«Черный рынок» в СССР


О.БУЛАНОВА

Бытовая техника и автомобили, ювелирные изделия и косметика, деликатесные продукты питания и хоть сколько-нибудь приемлемая одежда, даже обыкновенная туалетная бумага — тысячи этих и других товаров очень трудно, почти невозможно было купить в магазине во времена СССР.

Бороться с дефицитом указами и постановлениями не получалось. И тогда самые предприимчивые граждане попытались взять дело в свои руки.

Ведь СССР с момента своего создания был огражден от остального мира «железным занавесом», так что экономические отношения, в нем существовавшие, значительно отличались от зарубежных стран. Разбогатеть в СССР можно было, только нарушая закон. Например, заняв свою нишу на активно работающем «черном рынке».

Разумеется, «черный рынок» — это не какое-то конкретное, но тайное место, где можно было пойти и купить дефицит. Так называли целую систему теневой торговли. По оценкам экспертов, в 70-е через нелегальный рынок проходило 20-30% всех потребительских товаров.

Все это время высшее руководство страны просто закрывало глаза на функционирование «черного рынка». Борьба с этим «отрицательным» явлением велась больше всего на бумаге. Иногда, исключительно для народа организовывались показательные суды пойманных спекулянтов. Ни для кого не было секретом, что советская экономика не стремилась удовлетворять нужды людей, поэтому самые нужные товары люди приобретали, минуя магазины или с черного хода тех же магазинов.

Советское руководство было озабочено индустриализацией. Чиновники считали станки, домны, машины, ракеты и механизмы, а население призывали к патриотизму и осознанию необходимости защиты от агрессии всего мира против первого социалистического государства. А по-простому, руководству страны была совершенно безразлична жизнь своих граждан. Вся правоохранительная и судебная системы государства жестко контролировали работу оборонных предприятий и колхозов. Поэтому и хищений там было мало — по сравнению с остальными предприятиями, заводами, фабриками и т.д.; именно их неучтенная продукция прямиком поступала на «черный рынок».

Хотя высказывалась и другая мысль: что тотальный дефицит самых необходимых вещей в СССР был следствием вовсе не безразличности властей. Со стороны властей все делалось вполне сознательно: когда человек озабочен отсутствием элементарной туалетной бумаги, банальной колбасы и приличной одежды, не говоря уже о других вещах, и все свое время и силы тратит на их поиски, ему просто не до того, чтобы сесть и подумать, а так ли уж счастливо он живет в государстве победивших рабочих и крестьян, где ему каждый день по сто раз в день обещают золотые горы: нужно лишь немного потерпеть.

С целью увеличения прибыли на краденую продукцию часто наклеивали иностранные ярлыки и успешно реализовывали. На «черном рынке» вращались огромные денежные средства. Подпольные миллионеры старались не афишировать свое богатство, следовательно, оно складывалось в «кубышки». Выявлять этих королей теневого бизнеса было очень трудно.

Во времена Горбачева был озвучен уровень оборота «черного рынка» — около 10 млрд. руб. (астрономическая сумма для того времени). Решено было хотя бы частично вывести «черный рынок» из тени. Появились кооперативы. Они выплачивали налоги и вели открытую бухгалтерию. Но судьба их складывалась очень трудно. Вот для примера нашумевшая в свое время история одного из смелых предпринимателей, решившего создать собственный бизнес.

В 1989 г. А.Тарасов открыл в Москве брачное агентство. За несколько дней работы агентство получило около 100 тыс. руб. прибыли (для сравнения: средняя зарплата в то время составляла 120 руб. в месяц!). Удачливого бизнесмена обвинили в спекуляции. Конечно, в таких условиях никто из предпринимателей не спешил выходить из тени. Таким был и близкий друг Тарасова, которого можно было смело назвать «королем мебели».

Он рассказывал Тарасову о том, как сумел быстро нажить огромное богатство, используя простую схему. При поступлении новой мебели в магазин он выбирал самый ходовой и дорогой гарнитур и гвоздем наносил царапину на боковину. Комиссия уценивала этот товар, а умелый мастер по его просьбе заделывал царапину. Покупатель — радостный, что наконец-то дошла его очередь на покупку такой желаемой мебели, — платил за товар полную цену, да еще и умудрялся дать взятку «находчивому» продавцу.

Но Тарасов все же решил еще раз попробовать начать легальный бизнес. В Доме быта он открыл мастерскую по ремонту импортной техники. Нанял двух талантливых инженеров, которые оказались единственными в Москве, умеющими ремонтировать «японцев». Они использовали советские транзисторы для ремонта японских телевизоров, магнитофонов и иной техники.

Но Тарасову снова не повезло: его компанию обвинили в воровстве импортных запчастей. Спасло фирму то, что в книге отзывов были только благодарности. Но скандал, вышедший на уровень высшего руководства страны, разразился после того, как Тарасов разделил прибыль компании 10 млн. руб. между сотрудниками. Над предпринимателем нависла угроза ареста, но фирма продолжила работу.

Через два года прибыль фирмы Тарасова составляла уже 100 млн. руб. (для сравнения: «Мерседес», полностью укомплектованный, стоил в то время 12 тыс.). Когда сотрудниками компании были перечислены партийные взносы в размере 90 тыс. руб., в фирму пришли представители не только всех правоохранительных структур, но и силовых.

Горбачев был возмущен, что Тарасов показал преимущество частной организации перед государственной. Руководитель страны, который сам санкционировал создание частных предприятий, открыто призывал к наказанию «толстосумов». Тарасова спасло обращение к народной аудитории через телепрограмму «Взгляд», в которой он предложил, что если следствие докажет его вину, то он готов на расстрел на Красной площади. Его поступок стал известен не только в России, но и за рубежом. Нападки на Тарасова прекратились.

Во время прихода к власти Ельцина Тарасов вошел в его команду и постоянно продвигал в общество мысль: стране нужен открытый свободный рынок товаров и услуг. Он неоднократно напоминал сомневающимся, что в истории России был период, когда большевики ввели НЭП, чтобы дать экономике стимул к развитию. Результатом этого дальновидного решения стал расцвет частной торговли, заработало множество артелей и кооперативов. И этот шаг вполне себя оправдал — поднялись с колен государственные организации и государственная торговля. Страна стала на путь индустриализации.

Самым интересным и малоизвестным фактом является то, что при Сталине частный бизнес не был уничтожен, а довольно хорошо преуспевал. Например, в одном из отчетов военного периода, где перечислялись произведенные боеприпасы, исполнителем государственного заказа оказалась артель (артель в то время — это небольшие объединения людей для налаживания производства). Есть данные, что в начале 50-х около 6% валового продукта приносились именно частными предпринимателями. Кстати, самые первые телевизоры и радиолы были выпущены небольшими артелями.

Государство не сильно контролировало работу частных организаций, условие было только одно: стоимость их продукции не должна превышать стоимость аналогичной государственной более чем на 10%. В условиях разрешенной деятельности и жестоких репрессий «черный рынок» при Сталине в СССР отсутствовал.

При Хрущеве «черный рынок» сформировался очень быстро. В конце 50-х в СССР потянулся набирающий силу поток туристов, да и советских граждан стали понемногу выпускать за границу. Это, правда, касалось только самых благонадежных, да и разрешались поездки лишь в дружественные страны типа Болгарии. В исключительных случаях или по государственному делу советского человека после соответствующей проверки могли выпустить и в капстрану.

Это было время вступления СССР в различные международные организации, что в разы увеличило число советских спортсменов, ученых и деятелей искусств, побывавших «за бугром». А в Москве и других крупных городах появились иностранные студенты, специалисты и просто туристы. Особенно яркое впечатление произвел на советских людей фестиваль молодежи и студентов, состоявшийся в Москве в 1957 г. После него «железный занавес», за которым находился СССР, как будто слегка приподнялся.

Это было не слишком мудро со стороны советского руководства, ведь качество жизни народа было значительно ниже мировых образцов. В основном Хрущев и его окружение кормили жителей Страны Советов обещаниями построить к 1980 г. коммунизм.

А тут иностранцы в яркой и удобной одежде, улыбающиеся и беззаботные… Разнообразный парфюм вместо «Красной Москвы», изысканные сигареты вместо «Беломора», джинсы вместо штанов, разные симпатичные и такие желанные мелочи…

Вместе с гостями из-за рубежа в СССР проникали пластинки с модной музыкой, журналы мод и рассказы о том, как живут за границей. Рассказы эти подтверждались впечатлениями тех, кто имел возможность хоть раз выехать из страны. Яхты, виллы, диковинные автомобили, шикарные рестораны: все это было доступно там и почти недостижимо здесь.

Именно тогда появилась новая ветвь «черного рынка» — фарцовка. В сеть фарцовки входили все сотрудники гостиниц, многочисленные торговцы и работники ресторанов и баров. Они выторговывали у иностранцев вещи и отдавали перекупщикам. Власть закрывала глаза на деятельность спекулянтов: борьба шла только на словах.

При разрешении первой волны эмиграции советских евреев на ПМЖ за границу многим потребовалось вывозить за рубеж ценности, на которые уезжающие планировали хотя бы первое время прожить за рубежом. Валютные операции были запрещены. Драгоценности также не разрешали вывозить. Оставался антиквариат, в частности, иконы. Их разрешалось вывозить каждому выезжающему еврею не более пяти единиц.

Один из частных антикваров рассказывал, как в то время покупал старинные ценные изделия и иконы у спекулянтов. «Черный рынок» разрастался с огромной скоростью. Настоящие старинные вещи, включая иконы, не находились на прилавках магазинов, их передавали из рук в руки — в многочисленных чиновничьих кабинетах и на частных встречах с антикварами. Благодаря личным связям с власть предержащими многим антикварам удавалось уходить от наказания за спекуляцию.

По неписаным законам экономики «черный рынок» возникает и процветает тогда, когда государство накладывает ограничения на торговлю товарами. Хотя работа в теневой экономике являлась очень рискованной, но количество получаемой прибыли провоцировало на нарушение законов.

По материалам сайтов zagadki-istorii.ru и tainy.net