеяния и украшения также были исключены, и если посторонний увидел бы заседание лож, он не заметил бы ничего необычного. Небольшая группа, человек 6-8, хорошо знакомых, мирно беседовала на общественно-политические темы. Только одна черта бросилась бы в глаза — все присутствующие обращались на «ты», называя друг друга братьями.

Формально масоны называли своей целью объединение «всех прогрессивных элементов в борьбе против самодержавия» и считали свою организацию вне- и надпартийной. В руководство масонской группировки входили лидеры конституционных демократов, социал-революционеров, социал-демократов (меньшевиков) и т.п.

К 1917 г. в масонской организации в России было всего около 300 человек — масоны предпочитали качество количеству. Они планировали захватить власти, опираясь не на волю народа (путем голосования или бунта), а на внедрение своих людей на ключевые посты в политических партиях и в структурах власти.

Военные специалисты не могли не видеть, что поражения русских войск как в 1904-1905 гг., так и в 1914-1917 гг. в основном вызваны некомпетентностью высшего руководства. На фронте не хватало снарядов, войска шли на пулеметы врага без артподготовки, а в тылу ржавели десятки миллионов снарядов, которые позже Красная Армия не смогла расстрелять даже к 1950 г. В крупных городах возникали голодные очереди, а на станциях и складах гнило мясо и масло. Многочисленные устные и письменные обращения военных к царю ничего не давали. Наконец, вмешательство императрицы и Распутина в дела армии лично оскорбляло многих генералов.

Поэтому появление военной оппозиции удивления не вызывает. Масоны наладили с ней обширные связи, но, судя по всему, большинство генералов не понимало, что перед ними масоны, и считало, что это представители оппозиционных партий, в то время также налаживавших контакты с армией. Возник «железнодорожный вариант» переворота. Царский поезд постоянно курсировал между ставкой и Царским Селом, где находилась императрица. Планировалось захватить в пути царский поезд и заставить царя отречься прямо в вагоне.

План был довольно сложен, и реализовать его в первоначальном варианте не удалось. Однако генералитет ухитрился все гвардейские полки (традиционную опору царской власти) отправить на фронт.

Провал «железнодорожного» заговора заставил либеральные буржуазные круги (тайно руководимые масонами) готовить новый вариант. На 14 февраля 1917 г. планировалось устроить массовое шествие рабочих и студентов к Таврическому дворцу, месту заседаний Госдумы — с требованием сформировать «ответственное министерство». Но и он не прошел, т.к. накануне демонстрации охранка провела превентивные аресты и манифестация не состоялась.

Но 23 февраля в Петрограде в различных частях города начались хорошо организованные демонстрации. Военные власти играли в поддавки, более того, подзуживали рабочих. Рабочие же, солдаты и обыватели требовали свержения самодержавия, эйфория победы кружила головы, и никто не думал об истинных организаторах переворота.

Но это пока был не переворот, скорее, детонатор к перевороту. Власть над всей страной и армией пока находилась в руках царя. Хотя поначалу Николай и не смог правильно оценить ситуацию, тем не менее уже 27 февраля он приказал генералу Н.Иванову возглавить группировку войск для наведения порядка в Петрограде. Исход боя четырех отборных обстрелянных кавалерийских дивизий с перепившимися резервистами Петроградского гарнизона был предрешен.

Но Николай допустил роковой просчет — лично выехал в Царское Село, не усилив царский конвой. Что произошло дальше, известно: 1 марта царский поезд оказался в Пскове. Едва ступив на подножку, генерал Рузский заявил столпившимся на платформе придворным: «Господа, придется сдаться на милость победителя».

Александра, узнав, что царский поезд задержан в Пскове, писала 2 марта, что государь «в западне». На этот раз она была недалека от истины. В Пскове царь действительно был блокирован генералом Рузским. Вся входящая и исходящая информация подвергалась его «цензуре». Царский поезд был загнан в глухой тупик. Вступил в действие «железнодорожный» вариант переворота.

Против Николая объединились все великие князья, генералитет, дума и либеральная буржуазия. Но все они оказались жестоко обмануты масонами. Великокняжеская группировка надеялась, что после отречения царя роль семьи Романовых возрастет, а один из ее членов займет императорский трон. Великий князь Николай Николаевич, по соглашению с генералитетом, спешно выехал с Кавказа в ставку — принять пост верховного главнокомандующего, но в дороге получил телеграмму от Временного правительства: «Народное мнение высказывается против занятия членами Дома Романовых какой-либо должности».

Какое народное мнение? Кто и когда делал опрос по всей огромной России? Все это было обговорено заранее. Временное правительство сразу же исключило из игры великокняжескую партию. Генералитета «временные» боялись еще больше.

Идя на отречение Николая, патриотически настроенные генералы хотели получить крепкий тыл, который дал бы армии победоносно закончить войну. Временное же правительство, чтобы ослабить власть генералитета и «заплатить» толпам пьяных солдат, фактически соглашается на приказ N1 Петроградского совета. Согласно этому приказу, солдатам Петроградского гарнизона давался иммунитет от отправки на фронт, устанавливались двоевластие и даже приоритет солдатских комитетов в армии перед воинскими начальниками и т.д. Приказ N1 положил начало развалу армии, в стране начались анархия и хаос.

А как же народ, который в январе 1917 г. пел: «Боже, царя храни», а в марте кричал: «Да здравствует Временное правительство!»? Уже 12 ноября 1917 г. после захвата власти большевиками народ на выборах в Учредительное собрание отдал большевикам только четверть голосов, а подавляющее большинство голосов было отдано «демократическим» партиям: эсерам, кадетам, народным социалистам и прочим.

А через год, когда вместо бумажек начали голосовать штыками, народ послал очень далеко все «демократические» партии и пошел частью к большевикам, а частью к патриотам-государственникам Деникину и Колчаку.

Понимали ли господа масоны и их окружение, куда они ведут Россию, и хотели ли этого?

По материалам Александра Широкорада