История постельного белья


О.БУЛАНОВА

На заре человечества люди не знали не только постельного белья, но и самой кровати — ее заменяло ложе из сухих листьев и мхов. Позже, с развитием цивилизации в примитивных жилищах появились примитивные матрацы, набитые сеном или шерстью животных. Оболочка для матраца делалась из домотканого холста, а одеялом служила шкура животного.

Постель служила годами, пока не изнашивался матрац или не вытиралась шкура -«одеяло». Подушек, кстати, человечество долгое время не знало вообще, используя вместо них или собственный локоть, или охапку тех же шкур. И ни о каком постельном белье речи просто не шло, хотя без него постель представляла собой буквально заповедник для микробов.

Первые свидетельства о постельном белье из ткани нашлись в древнеримских летописях. Белье было или из местного шелка, или из египетского льна, весьма качественное и очень красивое. Более того, если для обычной постели узоры на простынях были из роз и персиков, то для постели любовников на белье красовались сатиры.

С закатом древней цивилизации и приходом варваров человечество опять на несколько столетий забыло о такой необходимой с точки зрения гигиены вещи. В средневековой Европе постельного белья не было где-то до XV в. Церковники запрещали не только использовать постельное белье (о котором, они, конечно, читали в летописях, хранящихся в монастырских библиотеках), но даже и мыться. Чистота есть грех! — говорили они. В Средние века белье заменяли шкуры редких животных. Стоили они очень дорого и, как правило, были результатом борьбы за сердце прекрасной дамы.

С XV в. мы находим упоминание о белье в некоторых богатых замках Италии. Почему богатых? Потому что менее обеспеченные такую роскошь себе позволить не могли. А Италия так же, как и ранее Римская империя, снова потихонечку ввела моду на постельное белье, а с ним и на скатерти, полотенца и салфетки. В эпоху Высокого Возрождения эти предметы обихода имели большое значение и ценились очень высоко.

Самым лучшим для изготовления белья считалось голландское полотно, а самыми лучшими мастерами — голландцы. Каждая вещь была уникальной и штучной: на ней мастер вышивал не только вензель заказчика или его герб, но и свое имя, и название местности, где жил и работал. Были даже простыни, на которых выткано стихотворение, посвященное тому событию, в честь которого заказывалось белье.

Именно по этой причине вплоть до XVIII в. комплекты белья считались роскошью, и лишь к концу XVIII — началу XIX в. стали доступны среднему классу. Было, как говорится, неписанное правило — белья должно быть много. Белье в то время (и так повелось и в течение долгих последующих веков) заказывалось дюжинами к важным событиям типа рождения ребенка или свадьбы.

Вплоть до XIX в. белье (включая скатерти, полотенца и салфетки) было исключительно белым, отделано кружевами или белой вышивкой. И по этой причине тоже (а не только из-за штучности и эксклюзивности) оно было предметом роскоши — бедный человек не мог позволить себе часто менять быстро пачкающееся белое белье. Количество и качество постельного белья долгое время являлось показателем положения семьи в обществе.

Считается, что в деле популярности постельного белья большую роль сыграла мадам де Помпадур. Сия дама вообще была большим ценителем новшеств и вводила их в моду, не покладая рук. В этом же XVIII в. входит в моду постельное и столовое белье, украшенное «дрезденским» кружевом — ажурной, изысканной белой вышивкой. Стиль получает название от эпохи — «рококо». Белье становится все более изысканным и все более дорогим.

А что же простые люди? Они тоже уже привыкли застилать постель тканью, однако их белье было цветным, с многочисленными швами и, понятное дело, без кружев и вышивки. Однако в деревнях белья не было вообще. Более того, у крестьян не было даже подушки, которая прижилась к этому времени во всей Европе, не говоря уже о Востоке или Кавказе, где подушка — своеобразный фетиш.

Постельное белье, украшенное кружевами и вышивкой, стало входить в приданое, и чем его было больше, тем лучше. Эта мода перекочевала с правлением Петра I из Европы в Российскую империю, а оттуда и в Азербайджан. Чем больше было белья, тем состоятельнее считалась невеста, и тем престижнее было взять такую замуж. Для приданого делалось не просто белье, а так называемые свадебные комплекты, украшенные вензелями, кружевом, фестонами… В то время в свадебный комплект входили четыре наволочки и две простыни — нижняя и верхняя.

Материалом для свадебного гарнитура традиционно служил лен, тонкое «голландское» полотно, в особо богатых домах — шелк. В советское время этот обычай был практически утерян, лишь в некоторых семьях «из бывших» он еще держался. В Европе же он никогда не исчезал.

А почему не упомянут пододеяльник? И их вообще не было, вместо них использовалась простынь, которую пришивали к одеялу. Это относится не только к российской или аристократической азербайджанской постели, а вообще к европейской. Пододеяльник — изобретение новое, он появился лишь после Второй мировой войны. (После войны, кстати, из постельной моды ушло большое количество подушек, и, соответственно, наволочек, количество постельного белья стало минимальным, каждому — по одной наволочке, простыне и пододеяльнику).

Для улучшения внешнего вида белье у представителей среднего и низшего класса обязательно крахмалили — ведь очень часто вместо льна использовался хлопок, а это не такой глянцевый и прочный материал, как лен, а богатого вида белья хотелось всем. Этот обычай процветал в СССР, хотя в Европе его вовсе не было.

Существовала мода и метод застилки кровати. Обязательно должно было быть три простыни; первой из грубого холста укрывался волосяной или шерстяной матрац, на который клалась пуховая перина, потом шла простыня из более тонкого холста, потом льняная с вышивкой. Это было очень грамотно: ведь чем больше слоев ткани, тем теплее зимой и прохладнее летом, тут играет роль воздушная прослойка. Да и гигроскопичность у трех слоев гораздо выше, чем у одного. Понятное дело, таких заумных слов в то время не знали, но действовали на уровне интуиции и опыта предков. А лен, кстати, самая лучшая по показателям гигроскопичности ткань.

Подушки выстраивали горкой поверх покрывала, которое тоже богато украшалось; подушек было много, не меньше трех штук, идеально — шесть, и все разного размера. Подушки покрывались кружевной накидкой. По боку кровати обязательно шел кружевной или богато вышитый подзор. Он пришивался, как правило, к верхней простыне и обязательно должен был выглядывать из-под покрывала. И пришивался лишь с одного боку — потому что кровати стояли исключительно боком к стене.

Самое красивое белье в роду береглось, передавалось по наследству, им хвастались знакомым и родственникам, понимавшим толк в рукоделии. Женщина, которая не имела много постельного и столового белья, считалась плохой хозяйкой, вообще эта сторона жизни — и столовое, и постельное, и нательное белье — считалась одной из самых важных, белья должно было хватать на все случаи жизни: на свадьбы, крестины, приезды гостей, которые жили в домах месяцами.

В Европе в XIX в. были очень популярны различные издания и книги, посвященные домоводству, одна из самых известных таких книг — труд англичанина Томаса Хопа «Убранство жилого дома», выпущенная в 1807 г. Эта книга стала настольной у женщин не только в Англии, но и Франции, Австрии, Швейцарии, России.

К ХХ в., с его развитием промышленности и увеличением населения, постельное белье с ручной вышивкой стало уделом немногих. Красивого постельного белья стало не хватать, потому что люди не желали спать на обыкновенной «голой» простыне. Такие «голые» простыни и пододеяльники безо всякого украшения вошли в обиход только в советское время. В это время с бельем вообще было плохо.

Увеличению количества красивого белья помогло развитие текстильных технологий, в частности, изобретение машинной вышивки. Стоимость белья значительно снизилась, количество, соответственно, увеличилось. А дальше… Дальше все пошло семимильными шагами. Был нарушен стереотип столетий, что белье должно быть только белым. Появилось сначала белье пастельных тонов, а потом и цветное — где-то к 1960-м гг., вариант белого аристократического белья т.е. классический немного отходит назад.

Пока еще цветной рисунок идет на белом фоне, но и это было уже смелым. Лишь к концу ХХ в. появляется белье, цветное на всей своей «протяженности». Поначалу этого примитивного, но страшно модного цветного белья в СССР не было и в помине. Жалкие потуги советской промышленности были способны лишь на мелкий ромб и цветочек.

Менялся покрой пододеяльника и наволочек. В разных странах придумывали что-то новое, что-то свое. Особо отличилась Америка, в которой удобство и новизна всегда ценились выше традиций. Только там могло прийти в голову придумать простынь на резинке и одноразовое белье из нетканых материалов. Первое прижилось, особенно в отельном бизнесе и в качестве нижней простыни-наматрасника, а вот второго мир не принял. Если только в поездах в некоторых странах.

В 1990-е года в республиках бывшего СССР из-за всеобщей нехватки появились не только конфеты из сои, но и белье из синтетики. Оно было дешевым и ярким, как раз таким, какое было необходимо истосковавшемуся по дефициту бывшему советскому человеку.